Воспитание чувств

Краткое содержание рассказа
Читается за 14 минут(ы)

Осенью 1840 г. восем­на­дца­ти­летний Фредерик Моро возвра­щался паро­ходом в родной город Ножан-на-Сене. Он уже получил звание бака­лавра и вскоре должен был отправ­ляться в Париж изучать право. Мечта­тельный, способный к наукам и арти­стичный, «он находил, что счастье, кото­рого заслу­жи­вает совер­шен­ство его души, медлит». На паро­ходе он позна­ко­мился с семьей Арну. Муж был общи­тельным здоро­вяком лет сорока и владел «Худо­же­ственной промыш­лен­но­стью» — пред­при­я­тием, соеди­нявшим газету, посвя­щенную живо­писи, и магазин, где торго­вали карти­нами. Жена его, Мария, пора­зила Фреде­рика необычной красотой. «Словно видение пред­стало ему... Никогда не видел он такой восхи­ти­тельной смуглой кожи, такого чару­ю­щего стана, таких тонких пальцев». Он влюбился в госпожу Арну роман­ти­че­ской и в то же время страстной любовью, еще не зная, что это на всю жизнь.

В Ножане он встре­тился с Шарлем Делорье, своим прия­телем по коллежу. Из-за бедности Шарль вынужден был прервать обра­зо­вание и служить клерком в провинции. Оба друга соби­ра­лись жить вместе в Париже. Но сред­ства на это пока были только у Фреде­рика, кото­рого ссужала мать. В коллеже друзья мечтали о великих деяниях. Фредерик — о том, чтобы стать знаме­нитым писа­телем, Шарль — о том, чтобы создать новую фило­соф­скую систему. Сейчас он пред­рекал скорую рево­люцию и сожалел, что бедность мешает ему развер­нуть пропа­ганду.

Посе­лив­шись в Париже, Фредерик пере­брал набор обычных свет­ских развле­чений, обза­велся новыми знаком­ствами и вскоре «впал в совер­шен­нейшую празд­ность». Правда, он сочинял роман в духе Валь­тера Скотта, где героем был он сам, а геро­иней — госпожа Арну, но это занятие недолго его вдох­нов­ляло. После нескольких неудачных попыток случай помог ему войти в дом к Арну. Распо­ло­женная на Монмартре, «Худо­же­ственная промыш­лен­ность» была чем-то вроде поли­ти­че­ского и арти­сти­че­ского салона. Но для Фреде­рика главным оста­ва­лась его безумная любовь к госпоже Арну, которой он боялся признаться в своем чувстве. Делорье, к этому времени уже прие­хавший в Париж, не понимал увле­чения друга и сове­товал ему доби­ваться своего или выки­нуть страсть из головы. Он делил с Фреде­риком кров, жил на его деньги, но не мог побо­роть зависти к прия­телю — баловню судьбы. Сам он мечтал о большой поли­тике, о том, чтобы руко­во­дить массами, тянулся к соци­а­ли­стам, которые были в их моло­дежной компании.

Прошло время, и оба прия­теля защи­тили диссер­тации, причем Шарль с блеском. Мать Фреде­рика уже не могла присы­лать сыну необ­хо­димую сумму, к тому же она старела и жало­ва­лась на одино­че­ство. Моло­дому чело­веку пришлось поки­нуть столицу, с которой были связаны все его привя­зан­ности и надежды, и устро­иться рабо­тать в Ножане. Посте­пенно он «привыкал к провинции, погру­жался в нее, и даже сама его любовь приоб­рела дремотное очаро­вание». В это время един­ственной отрадой Фреде­рика стала Луиза Рокк — сосед­ская девочка-подро­сток. Ее отец был управ­ля­ющим круп­ного париж­ского банкира Дамреза и успешно увели­чивал собственный капитал. Так прошло еще три года. Наконец умер преста­релый дядюшка Фреде­рика, и герой стал наслед­ником нема­лого состо­яния. Теперь он снова смог вернуться в Париж, пообещав матери сделать там дипло­ма­ти­че­скую карьеру. Сам же он в первую очередь думал о госпоже Арну.

В Париже выяс­ни­лось, что у Арну уже второй ребенок, что «Худо­же­ственная промыш­лен­ность» стала прино­сить убытки и её пришлось продать, а взамен начать торговлю фаянсом. Госпожа Арну, как и раньше, не давала Фреде­рику никаких надежд на взаим­ность. Не обра­до­вала героя и встреча с Делорье. У того не скла­ды­ва­лась адво­кат­ская карьера, он проиграл несколько дел в суде и теперь слишком явно хотел присо­еди­ниться к наслед­ству друга и слишком зло говорил о людях, зани­ма­ющих какое-то поло­жение. Фредерик посе­лился в уютном особ­няке, отделав его по последней моде. Теперь он был доста­точно богат, чтобы войти в избранные столичные круги. Однако по-преж­нему любил старых друзей, среди которых были и совсем неимущие — например вечный неудачник, ярый соци­а­лист Сене­каль или респуб­ли­канец Дюссардье — честный и добрый, но несколько огра­ни­ченный.

Фредерик по натуре был мягок, роман­тичен, дели­катен, он не отли­чался расчет­ли­во­стью и порой бывал по-насто­я­щему щедр. Не лишенный често­любия, он тем не менее так и не мог выбрать достой­ного приме­нения своему уму и способ­но­стям. То он прини­мался за лите­ра­турный труд, то за исто­ри­че­ские изыс­кания, то обучался живо­писи, то обду­мывал мини­стер­скую карьеру. Ничего он не доводил до конца. Он находил объяс­нение в своей несчастной любви, которая пара­ли­зо­вала его волю, однако не мог проти­виться обсто­я­тель­ствам. Посте­пенно он все больше сбли­жался с семей­ством Арну, стал самым близким чело­веком в их доме, посто­янно общался с мужем и знал все о его тайных похож­де­ниях и финан­совых делах, но это только прибав­ляло ему стра­даний. Он видел, что бого­тво­римая им женщина терпит обман не лишен­ного обаяния, но вуль­гар­ного и зауряд­ного дельца, каким был Жак Арну, и ради детей хранит мужу верность.

Сердечная тоска, однако, не мешала герою вести свет­ский образ жизни. Он посещал балы, маска­рады, театры, модные ресто­раны и салоны. Он был вхож в дом курти­занки Роза­нетты, по прозвищу Капи­танша, — любов­ницы Арну, и при этом стал завсе­гда­таем у Дамрезов и поль­зо­вался благо­склон­но­стью самой банкирши. У Делорье, который по-преж­нему вынужден был доволь­ство­ваться обедами за трид­цать су и поденно трудиться, рассе­янная жизнь друга вызы­вала злость. Шарль мечтал о собственной газете как о последнем шансе обрести влия­тельное поло­жение. И однажды напрямую попросил на нее денег у Фреде­рика. И хотя тому потре­бо­ва­лось снять крупную сумму с основ­ного капи­тала, он сделал это. Но в последний день отнес пятна­дцать тысяч франков не Шарлю, а Жаку Арну, кото­рому грозил суд после неудачной сделки. Он спасал от разо­рения любимую женщину, чувствуя вину перед другом.

В обще­стве нака­нуне рево­люции было смятение, в чувствах Фреде­рика — тоже. Он по-преж­нему благо­го­вейно любил госпожу Арну, однако при этом желал стать любов­ником Роза­нетты. «Общение с этими двумя женщи­нами состав­ляло как бы две мелодии; одна была игривая, поры­ви­стая, весе­лящая, другая же — торже­ственная, почти молит­венная». А време­нами Фредерик мечтал еще о связи с госпожой Дамрез, которая придала бы ему веса в обще­стве. Он был дитя света — и вместе с тем уже успел почув­ство­вать холод и фальшь его блеска.

Получив письмо от матери, он опять уехал в Ножан. Соседка Луиза Рокк к тому времени стала богатой неве­стой. Она с отро­че­ства любила Фреде­рика. Их брак был как бы молча­ливо решен, и все-таки герой медлил. Он вновь вернулся в Париж, обещав девушке, что уезжает нена­долго. Но новая встреча с госпожой Арну пере­черк­нула все планы. До нее дошли слухи о планах Фреде­рика, и она была этим потря­сена. Она поняла, что любит его. Теперь он отрицал все — и увле­чение Роза­неттой, и скорую женитьбу. Он клялся ей в вечной любви — и тогда она впервые позво­лила ему поце­ло­вать себя. Они факти­чески призна­лись в любви друг к другу и какое-то время встре­ча­лись как истинные друзья, испы­ты­вали тихое счастье. Но сбли­зиться им было не суждено. Однажды госпожа Арну уже дала согласие на свидание с ним, однако Фредерик тщетно прождал её несколько часов. Он не знал, что ночью тяжело заболел маленький сын госпожи Арну и она воспри­няла это как Божий знак. В специ­ально снятые комнаты он со злости привел Роза­нетту. Это было февраль­ской ночью 1848 г.

Они просну­лись от ружейных выстрелов. Выйдя на Елисей­ские поля, Фредерик узнал, что король бежал и провоз­гла­шена респуб­лика. Двери Тюильри были открыты. «Всеми овла­дела неистовая радость, как будто исчез­нувший трон уступил уже место безгра­нич­ному буду­щему счастью». Магне­тизм востор­женной толпы пере­дался и Фреде­рику. Он написал востор­женную статью в газету — лири­че­скую оду рево­люции, вместе с друзьями стал ходить в рабочие клубы и на митинги. Делорье выпросил у новых властей назна­чение в провинцию комис­саром. Фредерик попы­тался выдви­нуть свою канди­да­туру в Зако­но­да­тельное собрание, но был осви­стан как аристо­крат.

В свет­ских кругах шла стре­ми­тельная смена поли­ти­че­ских симпатий. Все немед­ленно объявили себя сторон­ни­ками респуб­лики — от легко­мыс­ленной Капи­танши до Государ­ствен­ного совета, Дамрезов и архи­епи­скопа Париж­ского. На самом деле знать и буржуа беспо­коили лишь заботы о сохра­нении привыч­ного образа жизни и собствен­ности. Провоз­гла­шение респуб­лики не решило проблем низших сословий. В июне начался рабочий мятеж.

В это время Фредерик, уже остывший к поли­тике, пере­живал что-то вроде медо­вого месяца с Роза­неттой. Она была взбал­мошна, но есте­ственна и непо­сред­ственна. В Париже стро­и­лись барри­кады, гремели выстрелы, а они уезжали за город, жили в сель­ской гости­нице, целыми днями бродили по лесу или лежали на траве. Поли­ти­че­ские волнения «каза­лись ему ничтож­ными по срав­нению с их любовью и вечной природой». Однако, узнав из газеты о ранении Дюссардье, Фредерик бросился в Париж и снова попал в самую гущу событий. Он увидел, как безжа­лостно подав­ля­лось восстание солда­тами. «С торже­ством заявило о себе тупое, звериное равен­ство; уста­но­вился одина­ковый уровень кровавой подлости, аристо­кратия неистов­ство­вала точно так же, как и чернь... обще­ственный разум пому­тился». Заядлые либе­ралы теперь заде­ла­лись консер­ва­то­рами, а ради­калы оказа­лись за решеткой — например Сене­каль.

В эти дни Луиза Рокк, умирая от тревоги за возлюб­лен­ного, прие­хала в Париж. Она не нашла Фреде­рика, который жил с Роза­неттой на другой квар­тире, и встре­ти­лась с ним только на обеде у Дамрезов. Среди свет­ских дам девушка пока­за­лась ему провин­ци­альной, он говорил с ней уклон­чиво, и она с горечью поняла, что их брак отме­ня­ется.

У Делорье комис­сар­ская карьера закон­чи­лась бесславно. «Так как он консер­ва­торам пропо­ве­довал брат­ство, а соци­а­ли­стам — уважение к закону, то одни в него стре­ляли, другие же принесли веревку, чтобы его пове­сить... Он стучался в двери демо­кратии, пред­лагая служить ей пером, речью, своей деятель­но­стью, но всюду был отвергнут...»

Роза­нетта родила ребенка, но вскоре он умер. Фредерик посте­пенно остывал к ней. Теперь у него начался роман с госпожой Дамрез. Он обма­нывал и ту и другую, но в ответ их любовь к нему стано­ви­лась лишь сильней. А в мыслях его всегда жила еще и госпожа Арну. Когда банкир Дамрез — один из самых крупных взяточ­ников своего времени — умер от болезни, вдова над гробом мужа сама пред­ло­жила Фреде­рику жениться на ней. Он понимал, что брак этот откроет ему много возмож­но­стей. Но и этой свадьбе не суждено было осуще­ствиться. Снова потре­бо­ва­лись деньги, чтобы спасти от тюрьмы Арну. Фредерик одолжил их у новой невесты, есте­ственно не говоря о цели. Та узнала и решила отомстить с присущим ей ковар­ством. Через Делорье она пустила в ход старые векселя и доби­лась описи имуще­ства Арну. Да еще прие­хала на аукцион, когда вещи шли с молотка. И на глазах Фреде­рика, вопреки его отча­янной просьбе, купила безде­лушку, с которой у него были связаны дорогие воспо­ми­нания. Сразу после этого Фредерик расстался с ней навсегда. Порвал он и с Капи­таншей, которая искренне его любила.

Волнения в Париже продол­жа­лись, и однажды он случайно стал свиде­телем уличной пота­совки. На его глазах от руки поли­цей­ского погиб — с криком «Да здрав­ствует респуб­лика!» — Дюссардье. «Поли­цей­ский огля­нулся, обвел всех глазами, и ошелом­ленный Фредерик узнал Сене­каля...»

...Фредерик путе­ше­ствовал, пережил еще не один роман, но так и не женился, и «острота страсти, вся прелесть чувства были утра­чены. Годы шли, он мирился с этой празд­но­стью мысли, косно­стью сердца». Через двадцать лет он еще раз увидел госпожу Арну, которая жила теперь в провинции. Это была грустная встреча старых друзей. Встре­тился Фредерик и с Делорье. Тот в свое время женился на Луизе Рокк, но скоро она сбежала от него с каким-то певцом. Оба прия­теля вели теперь скромную жизнь добро­по­ря­дочных буржуа. Оба были равно­душны к поли­тике. Подводя итоги своей жизни, они признали, что «обоим она не удалась — и тому, кто мечтал о любви, и тому, кто мечтал о власти».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.152 ms