Мать

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Действие романа проис­ходит в России в начале 1900-х годов. В рабочей слободке живут фабричные рабочие с семьями, и вся жизнь этих людей нераз­рывно связана с фабрикой: утром, с фабричным гудком, рабочие устрем­ля­ются на фабрику, вечером она выки­ды­вает их из своих каменных недр; по празд­никам, встре­чаясь друг с другом, говорят они только о фабрике, много пьют, напив­шись — дерутся. Однако молодой рабочий Павел Власов, неожи­данно для своей матери Пелагеи Ниловны, вдовы слесаря, вдруг начи­нает жить иной жизнью:

По празд­никам ходит в город, приносит книги, много читает. На недо­уменный вопрос матери Павел отве­чает: «Я хочу знать правду и поэтому читаю запре­щенные книги; если у меня их найдут — меня посадят в тюрьму».

Через неко­торое время в доме у Власовых суббот­ними вече­рами начи­нают соби­раться това­рищи Павла: Андрей Находка — «хохол из Канева», как он пред­став­ля­ется матери, недавно прие­хавший в слободку и посту­пивший на фабрику; несколько фабричных — слобод­ских парней, которых Ниловна знала и раньше; приходят люди из города: молодая девушка Наташа, учитель­ница, уехавшая из Москвы от богатых роди­телей; Николай Иванович, который иногда приходит вместо Наташи зани­маться с рабо­чими; худенькая и бледная барышня Сашенька, тоже, как и Наташа, ушедшая из семьи: её отец — помещик, земский начальник. Павел и Сашенька любят друг друга, однако поже­ниться они не могут: они оба считают, что женатые рево­лю­ци­о­неры поте­ряны для дела — нужно зара­ба­ты­вать на жизнь, на квар­тиру, растить детей. Соби­раясь в доме у Власовых, участ­ники кружка читают книги по истории, бесе­дуют о тяжкой доле рабочих всей земли, о соли­дар­ности всех трудя­щихся, часто поют песни. На этих собра­ниях мать впервые слышит слово «соци­а­листы».

Матери очень нравится Находка, и он её тоже полюбил, ласково зовет её «ненько», говорит, что она похожа на его покойную приемную мать, родной же матери он не помнит. Через неко­торое время Павел с матерью пред­ла­гают Андрею пере­се­литься к ним в дом, и хохол с радо­стью согла­ша­ется.

На фабрике появ­ля­ются листовки, в которых гово­рится о стачках рабочих в Петер­бурге, о неспра­вед­ли­вости порядков на фабрике; листовки призы­вают рабочих к объеди­нению и борьбе за свои инте­ресы. Мать пони­мает, что появ­ление этих листков связано с работой её сына, она и гордится им, и опаса­ется за его судьбу. Через неко­торое время в дом Власовых приходят жандармы с обыском. Матери страшно, однако она стара­ется пода­вить свой страх. Пришедшие ничего не находят: заранее преду­пре­жденные об обыске, Павел и Андрей унесли из дому запре­щенные книги; тем не менее Андрей арестован.

На фабрике появ­ля­ется объяв­ление о том, что из каждого зара­бо­тан­ного рабо­чими рубля дирекция будет вычи­тать копейку — на осушение окру­жа­ющих фабрику болот. Рабочие недо­вольны таким реше­нием дирекции, несколько пожилых рабочих приходят к Павлу за советом. Павел просит мать сходить в город отнести его записку в газету, с тем чтобы история с «болотной копейкой» попала в ближайший номер, а сам отправ­ля­ется на фабрику, где, возглавив стихийный митинг, в присут­ствии дирек­тора изла­гает требо­вания рабочих об отмене нового налога. Однако директор прика­зы­вает рабочим возоб­но­вить работу, и все расхо­дятся по своим местам. Павел огорчен, он считает, что народ не поверил ему, не пошел за его правдой, потому что он молод и слабо­силен — не сумел эту правду сказать. Ночью опять явля­ются жандармы и на этот раз уводят Павла.

Через несколько дней к Ниловне приходит Егор Иванович — один из тех, кто ходил на собрания к Павлу до его ареста. Он расска­зы­вает матери, что, кроме Павла, аресто­вано ещё 48 человек фабричных, и хорошо было бы продол­жать достав­лять листовки на фабрику. Мать вызы­ва­ется проно­сить листовки, для чего просит знакомую, торгу­ющую на фабрике обедами для рабочих, взять её к себе в помощ­ницы. Всех входящих на фабрику обыс­ки­вают, однако мать успешно проносит листовки и пере­дает их рабочим.

Наконец Андрей и Павел выходят из тюрьмы и начи­нают гото­виться к празд­но­ванию Первого мая. Павел соби­ра­ется нести знамя впереди колонны демон­странтов, хотя он и знает, что за это его снова посадят в тюрьму. Утром Первого мая Павел и Андрей не идут на работу, а отправ­ля­ются на площадь, где уже собрался народ. Павел, стоя под красным знаменем, заяв­ляет, что сегодня они, члены социал-демо­кра­ти­че­ской рабочей партии, открыто подни­мают знамя разума, правды, свободы. «Да здрав­ствуют рабочие люди всех стран!» — с этим лозунгом Павла возглав­ля­емая им колонна двину­лась по улицам слободы. Однако навстречу демон­страции выходит цепь солдат, колонна смята, Павел и Андрей, который шел рядом с ним, аресто­ваны. Маши­нально подо­брав осколок древка с обрывком знамени, вырван­ного жандар­мами из рук сына, Ниловна идет домой, и в груди её теснится желание сказать всем о том, что дети идут за правдой, хотят другой, лучшей жизни, правды для всех.

Через несколько дней мать пере­ез­жает в город к Николаю Ивано­вичу — он обещал Павлу и Андрею, если их арестуют, немед­ленно забрать её к себе. В городе Ниловна, ведя немуд­реное хозяй­ство одино­кого Николая Ивано­вича, начи­нает активную подпольную работу:

одна или вместе с сестрой Николая Софьей, пере­одев­шись то мона­хиней, то бого­молкой-стран­ницей, то торговкой круже­вами, разъ­ез­жает по городам и деревням губернии, развозя запре­щенные книги, газеты, прокла­мации. Ей нравится эта работа, она любит гово­рить с людьми, слушать их рассказы о жизни. Она видит, что народ полу­го­лодным живет среди огромных богатств земли. Возвра­щаясь из поездок в город, мать ходит на свидания с сыном в тюрьму. В одно из таких свиданий ей удается пере­дать ему записку с пред­ло­же­нием това­рищей устроить ему и его друзьям побег. Однако Павел от побега отка­зы­ва­ется; больше всех этим огор­чена Сашенька, которая была иници­а­тором побега.

Наконец насту­пает день суда. В зал допу­щены только родствен­ники подсу­димых. Мать ждала чего-то страш­ного, ждала спора, выяс­нения истины, однако все идет спокойно: судьи говорят безучастно, невнятно, неохотно; свиде­тели — тороп­ливо и бесцветно. Речи проку­рора и адво­катов тоже не трогают сердца матери. Но вот начи­нает гово­рить Павел. Он не защи­ща­ется — он объяс­няет, почему они — не бунтов­щики, хотя их и судят как бунтов­щиков. Они — соци­а­листы, их лозунги — долой частную собствен­ность, все сред­ства произ­вод­ства — народу, вся власть — народу, труд — обяза­телен для всех. Они — рево­лю­ци­о­неры и оста­нутся ими до тех пор, пока все их идеи не победят. Все, что говорит сын, матери известно, но только здесь, на суде, она чувствует странную, увле­ка­ющую силу его веры. Но вот судья читает приговор: всех подсу­димых сослать на посе­ление. Саша тоже ждет приго­вора и соби­ра­ется заявить, что желает быть посе­ленной в той же мест­ности, что и Павел. Мать обещает ей прие­хать к ним, когда у них родятся дети, — нянчить внуков.

Когда мать возвра­ща­ется домой, Николай сооб­щает ей, что речь Павла на суде решено напе­ча­тать. Мать вызы­ва­ется отвезти речь сына для распро­стра­нения в другой город. На вокзале она вдруг видит моло­дого чело­века, чье лицо и внима­тельный взгляд кажутся ей странно знако­мыми; она вспо­ми­нает, что встре­чала его раньше и в суде, и около тюрьмы, — и она пони­мает: попа­лась. Молодой человек подзы­вает сторожа и, указывая на нее глазами, что-то говорит ему. Сторож прибли­жа­ется к матери и укориз­ненно произ­носит: «Воровка! Старая уже, а туда же!» «Я не воровка!» — задох­нув­шись от обиды и возму­щения, кричит мать и, выхватив из чемо­дана пачки прокла­маций, протя­ги­вает их окру­жившим её людям: «Это речь моего сына, вчера судили поли­ти­че­ских, он был среди них». Жандармы растал­ки­вают людей, прибли­жаясь к матери; один из них хватает её за горло, не давая гово­рить; она хрипит. В толпе слышатся рыдания.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 8.606 ms