Женитьба

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Надворный советник Подко­лесин, лежа на диване с трубкою и размышляя, что не мешало бы все же жениться, призы­вает слугу Степана, коего расспра­ши­вает как о том, не захо­дила ли сваха, так и о посе­щении им порт­ного, о каче­стве пущен­ного на фрак сукна и не спра­шивал ли портной, для чего барину фрак такого тонкого сукна и не хочет ли, дескать, барин жениться. Перейдя затем к ваксе и обсудив ее столь же детально, Подко­лесин сокру­ша­ется, что женитьба такая хлопот­ливая вещь. Появ­ля­ется сваха Фекла Ивановна и расска­зы­вает о невесте Агафье Тихо­новне, купе­че­ской дочери, ее внеш­ности («как рафинад!»), ее неже­лании выхо­дить за купца, а только за дворя­нина («такой вели­катес»). Удовле­тво­ренный Подко­лесин велит свахе прийти после­завтра («я полежу, а ты расска­жешь»), она упре­кает его в лености и говорит, что скоро он уж будет негоден для женитьбы. Вбегает друг его Кочкарев, бранит Феклу за то, что та его женила, но, поняв, что и Подко­лесин думает жениться, прини­мает в этом самое живое участие. Выспросив у свахи, где живет невеста, он выпро­ва­жи­вает Феклу, соби­раясь женить Подко­ле­сина сам. Он живо­пи­сует не уверен­ному еще другу прелести семейной жизни и уж было убеж­дает его, но Подко­лесин вновь заду­мы­ва­ется о стран­ности того, что «все был неже­натый, а теперь вдруг женатый». Кочкарев объяс­няет, что сейчас Подко­лесин просто бревно и ника­кого значения не имеет, а то будут вокруг него «этакие маленькие каналь­чонки», и все на него похожи. Уж совсем собрав­шись ехать, Подко­лесин говорит, что лучше завтра. С бранью Кочкарев его увозит.

Агафья Тихо­новна с теткою, Ариной Панте­лей­мо­новной, гадает на картах, та поми­нает покой­ного батюшку Агафьи, его величие и солид­ность, и тем пыта­ется скло­нить внимание племян­ницы к торговцу «по суконной линии» Алексею Дмит­ри­е­вичу Стари­кову. Но Агафья упря­мится: он и купец, и борода у него растет, и дворянин завсегда лучше. Приходит Фекла, сетует на хлопот­ность своего дела: все дома исхо­дила, по канце­ля­риям истас­ка­лась, зато женихов сыскала человек шесть. Она описы­вает женихов, но недо­вольная тетка вздорит с Феклою о том, кто лучше — купец или дворянин. В двери звонят. В страшном смятении все разбе­га­ются, Дуняша бежит откры­вать. Вошедший Иван Павлович Яичница, экзе­кутор, пере­чи­ты­вает роспись прида­ного и сличает с тем, что в доступ­ности. Появ­ля­ется Никанор Иванович Анучкин, субтильный и «вели­катный», ищущий в невесте знания фран­цуз­ского языка. Взаимно скрывая истинную причину своего появ­ления, оба жениха ожидают дальше. Приходит Балтазар Балта­за­рович Жевакин, отставной лейте­нант морской службы, с порога поми­нает Сицилию, чем и обра­зует общий разговор. Анучкин инте­ре­су­ется обра­зо­ва­нием сици­ли­анок и потрясен заяв­ле­нием Жева­кина, что все пого­ловно, включая и мужиков, говорят на фран­цуз­ском языке. Яичница любо­пыт­ствует комплек­цией тамошних мужиков и их привыч­ками. Рассуж­дения о стран­но­стях неко­торых фамилий преры­ва­ется появ­ле­нием Кочка­рева и Подко­ле­сина. Кочкарев, жела­ющий немедля оценить невесту, припа­дает к замочной сква­жине, вызывая ужас Феклы.

Невеста в сопро­вож­дении тетки выходит, женихи пред­став­ля­ются, Кочкарев реко­мен­ду­ется родствен­ником несколько туман­ного свой­ства, а Подко­ле­сина выстав­ляет едва ли не управ­ля­ющим депар­та­ментом. Появ­ля­ется и Стариков. Общий разговор о погоде, сбитый прямым вопросом Яичницы о том, в какой службе желала бы видеть Агафья Тихо­новна мужа, преры­ва­ется смущенным бегством невесты. Женихи, полагая прийти вечером «на чашку чая» и обсуждая, не велик ли у невесты нос, расхо­дятся. Подко­лесин, решив уж, что и нос вели­коват, и по-фран­цузски вряд ли она знает, говорит прия­телю, что невеста ему не нравится. Кочкарев без труда убеж­дает его в несрав­ненных досто­ин­ствах невесты и, взяв слово, что Подко­лесин не отсту­пится, берется остальных женихов спро­ва­дить.

Агафья Тихо­новна не может решить, кото­рого из женихов ей выбрать («Если бы губы Ника­нора Ивано­вича да приста­вить к носу Ивана Кузь­мича...»), и хочет кинуть жребий. Появ­ля­ется Кочкарев, убеждая взять Подко­ле­сина, и реши­тельно только его, потому что он чудо человек, а остальные все дрянь. Объяснив, как отка­зать женихам (сказав, что не распо­ло­жена еще замуж, или уж просто: пошли вон, дураки), Кочкарев убегает за Подко­ле­синым. Приходит Яичница, требуя прямого ответа: да или нет. Жевакин и Анучкин явля­ются следом. Расте­рянная Агафья Тихо­новна выпа­ли­вает «пошли вон» и, устра­шенная видом Яичницы («Ух, прибьет!..»), убегает. Входит Кочкарев, оста­вивший Подко­ле­сина в прихожей попра­вить стре­мешку, объяс­няет опешившим женихам, что невеста дура, прида­ного за ней почти нет и по-фран­цузски она ни бель­меса. Женихи распе­кают Феклу и уходят, оставив Жева­кина, не разду­мав­шего жениться. Кочкарев отсы­лает и его, посулив свое участие и несо­мненную удачу в сватов­стве. Смущенной же невесте Кочкарев атте­стует Жева­кина дураком и пьяницей. Жевакин подслу­шивал и изумлен странным пове­де­нием своего заступ­ника. Агафья Тихо­новна не желает с ним гово­рить, множа его недо­умения: семна­дцатая невеста отка­зы­вает, а почему?

Кочкарев приводит Подко­ле­сина и принуж­дает его, остав­шись с неве­стою наедине, открыть ей сердце. Беседа о прият­но­стях катания в лодке, жела­тель­ности хоро­шего лета и близости екате­ри­нин­гоф­ского гуляния окан­чи­ва­ется ничем: Подко­лесин откла­ни­ва­ется. Однако он возвращен Кочка­ревым, уже зака­завшим ужин, сгово­рив­шимся о поездке в церковь через час и умоля­ющим прия­теля жениться, не откла­дывая. Но Подко­лесин уходит. Наградив прия­теля множе­ством нелестных прозвищ, Кочкарев поспе­шает его вернуть. Агафья Тихо­новна в размыш­лении, что и двадцати семи лет не провела в девках, ожидает жениха. Водво­ренный в комнату пинком Подко­лесин не может присту­питься к делу, и наконец сам Кочкарев просит за него руки Агафьи Тихо­новны. Все устра­и­ва­ется, и невеста спешит одеться. Подко­лесин, уж довольный и благо­дарный, оста­ется один, поскольку Кочкарев отлу­ча­ется взгля­нуть, готов ли стол (шляпу Подко­ле­сина, впрочем, он благо­ра­зумно приби­рает), и размыш­ляет, что он был до сих пор и понимал ли значение жизни. Он удивлен, что множе­ство людей живет в такой слепоте, и, дове­дись ему быть госу­дарем, он повелел бы всем жениться. Мысль о непо­пра­ви­мости того, что сейчас произойдет, несколько смущает, а затем и страшит его не на шутку. Он реша­ется бежать, пусть бы и через окно, коли нельзя в дверь, пусть и без шляпы, раз ее нет, — выска­ки­вает в окно и уезжает на извоз­чике.

Агафья Тихо­новна, Фекла, Арина Панте­лей­мо­новна и Кочкарев, появ­ляясь один за другим, в недо­умении, кое разре­ша­ется призванной Дуняшкой, видевшей весь пассаж. Арина Панте­лей­мо­новна осыпает бранью Кочка­рева («Да вы после этого подлец, коли вы честный человек!»), он убегает за женихом, но Фекла почи­тает дело пропащим: «коли жених да шмыгнул в окно — уж тут, просто мое почтение!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 4.758 ms