Вечер у Клэр

Краткое содержание рассказа
Читается за 6 минут(ы)

Франция, конец 20-х гг. нашего века. Герой романа — молодой русский эмигрант, повест­во­вание ведется от его имени. Он влюблен в Клэр. Клэр — истая фран­цу­женка, она то дразнит поклон­ника, то позво­ляет ему наде­яться на свою благо­склон­ность. Она больна, и герой проси­жи­вает у нее целые вечера. Затем она выздо­рав­ли­вает и требует, чтобы он сопро­вождал её в кине­ма­то­граф. После кине­ма­то­графа и позд­него сидения в кафе Клэр пригла­шает героя выпить чашку чая. У нее опять резкая смена настро­ения — теперь она раздра­жена. Когда герой, оправ­ды­ваясь, говорит, что ждал этой встречи десять лет и ничего не просит у нее, глаза Клэр темнеют. Клэр обни­мает его, говоря: «Как, вы не пони­мали?..» И ночью, лежа рядом с уснувшей Клэр, герой вспо­ми­нает свою жизнь и свою первую встречу с этой женщиной.

Детство. Семья часто пере­ез­жает. Отец, воспо­ми­нания о котором так дороги герою, лесничий. Он предан семье, поглощен «хими­че­скими опытами, геогра­фи­че­скими рабо­тами и обще­ствен­ными вопро­сами». На ночь отец расска­зы­вает сыну беско­нечную сказку: всей семьей они плывут на корабле, на котором капитан — сам мальчик, Коля. Мать, молча­ливая, погло­щенная чтением, глубоко чувству­ющая. Сестры. Мир и лад в семье. Но очень скоро все обры­ва­ется: Коле всего восемь лет, когда отец умирает. Мать от горя почти не разго­ва­ри­вает, лишь ходит по комнате. Вскоре, одна за другой, умирают и сестры. Мальчик много читает, все без разбора. «Я думаю, что это время усилен­ного чтения и развития, бывшее эпохой моего совер­шенно бессо­зна­тель­ного суще­ство­вания, я мог бы срав­нить с глубо­чайшим душевным обмо­роком». Коля посту­пает в кадет­ский корпус, затем в гимназию. Он легко учится, сходится с това­ри­щами, дерзит началь­ству. Эта жизнь тяжела для него и бесплодна. Мальчик поглощен собственным внут­ренним миром: «Мне всю жизнь каза­лось — даже когда я был ребенком, — что я знаю какую-то тайну, которой не знают другие <...> Очень редко, в самые напря­женные минуты моей жизни, я испы­тывал какое-то мгно­венное, почти физи­че­ское пере­рож­дение и тогда прибли­жался к своему слепому знанию, невер­ному пости­жению чудес­ного».

Четыр­на­дцати лет, летом 1917 г. на площадке гимна­сти­че­ского обще­ства Николай впервые встре­ча­ется с шест­на­дца­ти­летней Клэр. Отец Клэр, коммер­сант, временно живет со всем своим семей­ством на Украине.

Герой влюб­ля­ется в Клэр, часто бывает у нее. Затем, обидев­шись на её мать, пере­стает прихо­дить, но образ Клэр продол­жает пресле­до­вать его. Однажды поздним зимним вечером он встре­чает Клэр, и она сооб­щает ему, что вышла замуж. Николай прово­жает её. Но когда Клэр, сказав, что ни роди­телей её, ни мужа нет в городе, пригла­шает его к себе, он отка­зы­ва­ется. «Я хотел пойти за ней и не мог. Снег все шел по-преж­нему и исчезал на лету, и в снегу клуби­лось и пропа­дало все, что я знал и любил до тех пор. И после этого я не спал две ночи». Следу­ющая их встреча проис­ходит лишь через десять лет.

Николай решает всту­пить в белую армию, считая, что правда на их стороне. Разговор с дядей Вита­лием пока­зы­вает юноше, что в этой войне каждая из сторон считает себя правой, но его это не смущает. Он все-таки идет воевать за белых, «так как они побеж­да­емые». В то же время дядя Виталий, кадровый офицер, человек «с почти феодаль­ными пред­став­ле­ниями о чести и праве», пола­гает, что правда на стороне красных. Николай проща­ется с матерью со всей жесто­ко­стью своих шест­на­дцати лет и уходит воевать — «без убеж­дений, без энту­зи­азма, исклю­чи­тельно из желания вдруг увидеть и понять на войне такие новые вещи», которые, быть может, пере­родят его. Служба на броне­по­езде, трусость и храб­рость окру­жа­ющих, тяжелый военный быт — все это окру­жает Николая до самого разгрома армии. Самого его от грозивших опас­но­стей ограж­дает свое­об­разная глухота, неспо­соб­ность немед­лен­ного душев­ного отклика на то, что с ним случа­ется. Оказав­шись на борту паро­хода и глядя на горящую Феодосию, Николай вспо­ми­нает о Клэр. И мысли о ней снова запол­няют его вооб­ра­жение, тысячи вооб­ра­жа­емых разго­воров и поло­жений роятся у него в голове, сменяясь новыми. В этот вымыш­ленный мир не доходят отзвуки и образы прежней его жизни, точно наты­каясь на незримую воздушную стену, «но столь же непре­одо­лимую, как та огненная преграда, за которой лежали снега и звучали последние ночные сигналы России». Во время плавания по Черному морю Николаю мере­щатся картины далеких япон­ских гаваней, пляжи Борнео и Суматры — отзвуки рассказов отца. Под звуки кора­бель­ного коло­кола пароход прибли­жа­ется к Констан­ти­но­полю, а Николай полно­стью поглощен пред­вку­ше­нием будущей встречи с Клэр. «Мы плыли в морском тумане к неви­ди­мому городу; воздушные пропасти развер­за­лись за нами; и во влажной тишине этого путе­ше­ствия изредка звонил колокол — и звук, неиз­менно нас сопро­вож­давший, только звук коло­кола соединял в медленной своей прозрач­ности огненные края и воду, отде­лявшие меня от России, с лепе­чущим и сбыва­ю­щимся, с прекрасным сном о Клэр...»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.222 ms