Жизнь Клима Самгина

Краткое содержание рассказа
Читается за 12 минут(ы)

В доме интел­ли­гента-народ­ника Ивана Акимо­вича Самгина родился сын, кото­рому отец решил дать «необычное», мужицкое имя Клим. Оно сразу выде­лило маль­чика среди других детей его круга: дочери доктора Сомова Любы; детей квар­ти­ранта Варавки Варвары, Лидии и Бориса; Игоря Туро­боева (вместе с Борисом учится в москов­ской военной школе); Ивана Дронова (сирота, прижи­вальщик в доме Самгиных); Констан­тина Мака­рова и Алины Телеп­невой (това­рищи по гимназии). Между ними скла­ды­ва­ются сложные отно­шения, отчасти потому, что Клим стара­ется отли­читься, что не всегда удается. Первый учитель — Томилин. Сопер­ни­че­ство с Борисом. Неожи­данная гибель Бориса и Варвары, прова­лив­шихся под лед во время катания на коньках. Голос из толпы: «Да был ли мальчик-то, может, маль­чика-то и не было?» — как первый «ключевой» мотив повести, как бы выра­жа­ющий ирре­аль­ность проис­хо­дя­щего.

Учеба в гимназии. Эроти­че­ские томления Самгина. Швейка Рита тайно подкуп­лена матерью Клима для «безопасной» сексу­альной жизни юноши. Она влюб­лена в Дронова; Самгин узнает об этом и о поступке матери и разо­ча­ро­вы­ва­ется в женщинах. Любовь Мака­рова к Лидии; неудачная попытка само­убий­ства. Клим спасает его, но потом жалеет об этом, ибо сам втайне симпа­ти­зи­рует Лидии и чувствует, что бледно выглядит на фоне своего друга.

Петер­бург, студен­че­ство. Новый круг общения Самгина, где он опять-таки стара­ется занять особое место, подвергая «про себя» все и всех крити­че­скому анализу и получив прозвище «умник». Старший брат Дмитрий (студент, вклю­чив­шийся в рево­лю­ци­онную борьбу), Марина Преми­рова, Сера­фима Нехаева (влюб­ленная во все «дека­дент­ское»), Кутузов (активный рево­лю­ци­онер, будущий боль­шевик, своими чертами напо­ми­на­ющий Ленина), Елиза­вета Спивак с больным мужем-музы­кантом, Владимир Лютов (студент из купе­че­ского рода) и другие. Любовь Лютова к Алине Телеп­невой, выросшей в красивую и капризную женщину. Её согласие быть женой Лютова и после­ду­ющий отказ, ибо она влюб­ля­ется в Туро­боева (тема свое­об­раз­ного сопер­ни­че­ства «бедного аристо­крата» Туро­боева и «бога­того мужика» Лютова).

Жизнь на даче. Симво­ли­че­ская сцена ловли сома на горшок с горячей кашей (сом проглотит горшок, он лопнет, сом всплывет) — наду­ва­тель­ство «господ» мужиком, который тем не менее восхи­щает Лютова как выра­зи­тель зага­дочной талант­ли­вости русского народа. Споры о славя­но­филах и запад­никах, России и Западе. Лютов — русский анар­хист. Клим стара­ется занять особую позицию, но в резуль­тате не зани­мает никакой. Его неудачная попытка объяс­ниться в любви Лидии. Отказ. Подъем коло­колов на дере­вен­скую церковь. Гибель моло­дого крестья­нина (веревка захлест­нула за горло). Вторая «ключевая» фраза повести, произ­не­сенная дере­вен­ской девочкой: «Да что вы озор­ни­чаете?» — как бы обра­щенная к «господам» вообще. Не зная народа, они пыта­ются решать его судьбу.

Москва. Новые люди, которых пыта­ется понять Самгин: Семион Диомидов, Варвара Анти­пова, Петр Мара­куев, дядя Хрисанф — круг москов­ской интел­ли­генции, отли­ча­ю­щейся от петер­бург­ской подчерк­нутой «русско­стью». Пьянка на квар­тире Лютова. Дьякон-расстрига Егор Ипатьев­ский читает собственные стихи о Христе, Ваське и «нераз­менном рублике». Суть в том, что русский человек и нена­ви­стью служит Христу. Вопль Лютова: «Гени­ально!» Самгин опять-таки не находит места в этой среде. Приезд моло­дого Николая I и трагедия на Ходын­ском поле, где во время празд­ника коро­нации были задав­лены сотни людей. Взгляд Самгина на толпу, которая напо­ми­нает «икру». Ничтож­ность личной воли в эпоху всплеска массо­вого психоза.

Окон­ча­тельный разрыв Самгина с Лидией; её отъезд в Париж. Клим отправ­ля­ется на Ниже­го­род­скую промыш­ленную выставку и знако­мится с провин­ци­альной журна­лист­ской средой. Иноков — яркий газетчик и свое­об­разный поэт (веро­ятный прототип сам Горький). Приезд в Нижний царя, похо­жего на «Баль­за­ми­нова, одетого офицером...».

Самгин и газета. Дронов, Иноков, супруги Спиваки. Встреча с Томильным, пропо­ве­ду­ющим, что «путь к истинной вере лежит через пустыню неверия» (ницшев­ская мысль, близкая Самгину). Провин­ци­альный историк Козлов — охра­ни­тель и монар­хист, отри­ца­ющий рево­люцию, в том числе и рево­люцию духа. Встреча с Куту­зовым, «возму­ти­тельно само­уве­ренным» и оттого похожим на своего анти­пода — Козлова. Кутузов о «рево­лю­ци­о­нерах от скуки», к которым относит всю интел­ли­генцию. Падение стро­я­щейся казармы как символ «прогнив­шего» строя. Парал­лельная сцена пирше­ства «отцов города» в ресто­ране. Обыск в квар­тире Самгина. Беседа с жандарм­ским ротмистром Поповым, который впервые дает Самгину понять, что рево­лю­ци­о­нером он никогда не станет.

Москва. Прейс и Тагиль­ский — верхушка либе­ральной интел­ли­генции (возможные прото­типы — «веховцы»). Приезд Куту­зова (каждое его появ­ление напо­ми­нает Самгину, что подлинная рево­люция гото­вится где-то в стороне, а он и его окру­жение не прини­мают в ней участия). Рассуж­дения Мака­рова о фило­софии Н. Ф. Федо­рова и о роли женщины в истории.

Смерть отца Самгина в Выборге. Встреча с братом. Арест Самгина и Сомовой. Допрос в полиции и пред­ло­жение стать осве­до­ми­телем. Отказ Самгина; странная неуве­рен­ность, что поступил правильно. Любовная связь с Варварой Анти­повой; аборт.

Слова старой прислуги Анфи­мьевны (выра­жа­ющей народное мнение) о молодых: «Чужого бога дети». Поездка Самгина в Астра­хань и Грузию).

Москва, студен­че­ские волнения возле Манежа. Самгин в толпе и его страх перед ней. Выру­чает Митро­фанов — агент полиции. Поездка в деревню; сцена крестьян­ских грабежей. Страх Самгина перед мужи­ками. Новые волнения в Москве. Любовная связь с Нико­новой (окажется поли­цей­ским осве­до­ми­телем). Поездка в Старую Руссу; взгляд на царя через спущенные шторы вагона.

9 января 1905 г. в Петер­бурге. Сцены Крова­вого воскре­сенья. Гапон и вывод о нем: «ничтожен поп». Самгин в тюрьме по подо­зрению в рево­лю­ци­онной деятель­ности. Похо­роны Баумана и всплески «черно­со­тенной» психо­логии.

Москва, рево­люция 1905 г. Сомова пыта­ется орга­ни­зо­вать сани­тарные пункты для помощи раненым. Мысли Самгина о рево­люции и Куту­зове: «И прав!.. Пускай вспыхнут страсти, пусть все полетит к черту, все эти домики, квар­тирки, начи­ненные забот­ни­ками о народе, начет­чи­ками, крити­ками, анали­ти­ками...» Тем не менее он пони­мает, что такая рево­люция отменит и его, Самгина. Смерть Туро­боева. Мысли Мака­рова о боль­ше­виках: «Так вот, Самгин, мой вопрос: я не хочу граж­дан­ской войны, но помогал и, кажется, буду помо­гать людям, которые её начи­нают. Тут у меня что-то... неладно» — признание духов­ного кризиса интел­ли­генции. Похо­роны Туро­боева. Толпа черно­со­тенцев и вор Сашка Судаков, который выру­чает Самгина, Алину Телеп­неву, Мака­рова и Лютова.

Барри­кады. Самгин и боевые отряды. Товарищ Яков — пред­во­ди­тель рево­лю­ци­онной толпы. Казнь на глазах Самгина сыщика Митро­фа­нова. Смерть Анфи­мьевны. Самгин пони­мает, что события разви­ва­ются помимо его воли, а он их невольный заложник.

Поездка в Русь­город по просьбе Куту­зова за день­гами для боль­ше­виков. Разговор в поезде с пьяным пору­чиком, который расска­зы­вает, как страшно стре­лять в народ по приказу. Знаком­ство с Мариной Зотовой — богатой женщиной с «народным» образом мысли. Её рассуж­дения о том, что интел­ли­генция никогда не знала народ, что корни народной веры уходят в раскол и ерети­че­ство и это явля­ется скрытой, но истинной движущей силой рево­люции. Кошмар «двой­ни­че­ства», пресле­ду­ющий Самгина и выра­жа­ющий начало распада его личности. Убий­ство губер­на­тора на глазах Самгина. Встреча с Лидией, прие­хавшей из-за границы, окон­ча­тельное разо­ча­ро­вание Самгина в ней. Фило­софия Вален­тина Безбе­дова, знако­мого Марины, отри­ца­ю­щего всякий смысл в истории. Девиз «не хочу» — третий «ключевой» мотив повести, выра­жа­ющий непри­ятие Самгиным всего миро­здания, в котором ему как бы нет места. Марина и старец Захарий — тип «народ­ного» рели­ги­оз­ного деятеля. Рели­ги­озные «радения» у Марины, которые подсмат­ри­вает Самгин и которые окон­ча­тельно убеж­дают его в своей оторван­ности от народной стихии.

Отъезд за границу. Берлин, скука. Картины Босха в галерее, которые неожи­данно совпа­дают с миро­по­ни­ма­нием Самгина (раздроб­лен­ность миро­здания, отсут­ствие ясного образа чело­века). Встреча с матерью в Швей­царии; взаимное непо­ни­мание. Самгин оста­ется в круглом одино­че­стве. Само­убий­ство Лютова в Женеве; слова Алины Телеп­невой: «Удрал Володя...»

Париж. Встреча с Мариной Зотовой. Попов и Берд­ников, которые пыта­ются подку­пить Самгина, чтобы он был их тайным агентом при Зотовой и сообщал о её возможной сделке с англи­ча­нами. Резкий отказ Самгина.

Возвра­щение в Россию. Убий­ство Марины Зотовой. Зага­дочные обсто­я­тель­ства, с ним связанные. Подо­зрение падает на Безбе­дова, который все отри­цает и странным образом поги­бает в тюрьме до начала суда.

Москва. Смерть Варвары. Слова Куту­зова о Ленине как един­ственном истинном рево­лю­ци­о­нере, который видит сквозь будущее. Самгин и Дронов. Попытка орга­ни­зации новой газеты либе­рально-неза­ви­си­мого толка. Разго­воры вокруг сбор­ника «Вехи»; мысли Самгина: «Конечно, эта смелая книга вызовет шум. Удар коло­кола среди ночи. Соци­а­листы будут яростно возра­жать. И не одни соци­а­листы. „Свист и звон со всех сторон“. На поверх­ности жизни взду­ется ещё десяток пузырей». Смерть Толстого. Слова служанки Агафьи: «Лев-то Нико­лаич скон­чался... Слышите, как у всех в доме двери хлопают? Будто испу­га­лись люди-то».

Мысли Самгина о Фаусте и Дон Кихоте как продол­жение мыслей Ивана Турге­нева в эссе «Гамлет и Дон-Кихот». Самгин выдви­гает принцип не деятель­ного идеа­лизма, а разумной деятель­ности.

Начало мировой войны как символ краха коллек­тив­ного разума. Поездка Самгина на фронт в Боро­вичи. Знаком­ство с подпо­ру­чиком Петровым, симво­ли­зи­ру­ющим разло­жение боевого офицер­ства. Нелепое убий­ство Тагиль­ского разо­зленным офицером. Кошмары войны.

Возвра­щение с фронта. Вечер у Леонида Андреева. Его слова: «Люди почув­ствуют себя братьями только тогда, когда поймут трагизм своего бытия в космосе, почув­ствуют ужас одино­че­ства своего во вселенной, сопри­кос­нутся прутьям железной клетки нераз­ре­шимых тайн жизни, жизни, из которой один есть выход — в смерть», — которые словно подводят черту под духов­ными поис­ками Самгина.

Февраль­ская рево­люция 1917 г. Родзянко и Керен­ский. Неза­вер­шенный финал. Неяс­ность даль­нейшей судьбы Самгина...

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 23.383 ms