Девяносто третий год

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

В последних числах мая солдаты и марки­тантка париж­ского бата­льона «Красная шапка» наты­ка­ются в Содрей­ском лесу на бретон­скую крестьянку с тремя детьми — грудной девочкой и двумя маль­чи­ками чуть постарше. У Мишель Флешар убили мужа и сожгли хижину — остав­шись без куска хлеба, несчастная бредет куда глаза глядят. По пред­ло­жению сержанта Радуба бата­льон усынов­ляет Жоржетту, Рене-Жана и Гро-Алена. 1 июня из Англии отплы­вает военный фрегат «Клеймор», замас­ки­ро­ванный под торговое судно: ему пред­стоит доста­вить во Францию пасса­жира — высо­кого старика в крестьян­ской одежде и с осанкой принца. В пути проис­ходит несча­стье: один из кано­ниров плохо закрепил пушку, огромная махина срыва­ется, и повре­жденный корабль теряет управ­ление. Опло­шавший канонир пыта­ется испра­вить дело — в реша­ющий момент вели­че­ственный старик, рискуя жизнью, бросает под колеса мешок с фаль­ши­выми ассиг­на­циями, и пушку водво­ряют на место. Капитан обра­ща­ется за распо­ря­же­ниями к старику: тот награж­дает кано­нира крестом Святого Людо­вика, а затем прика­зы­вает расстре­лять его. Поте­рявший драго­ценное время фрегат гибнет в неравном бою с фран­цуз­ской эскадрой, но перед этим роялисты неза­метно спус­кают шлюпку, чтобы спасти старика — буду­щего вождя мятежной Вандеи. Один из матросов вызы­ва­ется сопро­вож­дать его: когда же они оста­ются вдвоем, выни­мает пистолет — убитый канонир был его братом. Старик хлад­но­кровно пояс­няет, что виновный всего лишь получил по заслугам. Если матрос не боится вечного проклятия, пусть мстит — тогда его родную Бретань захватят крово­жадные безбож­ники-респуб­ли­канцы. Перед железной логикой этих аргу­ментов Галь­мало устоять не может — встав на колени, он умоляет о прощении и клянется в верности «монсе­ньеру». Старик пору­чает ему опове­стить всех привер­женцев веры и короля, что сборным пунктом назна­ча­ется замок Тург. Галь­мало радостно кивает: это владения его сеньора, маркиза де Ланте­нака, он там вырос и в детстве часто лазал в подземный ход, о котором никто не знает... Старик преры­вает матроса: в Турге нет ничего подоб­ного, это обычные россказни местных крестьян. Выса­див­шись на берег, аристо­крат и матрос расста­ются: Галь­мало отправ­ля­ется с пору­че­нием, а старик идет к ближайшей деревне. Дорогу ему преграж­дает нищий — госпо­дину маркизу нельзя туда идти, за его голову назна­чена награда. Добрый Тель­марш укры­вает Ланте­нака в собственной лачуге, поскольку ему претит мысль о преда­тель­стве. Наутро маркиз видит распо­ря­жение о своем расстреле, подпи­санное коман­диром экспе­ди­ци­он­ного корпуса Говеном — это имя произ­водит на старика силь­нейшее впечат­ление. Внезапно со всех сторон, словно из-под земли, возни­кают люди — бретонцы, узнав о появ­лении вождя, рину­лись к месту его высадки и уничто­жили стоявший в деревне респуб­ли­кан­ский отряд. Лантенак прика­зы­вает расстре­лять пленных, не сделав исклю­чения и для двух женщин. Ему сооб­щают о трех ребя­тишках: он велит взять их с собой — дальше будет видно, что с ними делать. А Тель­марш подби­рает одну из расстре­лянных женщин: этой кормящей матери повезло — пуля всего лишь пере­била ей ключицу.

Европа воюет с Фран­цией, а Франция воюет с Парижем. Город дышит рево­лю­цией — здесь даже улыба­ются геро­и­чески, а маленькие дети лепечут «са ira». В трибунах и пропо­вед­никах нет недо­статка; среди них выде­ля­ется бывший священник Симурден — человек свирепой правед­ности и пуга­ющей чистоты. У него есть только одна привя­зан­ность: в молодые годы он был настав­ником малень­кого виконта, кото­рого полюбил всей душой. Когда мальчик вырос, воспи­та­телю пока­зали на дверь, и он потерял своего ученика из вида. Затем грянула великая буря: Симурден, отрек­шись от сана, целиком посвятил себя делу восстав­шего народа — в 93 году он стано­вится одним из самых влия­тельных членов Еписко­пата, который, наряду с Конвентом и Коммуной, обла­дает всей полнотой власти в рево­лю­ци­онной столице. 28 июня в кабачке на улице Павлина проис­ходит тайное сове­щание: за столом сидят прили­занный молодой человек в небесно-голубом фраке, крас­но­лицый гигант с львиной гривой волос и отвра­ти­тельный карлик в женской вязаной кофте — Робес­пьер, Дантон и Марат. Вожди ссорятся: Робес­пьер считает, что главная опас­ность исходит от Вандеи, Дантон утвер­ждает, что нет ничего страшнее внеш­него врага, а Марат жаждет дикта­туры — рево­люцию погубит разно­го­ло­сица мнений. Появ­ление Симур­дена преры­вает спор. Бывший священник прини­мает сторону Робес­пьера: если не заду­шить вандей­ский мятеж, зараза распро­стра­нится по всей стране. маркиз де Лантенак прекрасно знает, что нужно делать — ему доста­точно отво­е­вать небольшой плац­дарм на побе­режье, и во Францию выса­дятся англий­ские войска. Робес­пьер, мгно­венно оценив досто­ин­ства Симур­дена, назна­чает его упол­но­мо­ченным Конвента в Вандею — он будет состоять при молодом коман­дире, который обла­дает боль­шими воин­скими талан­тами, но отли­ча­ется излишней снис­хо­ди­тель­но­стью к пленным. Этот юноша из бывших дворян, и зовут его Говен. Услышав это имя, Симурден блед­неет, но от пору­чения не отка­зы­ва­ется. От взора Марата не усколь­зает ничто: по его насто­янию Конвент уже на следу­ющий день прини­мает указ о том, что любой командир, отпу­стивший захва­чен­ного с оружием в руках врага, должен быть обез­главлен на гильо­тине.

В начале июля незна­комый всадник оста­нав­ли­ва­ется на посто­ялом дворе, непо­да­леку от бретон­ского города Доля. Хозяин сове­тует путе­ше­ствен­нику обогнуть Доль стороной: там дерутся, причем схлест­ну­лись двое бывших — маркиз де Ланте­наки виконт де Говен. Они к тому же родствен­ники — Говен прихо­дится Ланте­наку внучатым племян­ником. Пока моло­дому респуб­ли­канцу везет больше — он теснит старого роялиста, не давая закре­питься на побе­режье. Возможно, все сложи­лось бы иначе, если бы маркиз не приказал расстре­лять женщину — мать троих детей. Ребя­тишек он забрал с собой, и уцелевшие солдаты бата­льона «Красная шапка» сража­ются теперь с таким остер­ве­не­нием, что натиска их не выдер­жи­вает никто. Побла­го­дарив трак­тир­щика, незна­комец скачет в Доль и, попав в самую гущу сражения, прини­мает на себя удар сабли, пред­на­зна­ченный Говену. Растро­ганный юноша узнает люби­мого учителя. Симурден также не может скрыть своих чувств: его милый мальчик стал мужчиной и превра­тился в подлин­ного ангела Рево­люции. Оба страстно желают, чтобы Респуб­лика востор­же­ство­вала, но вопло­щают собой два полюса истины: Симурден стоит за респуб­лику террора, а Говен — за респуб­лику мило­сердия. Однако по отно­шению к Ланте­наку юноша настроен столь же непри­ми­римо, как и его бывший наставник: в отличие от неве­же­ственных крестьян маркиз действует вполне осознанно, и ему пощады не будет. Через несколько недель с вандей­ским мятежом почти покон­чено — крестьяне разбе­га­ются, не в силах проти­во­стоять регу­лярным войскам. В один из авгу­стов­ских дней начи­на­ется осада замка Тург, где укрылся Лантенак с несколь­кими сорат­ни­ками. Поло­жение маркиза безна­дежно, и Симурден с нетер­пе­нием ждет прибытия гильо­тины из Парижа. Но в замке нахо­дятся трое ребя­тишек Мишель флешар: их поме­щают на втором этаже башни, в библио­теке с массивной железной дверью, а на первом и третьем этажах скла­ды­вают горючие мате­риалы. Затем осажденные предъ­яв­ляют ульти­матум: если им не дадут свободно уйти, дети-залож­ники погибнут. Говен посы­лает за лест­ницей в ближайшую деревню, а Симурден готов отпу­стить всех мятеж­ников, кроме Ланте­нака. Вандейцы, с презре­нием отвергнув эти условия, прини­мают безна­дежный бой. Когда они испо­ве­ду­ются, гото­вясь к неми­ну­емой смерти, камень в стене отходит в сторону — подземный ход действи­тельно суще­ствует, и Галь­мало подо­спел вовремя. Свирепый Иманус вызы­ва­ется задер­жать атаку­ющих на четверть часа — этого доста­точно для отхода. Сержант Радуб первым врыва­ется в замок, но агони­зи­ру­ющий вандеец успе­вает поджечь фитиль. Респуб­ли­канцы в бессильной ярости наблю­дают за пожаром. Лантенак ускользнул, а дети неиз­бежно погибнут: железную дверь невоз­можно взло­мать, и на второй этаж нельзя забраться без лест­ницы — её сожгли крестьяне, устро­ившие засаду для гильо­тины, которая добра­лась до замка благо­по­лучно. Самый страшный момент насту­пает, когда обре­ченных детей видит мать — пере­жившая расстрел Мишель Флешар отыс­кала наконец Жоржетту, Рене-Жана и Гро-Алена. Услышав её звериный крик, Лантенак возвра­ща­ется через подземный ход к железной двери, отпи­рает её ключом и исче­зает в клубах пламени — вслед за тем с грохотом рушатся полы. Старик спасает ребя­тишек, восполь­зо­вав­шись лест­ницей,, которая была в библио­теке, а затем спус­ка­ется сам — прямо в руки Симур­дена. Маркиза ждет военный суд (чистая формаль­ность), а затем гильо­тина. Ночью Говен отпус­кает Ланте­нака: чистый юноша не может допу­стить, чтобы Респуб­лика запят­нала себя, ответив казнью на акт вели­кого само­по­жерт­во­вания. Моло­дого коман­дира предают суду: голос Симур­дена оказы­ва­ется реша­ющим, и он без коле­бания приго­ва­ри­вает юношу к смерти. Когда голова Говена падает под ударом ножа гильо­тины, разда­ется выстрел — Симурден исполнил свой ужасный долг, но жить после этого не может.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.906 ms