Обыкновенная история

Краткое содержание рассказа
Читается за 13 минут(ы)

Это летнее утро в деревне Грачи начи­на­лось необычно: с рассветом все обита­тели дома небо­гатой поме­щицы Анны Павловны Адуевой были уже на ногах. Лишь виновник этой суеты, сын Адуевой, Алек­сандр, спал, «как следует спать двадца­ти­лет­нему юноше, бога­тыр­ским сном». Сума­тоха царила в Грачах потому, что Алек­сандр соби­ра­ется в Петер­бург на службу: знания, полу­ченные им в универ­си­тете, по мысли юноши, необ­хо­димо приме­нить на прак­тике служения Отече­ству.

Горе Анны Павловны, расста­ю­щейся с един­ственным своим сыном, сродни печали «первого мини­стра в хозяй­стве» поме­щицы Агра­фены — вместе с Алек­сан­дром в Петер­бург отправ­ля­ется его камер­динер Евсей, сердечный друг Агра­фены, — сколько приятных вечеров провела эта нежная пара за картами!.. Стра­дает и возлюб­ленная Алек­сандра, Сонечка, — ей посвя­ща­лись первые порывы его возвы­шенной души. Лучший друг Адуева, Поспелов, в последнюю минуту врыва­ется в Грачи, чтобы напо­следок обнять того, с кем прове­дены были в беседах о чести и досто­ин­стве, о служении Отече­ству и преле­стях любви лучшие часы универ­си­тет­ской жизни...

Да и самому Алек­сандру жаль расста­ваться с привычным укладом жизни. Если бы высокие цели и ощущение своего назна­чения не толкали его в дальнюю дорогу, он, конечно, остался бы в Грачах, с безгра­нично любя­щими его матерью и сестрой, старой девой Марией Горба­товой, среди госте­при­имных и хлебо­сольных соседей, рядом с первой своей любовью. Но често­лю­бивые мечты гонят юношу в столицу, ближе к славе.

В Петер­бурге Алек­сандр сразу же отправ­ля­ется к своему родствен­нику, Петру Ивано­вичу Адуеву, который в свое время так же, как и Алек­сандр, «двадцати лет был отправлен в Петер­бург старшим своим братом, отцом Алек­сандра, и жил там безвы­ездно семна­дцать лет». Не поддер­живая связи с остав­ши­мися после смерти брата в Грачах его вдовой и сыном, Петр Иванович сильно удивлен и раздо­са­дован появ­ле­нием востор­жен­ного моло­дого чело­века, ждущего от дядюшки забот, внимания и, главное, разде­лен­ности его повы­шенной чувстви­тель­ности. С первых же минут знаком­ства Петру Ивано­вичу прихо­дится едва ли не силой удер­жи­вать Алек­сандра от изли­яний чувств с попыткой заклю­чить родствен­ника в объятия. Вместе с Алек­сан­дром прибы­вает письмо от Анны Павловны, из кото­рого Петр Иванович узнает, что на него возла­га­ются большие надежды: не только почти забытой невесткой, которая уповает на то, что Петр Иванович будет спать с Алек­сан­дром в одной комнате и прикры­вать юноше рот от мух. В письмо вложено немало просьб от соседей, о которых Петр Иванович вот уже почти два деся­ти­летия и думать забыл. Одно из этих писем принад­лежит перу Марьи Горба­товой, сестры Анны Павловны, на всю жизнь запом­нившей день, когда молодой ещё Петр Иванович, гуляя с ней по дере­вен­ским окрест­но­стям, влез по колено в озеро и сорвал ей на память желтый цветок...

С первой же встречи Петр Иванович, человек сухо­ватый и деловой, начи­нает воспи­тание своего востор­жен­ного племян­ника: он снимает Алек­сандру квар­тиру в том же доме, где живет сам, сове­тует, где и как питаться, с кем общаться. Позже находит ему и вполне конкретное дело: службу и — для души! — пере­воды статей, посвя­щенных проблемам сель­ского хозяй­ства. Высме­ивая, порой доста­точно жестоко, пристра­стия Алек­сандра ко всему «незем­ному», возвы­шен­ному, Петр Иванович посте­пенно пыта­ется разру­шить тот вымыш­ленный мир, в котором живет его роман­ти­че­ский племянник. Так проходит два года.

По проше­ствии этого времени мы встре­чаем Алек­сандра уже отчасти привыкшим к слож­но­стям петер­бург­ской жизни. И — без памяти влюб­ленным в Наденьку Любецкую. За это время Алек­сандр успел продви­нуться по службе, достиг и опре­де­ленных успехов в пере­водах. Теперь он стал доста­точно важным чело­веком в журнале: «он зани­мался и выбором, и пере­водом, и поправкою чужих статей, писал и сам разные теоре­ти­че­ские взгляды о сель­ском хозяй­стве». Продолжал писать и стихи и прозу. Но влюб­лен­ность в Наденьку Любецкую словно закры­вает перед Алек­сан­дром Адуевым весь мир — теперь он живет от встречи к встрече, одур­ма­ненный той «сладостной негой, на которую сердился Петр Иванович».

Влюб­лена в Алек­сандра и Наденька, но, пожалуй, лишь той, «маленькой любовью в ожидании большой», которую испы­тывал сам Алек­сандр к забытой им теперь Софье. Счастье Алек­сандра непрочно — на пути к вечному блажен­ству встает граф Новин­ский, сосед Любецких по даче.

Петр Иванович не в силах изле­чить Алек­сандра от бушу­ющих стра­стей: Адуев-младший готов вызвать графа на дуэль, отомстить небла­го­дарной девушке, не способной оценить его высокие чувства, он рыдает и пылает гневом... На помощь обезу­мев­шему от горя юноше явля­ется жена Петра Ивано­вича, Лиза­вета Алек­сан­дровна; она приходит к Алек­сандру, когда Петр Иванович оказы­ва­ется бессилен, и нам неиз­вестно, чем именно, какими словами, каким участием удается молодой женщине то, что не полу­чи­лось у её умного, рассу­ди­тель­ного мужа. «Через час он (Алек­сандр) вышел задумчив, но с улыбкой, и уснул в первый раз покойно после многих бессонных ночей».

И ещё один год промелькнул с той памятной ночи. От мрач­ного отча­яния, которое удалось расто­пить Лиза­вете Алек­сан­дровне, Адуев-младший перешел к унынию и равно­душию. «Ему как-то нрави­лось играть роль стра­дальца. Он был тих, важен, туманен, как человек, выдер­жавший, по его словам, удар судьбы...» И удар не замедлил повто­риться: неожи­данная встреча с давним другом Поспе­ловым на Невском проспекте, встреча, тем более случайная, что Алек­сандр даже не ведал о пере­езде своего заду­шев­ного това­рища в столицу, — вносит сумя­тицу в и без того потре­во­женное сердце Адуева-млад­шего. Друг оказы­ва­ется совсем не таким, каким помнится по годам, прове­денным в универ­си­тете: он пора­зи­тельно схож с Петром Ивано­вичем Адуевым — не ценит ран сердца, испы­танных Алек­сан­дром, говорит о карьере, о деньгах, радушно прини­мает старого друга в своем доме, но особых знаков внимания к нему не прояв­ляет.

Изле­чить чувстви­тель­ного Алек­сандра от этого удара оказы­ва­ется почти невоз­можным — и кто знает, до чего дошел бы наш герой на этот раз, не примени к нему дядюшка «крайнюю меру»!.. Рассуждая с Алек­сан­дром об узах любви и дружбы, Петр Иванович жестоко упре­кает Алек­сандра в том, что он замкнулся лишь в собственных чувствах, не умея ценить того, кто верен ему. Он не считает своими друзьями дядю и тетушку, он давно не писал к матери, живущей лишь мыслями о своем един­ственном сыне. Это «лекар­ство» оказы­ва­ется действенным — Алек­сандр снова обра­ща­ется к лите­ра­тур­ному твор­че­ству. На этот раз он пишет повесть и читает её Петру Ивано­вичу и Лиза­вете Алек­сан­дровне. Адуев-старший пред­ла­гает Алек­сандру послать повесть в журнал, чтобы узнать истинную цену твор­че­ству племян­ника. Делает это Петр Иванович под своим именем, считая, что так будет спра­вед­ливее суд и лучше для участи произ­ве­дения. Ответ не замедлил явиться — он ставит последнюю точку в надеждах често­лю­би­вого Адуева-млад­шего...

И как раз в это время Петру Ивано­вичу пона­до­би­лась услуга племян­ника: его компа­ньон по заводу Сурков неожи­данно влюб­ля­ется в молодую вдову бывшего прия­теля Петра Ивано­вича Юлию Павловну Тафаеву и совсем забра­сы­вает дела. Выше всего прочего ценящий дело, Петр Иванович просит Алек­сандра «влюбить в себя» Тафаеву, вытеснив Суркова из её дома и сердца. В каче­стве возна­граж­дения Петр Иванович пред­ла­гает Алек­сандру две вазы, которые так нрави­лись Адуеву-млад­шему.

Дело, однако, прини­мает неожи­данный поворот: Алек­сандр влюб­ля­ется в молодую вдову и вызы­вает у нее ответное чувство. Причем чувство столь сильное, столь роман­ти­че­ское и возвы­шенное, что сам «виновник» не в состо­янии выдер­жать порывов страсти и ревности, которые обру­ши­вает на него Тафаева. Воспи­танная на любовных романах, слишком рано вышедшая замуж за бога­того и нелю­би­мого чело­века, Юлия Павловна, встре­тив­шись с Алек­сан­дром, словно в омут кида­ется: все, о чем чита­лось и мечта­лось, обру­ши­ва­ется теперь на её избран­ника. И Алек­сандр не выдер­жи­вает испы­тания...

После того как Петру Ивано­вичу неиз­вест­ными нам дово­дами удалось привести в себя Тафаеву, прошло ещё три месяца, в которые жизнь Алек­сандра после пере­жи­того потря­сения нам неиз­вестна. Мы встре­ча­емся с ним вновь, когда он, разо­ча­ро­ванный во всем, чем жил прежде, «играет с какими-то чуда­ками в шашки или удит рыбу». Апатия его глубока и неиз­бывна, ничто, кажется, не может вывести Адуева-млад­шего из тупого равно­душия. Ни в любовь, ни в дружбу Алек­сандр больше не верит. Он начи­нает ездить к Кости­кову, о котором некогда писал в письме к Петру Ивано­вичу сосед по Грачам Заез­жалов, желая позна­ко­мить Адуева-стар­шего со старинным своим прия­телем. Этот человек оказался для Алек­сандра как нельзя кстати: он в молодом чело­веке «душевных волнений пробу­дить не мог».

И однажды на берегу, где они ловили рыбу, появи­лись неожи­данные зрители — старик и хоро­шенькая молодая девушка. Они появ­ля­лись все чаще. Лиза (так звали девушку) начала пытаться различ­ными женскими хитро­стями увлечь тоску­ю­щего Алек­сандра. Отчасти девушке это удается, но на свидание в беседку вместо нее приходит оскорб­ленный отец. После объяс­нения с ним Алек­сандру не оста­ется ничего другого, как пере­ме­нить место рыбалки. Впрочем, о Лизе он помнит недолго...

Все ещё желая пробу­дить Алек­сандра от сна души, тетушка просит его однажды сопро­вож­дать её в концерт: «приехал какой-то артист, евро­пей­ская знаме­ни­тость». Потря­сение, испы­танное Алек­сан­дром от встречи с прекрасной музыкой, укреп­ляет созревшее ещё раньше решение бросить все и вернуться к матери, в Грачи. Алек­сандр Федо­рович Адуев поки­дает столицу по той же дороге, по которой несколько лет назад въехал в Петер­бург, наме­ре­ваясь поко­рить его своими талан­тами и высоким назна­че­нием...

А в деревне жизнь словно оста­но­вила свой бег: те же хлебо­сольные соседи, только поста­ревшие, та же любящая безгра­нично матушка, Анна Павловна; только вышла замуж, не дождав­шись своего Сашеньку, Софья, да по-преж­нему вспо­ми­нает о желтом цветке тетка, Марья Горба­това. Потря­сенная пере­ме­нами, произо­шед­шими с сыном, Анна Павловна долго допы­ты­ва­ется у Евсея, как жил Алек­сандр в Петер­бурге, и приходит к выводу, что сама жизнь в столице настолько нездо­рова, что соста­рила сына и приту­пила его чувства. Дни проходят за днями, Анна Павловна все наде­ется, что у Алек­сандра вновь вырастут волосы и забле­стят глаза, а он думает о том, как бы вернуться в Петер­бург, где так много пере­жито и безвоз­вратно поте­ряно.

Смерть матери избав­ляет Алек­сандра от мук совести, не позво­ля­ющих признаться Анне Павловне в том, что он снова замыслил побег из деревни, и, отписав Петру Ивано­вичу, Алек­сандр Адуев вновь едет в Петер­бург...

Проходит четыре года после повтор­ного приезда Алек­сандра в столицу. Много изме­нений произошло с глав­ными героями романа. Лиза­вета Алек­сан­дровна устала бороться с холод­но­стью мужа и превра­ти­лась в спокойную рассу­ди­тельную женщину, лишенную каких бы то ни было стрем­лений и желаний. Петр Иванович, огор­ченный пере­меной харак­тера жены и подо­зре­ва­ющий у нее опасное заболе­вание, готов отка­заться от карьеры надвор­ного совет­ника и подать в отставку, чтобы увезти Лиза­вету Алек­сан­дровну хоть на время из Петер­бурга. Зато Алек­сандр Федо­рович достиг вершин, о которых некогда мечтал для него дядюшка: «коллеж­ский советник, хорошее казенное содер­жание, посто­рон­ними трудами» зара­ба­ты­вает немалые сред­ства да ещё и гото­вится жениться, взяв за неве­стой триста тысяч и пятьсот душ...

На этом мы расста­емся с героями романа. Какая, в сущности, обык­но­венная история!..

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 17.099 ms