Челкаш

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

«Потем­невшее от пыли голубое южное небо — мутно <...> В порту царит суета и нераз­бе­риха. Люди в этом шуме кажутся ничтож­ными. Созданное ими пора­бо­тило и обез­ли­чило их». Вере­ница груз­чиков, несущая тысячи пудов зерна ради того, чтобы зара­бо­тать на несколько фунтов хлеба, были смешны и жалки. Шум подавлял, а пыль раздра­жала ноздри. По удару гонга начался обед.

Груз­чики рассе­лись кругом, разложив свою нехитрую еду. Сейчас же среди них появился Гришка Челкаш, заядлый пьяница и ловкий смелый вор. «Он был бос, в старых вытертых плисовых штанах, без шапки, в грязной ситцевой рубахе с разо­рванным воротом, откры­вавшим его сухие и угло­ватые кости, обтя­нутые корич­невой кожей. <...> Даже в этой толпе он резко выде­лялся своим сход­ством со степным ястребом, своей хищной худобой и этой прице­ли­ва­ю­щейся походкой, плавной и спокойной с виду, но внут­ренне возбуж­дённой и зоркой».

Челкаш был не в духе, и разго­ва­ривал отры­висто и резко. Внезапно Челкашу преградил путь сторож. Челкаш спросил его о своём прия­теле Мишке, и тот ответил, что Мишке «чугунной штыкой» отда­вило ногу, и его отвезли в боль­ницу. Сторож выпро­водил Челкаша за ворота, но у того было прекрасное настро­ение: «Впереди ему улыбался солидный зара­боток, требуя немного труда и много ловкости». Он уже мечтал о том, как загу­ляет завтра поутру, когда в его кармане появятся деньги. Но Челкаш понимал, что без напар­ника он не спра­вится, а Мишка сломал ногу. Челкаш огля­делся и увидел дере­вен­ского парня с торбой у ног. «Парень был коре­наст, широ­ко­плеч, русый, с заго­релым и обвет­ренным лицом и с боль­шими голу­быми глазами, смот­рев­шими на Челкаша довер­чиво и добро­душно».

Парень заго­ворил с Челкашом, и сразу ему понра­вился. Парень поин­те­ре­со­вался, чем зани­ма­ется Челкаш. Тот ответил, что он рыбак. Парень заго­ворил о свободе, и Челкаш удивился, зачем парню свобода? Крестьянин рассказал: отец умер, хозяй­ство исто­щи­лось. Конечно, он может пойти в «примаки» в богатый дом, но это годы работы на тестя. Если бы было у него рублей полто­раста, он на ноги встал бы и жил само­сто­я­тельно. А теперь нечего и делать, как только в зятья идти. Вот ходил косить на Кубань, но ничего не зара­ботал, платили гроши.

Внезапно Челкаш пред­ложил парню пора­бо­тать с ним ночью. На вопрос крестья­нина, что надо делать, Челкаш ответил: грести. Челкаш, до этого прези­равший парня, вдруг возне­на­видел его «за то, что у него такие чистые голубые глаза, здоровое заго­релое лицо, короткие крепкие руки, за то, что его пригла­шает в зятья зажи­точный мужик, — за всю его жизнь, прошлую и будущую, а больше всего за то, что он, этот ребенок по срав­нению с ним, Челкашом, смеет любить свободу, которой не знает цены и которая ему не нужна». Парень согла­сился, так как действи­тельно пришёл искать работу. Они позна­ко­ми­лись. Парня звали Гаврилой. Они пошли в трактир, распо­ло­женный в грязном и сыром подвале.

Гаврила быстро опьянел. Челкаш смотрел на парня и думал, что он в силах повер­нуть его жизнь, сломать, как игральную карту, или помочь ей уста­но­виться в прочные крестьян­ские рамки. Наконец, Челкаш понял, что ему жалко малого и он ему нужен.

Ночью они гото­вили лодку к выходу в море. Ночь темная, все небо затя­нуто тучами, а море спокойное. Гаврила греб, Челкаш правил рулём. Челкаш спросил Гаврилу, нравится ли ему в море. Тому было немного боязно, а Челкаш любил море. На море в нём подни­ма­лось тёплое чувство, — охва­тывая всю его душу, оно немного очищало её от житей­ской скверны. Гаврила спросил, где снасть, Челкаш кивнул на корму и рассер­дился, что прихо­дится лгать парню. Он зло посо­ве­товал Гавриле грести — его для этого наняли. Их услы­шали и оклик­нули, но Челкаш пригрозил Гавриле разо­рвать его, если пикнет. Погони не было, и Челкаш успо­ко­ился. А Гаврила молился и просил отпу­стить его. От страха он заплакал, но лодка стре­ми­тельно двига­лась вперед. Челкаш приказал оста­вить вёсла и двигаться вперёд, опираясь руками в стену.

Челкаш забрал вёсла и котомку Гаврилы с паспортом, чтобы тот не убежал, приказал малому ждать в лодке, а сам внезапно исчез. Гаврилу объял ужас, ещё больший, чем при Челкаше. Внезапно появился Челкаш, подал парню что-то куби­че­ское и тяжёлое, и сам спрыгнул в лодку. Гаврила радостно встретил Челкаша, поин­те­ре­со­вался, не устал ли тот. Челкаш был доволен добычей. Теперь надо было неза­метно проско­чить обратно. Парень грёб изо всех сил, желая скорее покон­чить с этой опасной работой и бежать подальше от страш­ного чело­века. Челкаш преду­предил, что есть одно опасное место, его надо пройти неза­метно и бесшумно, если заметят — могут застре­лить. Гаврила хотел позвать на помощь, но, пора­жённый ужасом, свалился с лавки. Челкаш сердито зашептал, что тамо­женный крейсер осве­щает гавань фонарём, и если осветит их, они погибли. Надо грести. Пинком Челкаш привел Гаврилу в чувства, успо­коил, что это ловят контра­бан­ди­стов, а их не заме­тили, они далеко уплыли, опас­ность мино­вала.

Челкаш сел на вёсла, а Гаврила — к рулю. Бродяга старался обод­рить парня хорошим зара­ботком. Он пообещал Гавриле четвертной, но тот только мечтал добраться живым до берега.

Челкаш спросил у Гаврилы, какая тому радость в дере­вен­ской жизни. Вот его жизнь полна опас­ности, и за одну ночь он полты­сячи «хапнул». Гаврилу пора­зила эта сумма. Чтобы успо­коить парня, Челкаш завёл разговор о деревне. Он хотел разго­во­рить Гаврилу, но увлёкся, и стал расска­зы­вать, что крестьянин сам себе хозяин, если у него есть хотя бы клочок земли. Гавриле даже пока­за­лось, что перед ним крестьянин. Гаврила сказал, что Челкаш верно говорит; вот он, Челкаш, оторвался от земли и во что превра­тился! Челкаша задели слова парня. Он резко прервал Гаврилу, заявив, что не верит в то, что говорит. Озлив­шись на парня, Челкаш посадил его опять на весла, едва сдер­жи­ваясь, чтобы не сбро­сить его в воду. Сидя на корме, Челкаш вспомнил своих роди­телей, свою жену Анфису, себя гвар­дей­ским солдатом. Очнув­шись от воспо­ми­наний, он сказал, что сдаст груз и получит пять сотен. Они стре­ми­тельно подошли к барке, влезли на палубу, и заснули.

Челкаш проснулся первым и ушёл. Вернулся лишь через два часа, одетый в потёртые кожаные штаны и куртку. Разбу­женный Гаврила вначале испу­гался, не узнав преоб­ра­зив­ше­гося Челкаша. Парень с восхи­ще­нием огля­дывал Челкаша, называя его барином, а тот, подсме­и­ваясь над ночными стра­хами Гаврилы, спросил, не готов ли он ещё раз испы­тать судьбу за две сотни рублей. Гаврила легко поддался иску­шению. Они спусти­лись в лодку и поплыли к берегу. Гаврила нетер­пе­ливо спросил Челкаша, сколько тот получил за товар. Челкаш вынул из кармана пачку радужных бумажек. Гаврила, с жадно­стью глядя на них, признался, что не верил, что Челкаш выручит такие деньги.

«Кабы этакие деньги!» — и он угне­тённо вздохнул. А Челкаш безза­ботно мечтал вслух, как они вместе гульнут на берегу. Ему не нужна была такая прорва денег, он дал несколько бумажек Гавриле. Тот тороп­ливо спрятал их за пазуху. Челкаша непри­ятно пора­зила жадность Гаврилы. А парень начал возбуж­дённо расска­зы­вать, что он сделал бы, будь у него такие «день­жищи». Они добра­лись до берега. У Челкаша был вид чело­века, заду­мав­шего нечто весьма приятное.

Обес­по­ко­енный странным состо­я­нием Гаврилы, Челкаш спросил парня: «Что тебя корчит?» В ответ Гаврила засме­ялся, но смех был похож на рыдание. Челкаш махнул рукой и пошел прочь. Гаврила догнал его, схватил за ноги и дёрнул. Челкаш упал на песок, хотел ударить Гаврилу, но оста­но­вился, прислу­ши­ваясь к стыд­ли­вому шепоту парня: «Голубчик! Дай ты мне эти деньги! <...> Ты их на ветер, а я бы — в землю!.. Сделай мне доброе дело... Пропащий ведь ты... нет тебе пути».

Челкаш брезг­ливо взглянул на парня, достал из кармана деньги и швырнул Гавриле. Челкаш почув­ствовал себя героем. Он удивился, что человек ради денег может так истя­зать себя. Гаврила, собирая деньги, начал расска­зы­вать, что хотел убить напар­ника. Челкаш взвился, повалил Гаврилу и забрал у него деньги. Повер­нув­шись спиной к парню, Челкаш пошёл прочь. Но не прошёл и пяти шагов, как Гаврила кинул в него крупный камень. Челкаш повер­нулся к Гавриле и упал лицом в песок, схва­тив­шись за голову. Гаврила бросился прочь, но вскоре вернулся. Парень тормошил Челкаша, пытался его поднять. Очнув­шийся Челкаш гнал Гаврилу прочь, но тот не уходил, просил прощения, говорил, что его дьявол попутал. Потом он поднял Челкаша и повёл его. Челкаш сердился и ворчал, что даже грешить парень не умеет.

Челкаш спросил, забрал ли Гаврила деньги, но тот сказал, что не брал. Челкаш вынул из кармана пачку, одну сотню положил себе в карман, а остальные деньги отдал Гавриле. Отка­зы­ваясь, Гаврила сказал, что возьмет только если Челкаш его простит. Челкаш успо­коил его: «Бери! Бери! Не даром работал! <...> Не стыдись, что чело­века чуть не убил! За таких людей, как я, никто не взыщет». Гаврила, видя, что Челкаш смеётся, взял деньги.

Они распро­ща­лись и пошли в разные стороны. Гаврила долго смотрел вслед Челкашу, потом вздохнул, пере­кре­стился, спрятал деньги и широ­кими, твер­дыми шагами пошёл в проти­во­по­ложную от Челкаша сторону. Вскоре «на пустынном берегу моря не оста­лось ничего в воспо­ми­нание о маленькой драме, разыг­рав­шейся между двумя людьми».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.407 ms