Жизнь и судьба

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Старый комму­нист Михаил Мостов­ской, взятый в плен на окраине Сталин­града, привезен в конц­ла­герь в Западной Германии. Он засы­пает под молитву итальян­ского священ­ника Гарди, спорит с толстовцем Икон­ни­ковым, видит нена­висть к себе мень­ше­вика Черне­цова и сильную волю «власти­теля дум» майора Ершова.

Полит­ра­ботник Крымов послан в Сталин­град, в армию Чуйкова. Он должен разо­брать спорное дело между коман­диром и комис­саром стрел­ко­вого полка. Прибыв в полк, Крымов узнает, что и командир, и комиссар погибли под бомбежкой. Вскоре Крымов и сам прини­мает участие в ночном бою.

Москов­ский ученый-физик Виктор Павлович Штрум с семьей нахо­дится в эваку­ации в Казани. Теща Штрума Алек­сандра Влади­ми­ровна и в горе войны сохра­нила душевную моло­дость: она инте­ре­су­ется исто­рией Казани, улицами и музеями, повсе­дневной жизнью людей. Жена Штрума Людмила считает этот интерес своей матери стар­че­ским эгоизмом. Людмила не имеет изве­стий с фронта от Толи, сына от первого брака. Ее печалит кате­го­ричный, одинокий и тяжелый характер дочери-стар­ше­класс­ницы Нади. Сестра Людмилы Женя Шапош­ни­кова оказа­лась в Куйбы­шеве. Племянник Сережа Шапош­ников — на фронте. Мать Штрума Анна Семе­новна оста­лась в занятом немцами укра­ин­ском городке, и Штрум пони­мает, что у нее, еврейки, мало шансов остаться в живых. Настро­ение у него тяжелое, он обви­няет жену в том, что из-за ее суро­вого харак­тера Анна Семе­новна не могла жить с ними в Москве. Един­ственный человек, смяг­ча­ющий тяжелую атмо­сферу в семье, — подруга Людмилы, застен­чивая, добрая и чуткая Марья Ивановна Соко­лова, жена коллеги и друга Штрума.

Штрум полу­чает прощальное письмо от матери. Анна Семе­новна расска­зы­вает, какие унижения ей пришлось пере­жить в городе, где она прожила двадцать лет, работая врачом-окули­стом. Люди, которых она давно знала, пора­зили ее. Соседка спокойно потре­бо­вала осво­бо­дить комнату и выбро­сила ее вещи. Старый педагог пере­стал с ней здоро­ваться. Но зато бывший пациент, кото­рого она считала угрюмым и мрачным чело­веком, помо­гает ей, принося продукты к ограде гетто. Через него она и пере­дала прощальное письмо сыну нака­нуне акции уничто­жения.

Людмила полу­чает письмо из Сара­тов­ского госпи­таля, где лежит ее тяжело раненный сын. Она срочно выез­жает туда, но, приехав, узнает о смерти Толи. «Все люди вино­ваты перед матерью, поте­рявшей на войне сына, и тщетно пробуют оправ­даться перед ней на протя­жении истории чело­ве­че­ства».

Секре­тарь обкома одной из окку­пи­ро­ванных немцами обла­стей Украины Гетманов назначен комис­саром танко­вого корпуса. Гетманов всю жизнь работал в атмо­сфере доносов, лести и фальши и теперь пере­носит эти жизненные прин­ципы во фрон­товую обста­новку. Командир корпуса генерал Новиков — прямой и честный человек, стара­ю­щийся предот­вра­тить бессмыс­ленные чело­ве­че­ские жертвы. Гетманов выра­жает Нови­кову свое восхи­щение и одновре­менно пишет донос о том, что комкор задержал атаку на восемь минут, чтобы сберечь людей.

Новиков любит Женю Шапош­ни­кову, приез­жает к ней в Куйбышев. Перед войной Женя ушла от своего мужа, полит­ра­бот­ника Крымова. Ей чужды взгляды Крымова, который одобрял раску­ла­чи­вание, зная о страшном голоде в деревнях, оправ­дывал аресты 1937 г. Она отве­чает Нови­кову взаим­но­стью, но преду­пре­ждает его, что, если Крымов будет арестован, вернется к бывшему мужу.

Военный хирург Софья Осиповна Левинтон, аресто­ванная на окраине Сталин­града, попа­дает в немецкий конц­ла­герь. Евреев везут куда-то в товарных вагонах, и Софья Осиповна с удив­ле­нием видит, как всего за несколько дней многие люди проходят путь от чело­века до «грязной и несчастной, лишенной имени и свободы скотины». Ревекка Бухман, пытаясь скрыться от облавы, заду­шила свою плачущую дочь.

В дороге Софья Осиповна знако­мится с шести­летним Давидом, который перед самой войной приехал из Москвы на кани­кулы к бабушке. Софья Осиповна стано­вится един­ственной опорой рани­мого, впечат­ли­тель­ного ребенка. Она испы­ты­вает к нему мате­рин­ское чувство. До последней минуты Софья Осиповна успо­ка­и­вает маль­чика, обна­де­жи­вает его. Они вместе гибнут в газовой камере.

Крымов полу­чает приказ отпра­виться в Сталин­град, в окру­женный дом «шесть дробь один», где держат оборону люди «управ­дома» Грекова. До полит­управ­ления фронта дошли доне­сения о том, что Греков отка­зы­ва­ется писать отчеты, ведет анти­ста­лин­ские разго­воры с бойцами и под немец­кими пулями прояв­ляет неза­ви­си­мость от началь­ства. Крымов должен навести в окру­женном доме боль­ше­вист­ский порядок и, в случае необ­хо­ди­мости, отстра­нить Грекова от коман­до­вания.

Неза­долго до появ­ления Крымова «управдом» Греков отправил из окру­жен­ного дома бойца Сережу Шапош­ни­кова и юную радистку Катю Венгрову, зная об их любви и желая спасти от смерти. Прощаясь с Грековым, Сережа «увидел, что смотрят на него прекрасные, чело­вечные, умные и грустные глаза, каких никогда он не видел в жизни».

Но комиссар-боль­шевик Крымов заин­те­ре­сован только в сборе компро­мата на «неуправ­ля­е­мого» Грекова. Крымов упива­ется созна­нием своей значи­тель­ности, стара­ется уличить Грекова в анти­со­вет­ских настро­е­ниях. Даже смер­тельная опас­ность, которой ежеми­нутно подвер­га­ются защит­ники дома, не охла­ждает его пыл. Крымов решает отстра­нить Грекова и самому принять коман­до­вание. Но ночью его ранит шальная пуля. Крымов дога­ды­ва­ется, что стрелял Греков. Вернув­шись в полит­отдел, он пишет донос на Грекова, но вскоре узнает, что опоздал: все защит­ники дома «шесть дробь один» погибли. Из-за крымов­ского доноса Грекову не присва­и­вают посмертное звание Героя Совет­ского Союза.

В немецком конц­ла­гере, где сидит Мостов­ской, созда­ется подпольная орга­ни­зация. Но среди заклю­ченных нет един­ства: бригадный комиссар Осипов не дове­ряет беспар­тий­ному майору Ершову, проис­хо­дя­щему из семьи раску­ла­ченных. Он боится, что смелый, прямой и поря­дочный Ершов приоб­ретет слишком большое влияние. Забро­шенный из Москвы в лагерь товарищ Котиков дает уста­новку — действо­вать сталин­скими мето­дами. Комму­нисты прини­мают решение изба­виться от Ершова и подкла­ды­вают его карточку в группу отобранных для Бухен­вальда. Несмотря на душевную близость с Ершовым, старый комму­нист Мостов­ской подчи­ня­ется этому решению. Неиз­вестный прово­катор выдает подпольную орга­ни­зацию, и гестапо уничто­жает ее участ­ников.

Институт, в котором рабо­тает Штрум, возвра­ща­ется из эваку­ации в Москву. Штрум пишет работу по ядерной физике, которая вызы­вает общий интерес. Известный академик говорит на ученом совете, что в стенах физи­че­ского инсти­тута еще не рожда­лась работа такого значения. Работа выдви­нута на Сталин­скую премию, Штрум нахо­дится на волне успеха, это радует и волнует его. Но одновре­менно Штрум заме­чает, что из его лабо­ра­тории поне­многу выжи­вают евреев. Когда он пыта­ется всту­питься за своих сотруд­ников, ему дают понять, что и его собственное поло­жение не слишком надежно в связи с «пятым пунктом» и много­чис­лен­ными родствен­ни­ками за границей.

Иногда Штрум встре­ча­ется с Марьей Ивановной Соко­ловой и вскоре пони­мает, что любит ее и любим ею. Но Марья Ивановна не может скры­вать свою любовь от мужа, и тот берет с нее слово не видеться со Штрумом. Как раз в это время начи­на­ются гонения на Штрума.

За несколько дней до сталин­град­ского наступ­ления Крымов арестован и отправлен в Москву. Оказав­шись в тюремной камере на Лубянке, он не может прийти в себя от неожи­дан­ности: допросы и пытки имеют целью дока­зать его измену Родине во время Сталин­град­ской битвы.

В Сталин­град­ской битве отли­ча­ется танковый корпус гене­рала Нови­кова.

В дни сталин­град­ского наступ­ления обост­ря­ется травля Штрума. Появ­ля­ется разгромная статья в инсти­тут­ской газете, его угова­ри­вают напи­сать пока­янное письмо, высту­пить с призна­нием своих ошибок на ученом совете. Штрум соби­рает всю свою волю и отка­зы­ва­ется каяться, даже не приходит на засе­дание ученого совета. Семья поддер­жи­вает его и, в ожидании ареста, готова разде­лить его судьбу. В этот день, как всегда в тяжелые минуты его жизни, Штруму звонит Марья Ивановна и говорит, что гордится им и тоскует о нем. Штрума не аресто­вы­вают, а только уволь­няют с работы. Он оказы­ва­ется в изоляции, друзья пере­стают с ним видеться.

Но в одно мгно­вение ситу­ация меня­ется. Теоре­ти­че­ские работы по ядерной физике привле­кают внимание Сталина. Он звонит Штруму и инте­ре­су­ется, не испы­ты­вает ли в чем-нибудь недо­статка выда­ю­щийся ученый. Штрума немед­ленно восста­нав­ли­вают в инсти­туте, создают ему все условия для работы. Теперь он сам опре­де­ляет состав своей лабо­ра­тории, без оглядки на нацио­наль­ность сотруд­ников. Но когда Штруму начи­нает казаться, что он вышел из черной полосы своей жизни, он вновь оказы­ва­ется перед выбором. От него требуют подпи­сать обра­щение к англий­ским ученым, которые высту­пили в защиту репрес­си­ро­ванных совет­ских коллег. Ведущие совет­ские ученые, к которым теперь причислен Штрум, должны силой своего науч­ного авто­ри­тета подтвер­дить, что в СССР нет репрессий. Штрум не находит в себе сил отка­заться и подпи­сы­вает обра­щение. Самым ужасным нака­за­нием стано­вится для него звонок Марьи Ивановны: она уверена, что Штрум не подписал письмо, и восхи­ща­ется его муже­ством...

В Москву приез­жает Женя Шапош­ни­кова, узнавшая об аресте Крымова. Она выста­и­вает во всех очередях, в которых стоят жены репрес­си­ро­ванных, и чувство долга по отно­шению к бывшему мужу борется в ее душе с любовью к Нови­кову. Новиков узнает о ее решении вернуться к Крымову во время Сталин­град­ской битвы. Ему кажется, что он упадет мертвым. Но надо жить и продол­жать наступ­ление.

После пыток Крымов лежит на полу в лубян­ском каби­нете и слышит разговор своих палачей о победе под Сталин­градом. Ему кажется, что он видит Грекова, идущего ему навстречу по битому сталин­град­скому кирпичу. Допрос продол­жа­ется, Крымов отка­зы­ва­ется подпи­сы­вать обви­нение. Вернув­шись в камеру, он находит пере­дачу от Жени и плачет.

Закан­чи­ва­ется сталин­град­ская зима. В весенней тишине леса слышится вопль об умерших и яростная радость жизни.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 4.165 ms