По ком звонит колокол

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Амери­канец Роберт Джордан, добро­вольно участ­ву­ющий в граж­дан­ской войне в Испании на стороне респуб­ли­канцев, полу­чает задание из центра — взорвать перед наступ­ле­нием мост. Несколько дней до наступ­ления он должен провести в распо­ло­жении парти­зан­ского отряда некоего Пабло. О Пабло говорят, что в начале войны он был очень смел и убил фаши­стов больше, чем бубонная чума, а потом разбо­гател и теперь с удоволь­ствием ушел бы на покой. Пабло отка­зы­ва­ется участ­во­вать в этом деле, сулящем отряду одни непри­ят­ности, но Джор­дана неожи­данно поддер­жи­вает пяти­де­ся­ти­летняя Пилар, жена Пабло, которая поль­зу­ется у партизан неиз­ме­римо большим уваже­нием, чем муж. Тот, кто ищет безопас­ности, теряет все, говорит она. Ее едино­гласно изби­рают коман­диром отряда.

Пилар — ярая респуб­ли­канка, она предана народ­ному делу и никогда не свернет с выбран­ного пути. В этой сильной, мудрой женщине таятся многие таланты, обла­дает она и даром ясно­ви­дения: в первый же вечер, посмотрев на руку Роберта, она поняла, что тот завер­шает свой жизненный путь. И тогда же увидела, что между Робертом и девушкой Марией, прибив­шейся к отряду после того, как фашисты убили её роди­телей, а её саму изна­си­ло­вали, вспых­нуло яркое, редкое по силе чувство. Она не препят­ствует развитию их любовных отно­шений, а зная, как мало оста­лось времени, сама подтал­ки­вает их друг к другу. Все время, что Мария провела с отрядом, Пилар испод­воль враче­вала ей душу, и теперь мудрая испанка пони­мает: только чистая, насто­ящая любовь исцелит девушку. В первую же ночь Мария приходит к Роберту.

На следу­ющий день Роберт, поручив старику Ансельмо наблю­дать за дорогой, а Рафаэлю — следить за сменой часовых у моста, отправ­ля­ется вместе с Пилар и Марией к Эль Сордо, коман­диру сосед­него парти­зан­ского отряда. По дороге Пилар расска­зы­вает, как начи­на­лась рево­люция в маленьком испан­ском городке, на их с Пабло родине, и как народ распра­вился там с мест­ными фаши­стами. Люди встали в две шеренги — одна напротив другой, взяли в руки цепы и дубинки и прогнали фаши­стов сквозь строй. Так дела­лось специ­ально: чтобы каждый нес свою долю ответ­ствен­ности. Всех забили до смерти — даже тех, кто слыл хорошим чело­веком, — а потом сбро­сили с обрыва в реку. Все умирали по-разному: кто принимал смерть с досто­ин­ством, а кто скулил и просил пощады. Священ­ника убили прямо во время молитвы. Да, видимо, Бога в Испании отме­нили, взды­хает Пилар, потому что, если бы он был, разве допу­стил бы эту брато­убий­ственную войну? Теперь некому прощать людей — ведь нет ни Бога, ни Сына Божия, ни Духа Святого.

Рассказ Пилар пробуж­дает в Роберте Джор­дане собственные мысли и воспо­ми­нания. В том, что он сейчас воюет в Испании, нет ничего удиви­тель­ного. С Испа­нией связаны его профессия (он препо­дает испан­ский в универ­си­тете) и служба; он часто бывал здесь до войны, любит народ Испании, и ему совсем не все равно, как сложится судьба этого народа. Джордан не красный, но от фаши­стов добра ждать не прихо­дится. Значит, надо эту войну выиг­рать. А потом он напишет обо всем книгу и тогда осво­бо­дится наконец от того ужаса, который сопро­вож­дает любые войны.

Роберт Джордан пред­по­ла­гает, что при подго­товке к взрыву моста он может погиб­нуть: в его распо­ря­жении слишком мало людей — семеро у Пабло и столько же у Эль Сордо, а дел полно: надо снимать посты, прикры­вать дорогу и т. д. И надо же такому случиться, что именно здесь он встретил свою первую насто­ящую любовь. Может, это все, что он еще может взять от жизни? Или это вообще вся его жизнь и вместо семи­де­сяти лет она будет длиться семь­десят часов? Трое суток. Впрочем, горе­вать тут нечего: за семь­десят часов можно прожить более полную жизнь, чем за семь­десят лет.

Когда Роберт Джордан, Пилар и Мария, получив согласие Эль Сордо достать лошадей и принять участие в операции, возвра­ща­ются в лагерь, неожи­данно начи­нает идти снег. Он валит и валит, и это необычное для конца мая явление может погу­бить все дело. К тому же Пабло все время пьет, и Джордан боится, что этот нена­дежный человек может здорово навре­дить.

Эль Сордо раздобыл, как и обещал, лошадей на случай отступ­ления после диверсии, но из-за выпав­шего снега фашист­ский разъезд заме­чает следы партизан и лошадей, ведущие в лагерь Эль Сордо. Джордан и бойцы из отряда Пабло слышат отзвуки боя, но вмешаться не могут: тогда может сорваться вся операция, так необ­хо­димая для успеш­ного наступ­ления. Весь отряд Эль Сордо поги­бает, фашист­ский лейте­нант, обходя холм, усеянный трупами партизан и солдат, осеняет себя крестом и мысленно произ­носит то, что можно часто услы­шать и в респуб­ли­кан­ском лагере: какая гнусная вещь война!

На этом неудачи не закан­чи­ва­ются. В ночь перед наступ­ле­нием из лагеря сбегает Пабло, прихватив с собой ящик со взры­ва­телем и бикфордов шнур — важные для диверсии вещи. Без них тоже можно упра­виться, но это сложнее, да и риску больше.

Старик Ансельмо докла­ды­вает Джор­дану о пере­дви­же­ниях на дороге: фашисты подтя­ги­вают технику. Джордан пишет подробное доне­сение коман­ду­ю­щему фронтом гене­ралу Гольцу, инфор­мируя того, что противник явно знает о гото­вя­щемся наступ­лении: то, на что рассчи­тывал Гольц — внезап­ность, теперь не срабо­тает. Пакет Гольцу согла­ша­ется доста­вить партизан Андрес. Если тот успеет пере­дать доне­сение до рассвета, Джордан не сомне­ва­ется, что наступ­ление пере­несут, а вместе с ним и дату взрыва моста. Но пока надо гото­виться...

В последнюю ночь, лежа рядом с Марией, Роберт Джордан как бы подводит итог своей жизни и приходит к выводу, что она прожита не зря. Смерти он не боится, страшит его только мысль: а вдруг он не выполнит свой долг надле­жащим образом. Джордан вспо­ми­нает деда — тот тоже участ­вовал в Граж­дан­ской войне, только в Америке — в войне между Севером и Югом. Наверное, она была так же страшна, как и эта. И видимо, прав Ансельмо, говоря, что те, кто сража­ется на стороне фаши­стов, — не фашисты, а такие же бедняки, как и люди в респуб­ли­кан­ских отрядах. Но лучше не думать обо всем этом, иначе пропадет злоба, а без нее не выпол­нить задания.

Наутро в отряд неожи­данно возвра­ща­ется Пабло, он привел с собой людей и лошадей. Сбросив под горячую руку в пропасть дето­натор Джор­дана, он вскоре почув­ствовал раска­яние и понял, что просто не в состо­янии оста­ваться один в безопас­ности, когда его былые това­рищи будут сражаться. Тогда он развил бешеную деятель­ность, всю ночь собирая по окрест­но­стям добро­вольцев на акцию против фаши­стов.

Не зная, добрался Андрес с доне­се­нием к Гольцу или нет, Джордан с парти­за­нами снима­ются с места и движутся через ущелье к реке. Решено оста­вить Марию с лошадьми, а остальным заняться — в случае начала наступ­ления — каждому своим делом. Джордан и старик Ансельмо спус­ка­ются к мосту и снимают часовых. Амери­канец уста­нав­ли­вает динамит у опор. Теперь, будет ли мост взорван, зависит только от того, начнется наступ­ление или нет.

А тем временем Андрес никак не может пробиться к Гольцу. Преодолев перво­на­чальные труд­ности при пере­ходе линии фронта, когда его чуть не подо­рвали гранатой, Андрес застре­вает на самом последнем этапе: его задер­жи­вает главный комиссар Интер­на­цио­нальных бригад. Война меняет не только таких, как Пабло. Комиссар за последнее время стал очень подо­зри­тельным, он наде­ется, что ему удастся, задержав этого чело­века из фашист­ского тыла, уличить Гольца в связях с врагом.

Когда Андрес в конце концов чудом доби­ра­ется до Гольца — уже поздно: наступ­ление отме­нить нельзя.

Мост взорван. При взрыве поги­бает старик Ансельмо. Те, кто уцелел, торо­пятся отойти. Во время отступ­ления снаряд разры­ва­ется рядом с лошадью Джор­дана, та падает и придав­ли­вает всад­ника. У Джор­дана сломана нога, и он пони­мает, что не может ехать с осталь­ными. Главное для него — убедить Марию оста­вить его. После того, что у них было, говорит девушке Джордан, они всегда будут вместе. Она увезет его с собой. Куда бы она ни поехала, он всегда будет с ней. Если уйдет она, уйдет и он — так она спасет его.

Остав­шись один, Джордан засты­вает перед пуле­метом, прива­лив­шись к стволу дерева. Мир — хорошее место, думает он, за него стоит драться. Прихо­дится убивать, если нужно, — только не надо любить убий­ство. А сейчас он попы­та­ется хорошо завер­шить свою жизнь — задер­жать здесь врага, хотя бы убить офицера. Это может решить многое.

И тут на поляну выез­жает офицер враже­ской армии...

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.643 ms