Годы странствий Вильгельма Мейстера, или Отрекающиеся

Краткое содержание рассказа
Читается за 12 минут(ы)

Роман явля­ется продол­же­нием «Годов учения Виль­гельма Мейстера». Герой, ставший в конце преды­дущей книги членом Обще­ства башни (или Отре­ка­ю­щихся, как они себя именуют), полу­чает от своих това­рищей задание отпра­виться в стран­ствия. При этом ему ставится условие не задер­жи­ваться под одним кровом более трех дней и удаляться всякий раз от преж­него приста­нища не менее чем на милю — чтобы избе­жать «соблазна осед­лости». В стран­ствиях Виль­гельм должен лучше постичь мир, найти свое окон­ча­тельное жизненное призвание и по мере возмож­ности способ­ство­вать уста­нов­лению благо­родных, нрав­ственных отно­шений между людьми. Его сопро­вож­дает сын Феликс. С Ната­лией герой временно разлучен, но он «принад­лежит ей навечно» и пове­ряет свои пере­жи­вания в регу­лярных письмах.

Роман начи­на­ется с того, что на пути Виль­гельму встре­ча­ется совер­шенно необычная семья — муж, жена и дети. Мужчина вел на поводу осла, а в седле «ехала тихая мило­видная женщина, окутанная голубым плащом, под ним она прижи­мала к груди ново­рож­ден­ного младенца и глядела на него с неска­занной нежно­стью». Эта легко угады­ва­емая картина святого семей­ства сразу обозна­чает универ­сальный, глубоко обоб­щенный характер мате­риала, состав­ля­ю­щего суть романа. Если в «Годах учения...» сюжет разви­вался вокруг судьбы Мейстера, персо­нажи были живыми и полно­кров­ными, а действие проис­хо­дило в совре­менной Гете Германии с её конкрет­ными приме­тами, то на сей раз все повест­во­вание значи­тельно более условно. Роман лишен единого сюжета и пред­став­ляет собой ряд новелл, почти не связанных между собой.

Такая свободная форма — которая пред­став­ля­ется пона­чалу небрежной и почти сырой — дала писа­телю возмож­ность вложить в роман свои самые дорогие, глубокие и сложные размыш­ления о том, что волно­вало его на протя­жении всей жизни. Вольная компо­зиция, пере­ме­жа­ющая прозу, стихи, стра­ницы прямых афоризмов, открытый финал — книга конча­ется ремаркой «Продол­жение следует» — это не столько недо­ра­бо­тан­ность, сколько пред­ве­стье нового типа романа XX в.

Миро­вос­при­ятие глав­ного героя лишено теперь того трагизма и гамле­тов­ского эгоцен­тризма, которое отли­чало юного Виль­гельма. Узнавший личное счастье, обретший сына и друзей-едино­мыш­лен­ников, Мейстер в «Годах стран­ствий...» пред­стает как человек, умуд­ренный опытом и прини­ма­ющий действи­тель­ность во всей её беско­нечной полноте и разно­об­разии. Теперь он не борец со всем миром, а борец за этот мир, за его разумное и чело­ве­че­ское устрой­ство. Он разли­чает элементы глубокой разум­ности в самих основах бытия, и это важнейшая идея книги, прида­ющая ей глубокий опти­мизм. Вот, например, какие размыш­ления наве­вает Виль­гельму встреча с астро­номом, который из своей обсер­ва­тории пока­зывал герою звездное небо. «Что я такое по срав­нению со Вселенной? — говорил себе Виль­гельм. — Как я могу проти­во­по­став­лять себя ей или ставить себя в её средо­точие?.. Может ли человек проти­во­по­став­лять себя беско­неч­ному, иначе как собрав в глубо­чайших глубинах своего суще­ства все духовные силы, обычно рассе­янные по всем направ­ле­ниям...» Далее он разви­вает эту мысль, замечая, что главное чудо — в самом чело­веке, его способ­ности пере­жи­вать впечат­ления жизни и пере­плав­лять их в деяния, полезные людям.

Персо­нажи романа, расска­занные в нем истории, просле­женные судьбы — это образное выра­жение того, как, в пони­мании Гете, следует вести бережное стро­и­тель­ство более совер­шен­ного жизнен­ного уклада. Через все повест­во­вание проходит образ ясно­ви­дицы Макарии — женщины, благо­творно действу­ющей на окру­жа­ющих, пере­да­ющей им свою духовную силу и альтруизм. Так же, как друзья Мейстера по Обще­ству башни, она отрек­лась от себя­любия и корысти. Целью и смыслом жизни любимых героев Гете стано­вится служение чело­ве­че­ству, помощь людям и утвер­ждение нрав­ственных начал.

Неко­торые рассказы вызы­вают в памяти «новых людей» Черны­шев­ского — персо­нажи свободны от эгоизма, способны подняться над сиюми­нут­ными стра­стями и преодо­леть рамки, каза­лось бы, безвы­ходных ситу­аций. Таковы герои новеллы «Пяти­де­ся­ти­летний мужчина». Суть её в том, что Гилария, которая с детства была пред­на­зна­чена в невесты двою­род­ному брату Флавио, поняла, что в действи­тель­ности она любит совсем не жениха, а его отца, своего дядю, майора-вдовца. Возможно, на девушку подей­ство­вало то, что её мать всегда с восторгом отно­си­лась к брату. И вот дядя при очередной встрече тоже почув­ствовал к Гиларии пылкую любовь. Когда отец отпра­вился в смущении объяс­ниться с сыном, то оказа­лось, что сын в свою очередь влюблен в некую молодую вдову и совсем не стре­мится к женитьбе на Гиларии. Однако, позна­ко­мив­шись с майором, эта молодая вдова начи­нает, как и Гилария, испы­ты­вать к нему весьма нежные чувства. Майор также впечатлен встречей с этой очаро­ва­тельной женщиной. После ссоры с ней смятенный Флавио приходит в дом Гиларии, где сильно заболе­вает. Девушка начи­нает ухажи­вать за ним. И именно теперь в ней просы­па­ется истинная любовь, которая встре­чает взаим­ность... Важно, что при этих непред­ска­зу­емых хитро­спле­те­ниях чувств персо­нажи не дают власти злобе или ревности, сохра­няют благо­род­ство и глубокую дели­кат­ность по отно­шению друг к другу, словно бросая вызов стан­дартным подходам к слож­но­стям жизни.

Другая новелла — «Новая Мелу­зина» — расска­зы­вает о фанта­сти­че­ской или сказочной истории. Однажды рассказ­чику этой новеллы встре­ти­лась прекрасная незна­комка в богатой карете. Она попро­сила его об одной услуге — чтобы он возил с собой её ларец. За это дама ссудила юношу день­гами и отдала свой экипаж. Через неко­торое время рассказчик истратил все деньги и загру­стил. Незна­комка вновь внезапно явилась перед ним и снова дала ему кошелек с золотом, преду­предив о том, чтобы он был бережлив. Наконец юноша уговорил прекрасную даму не поки­дать его. Она факти­чески стала его женой. И однажды он узнал её тайну — оказы­ва­ется, краса­вица была прин­цессой эльфов, она принад­ле­жала к племени крошечных чело­вечков, жизнь её прохо­дила в ларце, и лишь иногда она прини­мала обычный чело­ве­че­ский вид. Дама нужда­лась в рыцаре, верном и любящем, чтобы спасти свой выми­ра­ющий народ. Рассказчик сначала в пылу чувств согла­сился тоже стать крошечным эльфом. Однако вскоре он не выдержал испы­тания и бежал из волшеб­ного леса... Сам он вспо­ми­нает в романе об этом с чувством глубо­кого раска­яния, и ясно, что прошедшее изме­нило всю его жизнь и отно­шение к миру.

Вообще образ волшеб­ного ларца, закры­того на какое-то время от посто­ронних глаз, и ключа, способ­ного откры­вать этот ларец, присут­ствует на протя­жении всего романа. Это выра­зи­тельный символ мудрости, жизни, чело­ве­че­ской души и природы, которые откры­ва­ются лишь при умелом обра­щении и соот­вет­ственной подго­товке.

Один из афоризмов ясно­ви­дящей Макарии, подборкой которых закан­чи­ва­ется роман, таков: «Что такое трагедии, как не пере­ло­женные в стихи страсти тех, кто из внешних обсто­я­тельств делает бог весть что?»

Особое место в книге зани­мает тема воспи­тания. Феликса опре­де­ляют на учебу в особую школу, точнее, в Педа­го­ги­че­скую провинцию. Это сочи­ненная Гете соци­альная утопия. Педа­го­ги­че­ская провинция пред­став­ляет идеальный пример благо­твор­ного воздей­ствия на юную личность. Прин­ципом здешних учителей явля­ется стрем­ление содей­ство­вать воспи­танию обще­ствен­ного чело­века, с прочным чувством собствен­ного досто­ин­ства и уваже­нием к окру­жа­ю­щему миру. «Мудрые настав­ники неза­метно натал­ки­вают маль­чиков на то, что отве­чает их натуре, и сокра­щают кружные пути, на которых чело­веку так легко заблу­диться и откло­ниться от своего призвания».

Таким образом, в романе посто­янно взаи­мо­дей­ствуют и пере­кли­ка­ются две темы, составляя гармо­ничное един­ство, — тема нрав­ствен­ного само­со­вер­шен­ство­вания отдель­ного чело­века и идея воспи­тания коллек­тив­ного сознания, развития обще­ственных навыков и чувства обще­че­ло­ве­че­ского един­ства.

«Нет ничего драго­ценней, чем один день» — это также важный афоризм из «Архива Макарии». Персо­нажи романа стре­мятся как можно полнее реали­зо­вать свое пред­на­зна­чение, деятельно и вместе с тем бережно, мудро втор­гаться в жизнь. Пример такого реши­тель­ного действия — наме­рение нескольких това­рищей Виль­гельма эмигри­ро­вать в Америку во главе группы ткачей, которым новые промыш­ленные отно­шения несут угрозу разо­рения. Сначала Виль­гельм тоже соби­ра­ется поки­нуть страну. Однако затем он оста­ется на родине, чтобы создать здесь для рабочих что-то вроде образ­цовой трудовой колонии. Перед нами опять утопия, знаме­ну­ющая упорные искания Гете в сфере обще­ствен­ного миро­устрой­ства.

И конечно, как зако­но­мер­ность мы воспри­ни­маем тот факт, что главный герой романа после долгих поисков призвания оста­но­вился на профессии хирурга — чтобы творить «чудо без чудес», опираясь на опыт и знание природы чело­века.

Позже он расска­зы­вает, что большую роль в его овла­дении мастер­ством сыграл один скуль­птор. Виль­гельму трудно было препа­ри­ро­вать чело­ве­че­ские ткани и органы, изучая анатомию, но «чувство это всту­пало в проти­во­речие с требо­ва­ньем, которое ставит себе всякий стре­мя­щийся к знанию человек...». Подру­жив­шись со скуль­птором, он услышал от него глубокие суждения о том, что «боль­шему можно научиться, строя, нежели расчленяя, соединяя, нежели разъ­единяя, оживляя умершее, нежели дальше его умерщ­вляя». Эти прин­ципы стали важней­шими для Виль­гельма, симво­ли­зируя его отно­шение к природе, в том числе природе чело­века.

В последних главах описан волну­ющий эпизод — Феликс упал с кручи в реку вместе с конем. Подо­спевшие гребцы на лодке выта­щили юношу и пере­несли его на берег, однако Феликс не подавал признаков жизни. «Виль­гельм немед­ленно схватил ланцет, чтобы отво­рить жилу на руке, кровь брыз­нула обильным током <...>. Жизнь верну­лась к юноше, и едва успел участ­ливый хирург закон­чить пере­вязку, как тот бодро встал на ноги, бросил на Виль­гельма прон­зи­тельный взгляд и воскликнул: — Если жить, так с тобою!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 4.202 ms