О дивный новый мир

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Действие этого романа-анти­утопии проис­ходит в вымыш­ленном Мировом Госу­дар­стве. Идет 632-й год эры стабиль­ности, Эры Форда. Форд, создавший в начале двадца­того века круп­нейшую в мире авто­мо­бильную компанию, почи­та­ется в Мировом Госу­дар­стве за Господа Бога. Его так и назы­вают — «Господь наш Форд». В госу­дар­стве этом правит техно­кратия. Дети здесь не рожда­ются — опло­до­тво­ренные искус­ственным способом яйце­клетки выра­щи­вают в специ­альных инку­ба­торах. Причем выра­щи­ва­ются они в разных усло­виях, поэтому полу­ча­ются совер­шенно разные особи — альфы, беты, гаммы, дельты и эпси­лоны. Альфы как бы люди первого сорта, работ­ники умствен­ного труда, эпси­лоны — люди низшеи касты, способные лишь к одно­об­раз­ному физи­че­скому труду. Сначала заро­дыши выдер­жи­ва­ются в опре­де­ленных усло­виях, потом они появ­ля­ются на свет из стек­лянных бутылей — это назы­ва­ется Раску­поркой. Младенцы воспи­ты­ва­ются по-разному. У каждой касты воспи­ты­ва­ется пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у каждой касты опре­де­лен­ного цвета. Например, альфы ходят в сером, гаммы — в зеленом, эпси­лоны — в черном.

Стан­дар­ти­зация обще­ства — главное в Мировом Госу­дар­стве. «Общность, Одина­ко­вость, Стабиль­ность» — вот девиз планеты. В этом мире все подчи­нено целе­со­об­раз­ности во благо циви­ли­зации. Детям во сне внушают истины, которые запи­сы­ва­ются у них в подсо­знании. И взрослый человек, стал­ки­ваясь с любой проблемой, тотчас вспо­ми­нает какой-то спаси­тельный рецепт, запом­ненный во младен­че­стве. Этот мир живет сего­дняшним днем, забыв об истории чело­ве­че­ства. «История — сплошная чушь». Эмоции, страсти — это то, что может лишь поме­шать чело­веку. В дофор­дов­ском мире у каждого были роди­тели, отчий дом, но это не прино­сило людям ничего, кроме лишних стра­даний. А теперь — «Каждый принад­лежит всем остальным». Зачем любовь, к чему пере­жи­вания и драмы? Поэтому детей с самого раннего возраста приучают к эроти­че­ским играм, учат видеть в суще­стве проти­во­по­лож­ного пола парт­нера по насла­жде­ниям. И жела­тельно, чтобы эти парт­неры меня­лись как можно чаще, — ведь каждый принад­лежит всем остальным. Здесь нет искус­ства, есть только инду­стрия развле­чении. Синте­ти­че­ская музыка, элек­тронный гольф, «сино­ощу­щалки — фильмы с прими­тивным сюжетом, смотря которые ты действи­тельно ощущаешь то, что проис­ходит на экране. А если у тебя почему-то испор­ти­лось настро­ение — это легко испра­вить, надо принять лишь один-два грамма сомы, легкого нарко­тика, который немед­ленно тебя успо­коит и разве­селит. «Сомы грамм — и нету драм».

Бернард Маркс — пред­ста­ви­тель высшего класса, альфа-плюсовик. Но он отли­ча­ется от своих собра­тьев. Чересчур задумчив, мелан­хо­личен, даже роман­тичен. Хил, тщедушен и не любит спор­тивных игр. Ходят слухи, что ему в инку­ба­торе для заро­дышей случайно впрыс­нули спирт вместо крове­за­ме­ни­теля, поэтому он и полу­чился таким странным.

Линайна Краун — девушка-бета. Она хоро­шенькая, стройная, сексу­альная (про таких говорят «пнев­ма­тичная»), Бернард ей приятен, хотя многое в его пове­дении ей непо­нятно. Например, её смешит, что он смуща­ется, когда она в присут­ствии других обсуж­дает с ним планы их пред­сто­ящей увесе­ли­тельной поездки. Но поехать с ним в Нью-Мексико, в запо­ведник, ей очень хочется, тем более что разре­шение попасть туда полу­чить не так-то просто.

Бернард и Линайна отправ­ля­ются в запо­ведник, туда, где дикие люди живут так, как жило все чело­ве­че­ство до Эры Форда. Они не вкусили благ циви­ли­зации, они рожда­ются от насто­ящих роди­телей, любят, стра­дают, наде­ются. В индей­ском селении Маль­па­раисо Бернард и Линайна встре­чают стран­ного дикаря — он непохож на других индейцев, белокур и говорит на англий­ском — правда, на каком-то древнем. Потом выяс­ня­ется, что в запо­вед­нике Джон нашел книгу, это оказался том Шекс­пира, и выучил его почти наизусть.

Оказа­лось, что много лет назад молодой человек Томас и девушка Линда поехали на экскурсию в запо­ведник. Нача­лась гроза. Томас сумел вернуться назад — в циви­ли­зо­ванный мир, а девушку не нашли и решили, что она погибла. Но девушка выжила и оказа­лась в индей­ском поселке. Там она и родила ребенка, а забе­ре­ме­нела она еще в циви­ли­зо­ванном мире. Поэтому и не хотела возвра­щаться назад, ведь нет позора страшнее, чем стать матерью. В поселке она пристра­сти­лась к мескалю, индей­ской водке, потому что у нее не было сомы, которая помо­гает забы­вать все проблемы; индейцы её прези­рали — она, по их поня­тиям, вела себя развратно и легко сходи­лась с мужчи­нами, ведь её учили, что сово­куп­ление, или, по-фордовски, взаи­мо­поль­зо­вание, — это всего лишь насла­ждение, доступное всем.

Бернард решает привезти Джона и Линду в Заоградныи мир. Линда всем внушает отвра­щение и ужас, а Джон, или Дикарь, как стали его назы­вать, стано­вится модной дико­виной. Бернарду пору­чают знако­мить Дикаря с благами циви­ли­зации, которые его не пора­жают. Он посто­янно цити­рует Шекс­пира, который расска­зы­вает о вещах более удиви­тельных. Но он влюб­ля­ется в Линайну и видит в ней прекрасную Джульетту. Линайне льстит внимание Дикаря, но она никак не может понять, почему, когда она пред­ла­гает ему заняться «взаи­мо­поль­зо­ва­нием», он приходит в ярость и назы­вает её блуд­ницей.

Бросить вызов циви­ли­зации Дикарь реша­ется после того, как видит умира­ющую в боль­нице Линду. Для него это — трагедия, но в циви­ли­зо­ванном мире к смерти отно­сятся спокойно, как к есте­ствен­ному физио­ло­ги­че­скому процессу. Дeтeй c сaмoгo рaннeгo вoзpaстa водят в палаты к умира­ющим на экскурсии, развле­кают их там, кормят сладо­стями — все для того, чтобы ребенок не боялся смерти и не видел в ней стра­дания. После смерти Линды Дикарь приходит к пункту раздачи сомы и начи­нает яростно убеж­дать всех отка­заться от нарко­тика, который зату­ма­ни­вает им мозги. Панику едва удается оста­но­вить, напу­стив на очередь пары сомы. А Дикаря, Бернарда и его друга Гельм­гольца вызы­вают к одному из десяти Глав­но­упра­ви­телей, его фордей­ше­ству Мустафе Монду.

Он и разъ­яс­няет Дикарю, что в новом мире пожерт­во­вали искус­ством, подлинной наукой, стра­стями ради того, чтобы создать стабильное и благо­по­лучное обще­ство. Мустафа Монд расска­зы­вает о том, что в юности он сам слишком увлекся наукой, и тогда ему пред­ло­жили выбор между ссылкой на далекий остров, где соби­рают всех инако­мыс­лящих, и долж­но­стью Глав­но­упра­ви­теля. Он выбрал второе и встал на защиту стабиль­ности и порядка, хотя сам прекрасно пони­мает, чему он служит. «Не хочу я удобств, — отве­чает Дикарь. — Я хочу Бога, поэзию, насто­ящую опас­ность, хочу свободу, и добро, и грех». Гельм­гольцу Мустафа тоже пред­ла­гает ссылку, добавляя, правда, при этом, что на островах соби­ра­ются самые инте­ресные люди на свете, те, кого не удовле­тво­ряет право­вер­ность, те, у кого есть само­сто­я­тельные взгляды. Дикарь тоже просится на остров, но его Мустафа Монд не отпус­кает, объясняя это тем, что хочет продол­жить экспе­ри­мент.

И тогда Дикарь сам уходит от циви­ли­зо­ван­ного мира. Он решает посе­литься на старом забро­шенном авиа­маяке. На последние деньги он поку­пает самое необ­хо­димое — одеяла, спички, гвозди, семена и наме­ре­ва­ется жить вдали от мира, выра­щивая свой хлеб и молясь — Иисусу ли, индей­скому ли богу Пуконгу, своему ли завет­ному храни­телю орлу. Но как-то раз кто-то, случайно проез­жавший мимо, видит на склоне холма страстно бичу­ю­щего себя полу­го­лого Дикаря. И снова набе­гает толпа любо­пытных, для которых Дикарь — лишь забавное и непо­нятное суще­ство. «Хотим би-ча! Хотим би-ча!» — скан­ди­рует толпа. И тут Дикарь, заметив в толпе Линайну, с криком «Распут­ница» броса­ется с бичом на нее.

На следу­ющий день пара молодых лондонцев приез­жает к маяку, но, войдя внутрь, они видят, что Дикарь пове­сился.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.371 ms