Молодая гвардия

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)
p>Под палящим солнцем июля 1942 г. шли по донецкой степи со своими обозами, артил­ле­рией, танками отсту­па­ющие части Красной Армии, шли детские дома и сады, стада скота, грузо­вики, беженцы... Но пере­пра­виться через Донец они уже не успели: к реке вышли части немецкой армии. И вся эта масса людей хлынула обратно. Среди них были Ваня Земнухов, Уля Громова, Олег Кошевой, Жора Арутю­нянц.

Но не все поки­дали Крас­нодон. Сотруд­ники госпи­таля, в котором оста­лось более ста нехо­дячих раненых, разме­щали бойцов по квар­тирам местных жителей. Филипп Петрович Лютиков, остав­ленный секре­тарем подполь­ного райкома, и его товарищ по подполью Матвей Шульга тихо осели на явочных квар­тирах. Комсо­молец Сережа Тюленин возвра­тился домой с рытья окопов. Случи­лось так, что он принял участие в боях, сам убил двух немцев и был намерен убивать их впредь.

Немцы вошли в город днем, а ночью сгорел немецкий штаб. Поджег его Сергей Тюленин. Олег Кошевой возвра­щался от Донца вместе с дирек­тором шахты № 1-бис Валько и по дороге попросил его помочь связаться с подполь­щи­ками. Валько и сам не знал, кто оставлен в городе, но был уверен, что найдет этих людей. Боль­шевик и комсо­молец дого­во­ри­лись держать связь.

Кошевой вскоре позна­ко­мился с Тюле­ниным. Ребята быстро нашли общий язык и выра­бо­тали план действий: искать пути к подполью и одновре­менно само­сто­я­тельно созда­вать моло­дежную подпольную орга­ни­зацию.

Лютиков тем временем для отвода глаз стал рабо­тать у немцев в элек­тро­ме­ха­ни­че­ских мастер­ских. Пришел в давно знакомую ему семью Осьму­хиных — звать на работу Володю. Володя рвался на борьбу и поре­ко­мен­довал Люти­кову для подпольной работы своих това­рищей Толю Орлова, Жору Арутю­нянца и Ивана Земну­хова. Но когда речь о воору­женном сопро­тив­лении зашла с Иваном Земну­ховым, тот сразу стал просить разре­шения привлечь в группу и Олега Коше­вого.

Реша­ющее сове­щание произошло в «бурьяне под сараем» у Олега. Ещё несколько встреч — и наконец все звенья крас­но­дон­ского подполья замкну­лись. Обра­зо­ва­лась моло­дежная орга­ни­зация, названная «Молодой гвар­дией».

Проценко в это время был уже в парти­зан­ском отряде, который бази­ро­вался по ту сторону Донца. Вначале отряд действовал, и действовал неплохо. Затем попал в окру­жение. В группу, которая должна была прикры­вать отход основной части людей, Проценко в числе других направил комсо­мольца Стахо­вича. Но Стахович струсил, удрал через Донец и ушел в Крас­нодон. Встре­тив­шись с Осьму­хиным, своим това­рищем по школе, Стахович сообщил ему, что сражался в парти­зан­ском отряде и офици­ально послан штабом орга­ни­зо­вать парти­зан­ское движение в Крас­но­доне.

Шульгу момен­тально выдал хозяин квар­тиры, бывший кулак и скрытый враг Совет­ской власти. Явка, где скры­вался Валько, прова­ли­лась случайно, но полицай Игнат Фомин, прово­дивший обыск, сразу опознал Валько. Кроме того, в городе и в районе были аресто­ваны почти все не успевшие эваку­и­ро­ваться члены боль­ше­вист­ской партии, совет­ские работ­ники, обще­ствен­ники, многие учителя, инже­неры, знатные шахтеры и кое-кто из военных. Многих из этих людей, в том числе Валько и Шульгу, немцы казнили, закопав живыми.

Любовь Шевцова загодя была выдви­нута в распо­ря­жение парти­зан­ского штаба для исполь­зо­вания в тылу врага. Она закон­чила военно-десантные курсы, а затем курсы ради­стов. Получив сигнал, что должна ехать в Воро­ши­лов­град и связанная дисци­плиной «Молодой гвардии», доло­жила о своем отъезде Коше­вому. Никто, кроме Осьму­хина, не знал, с кем из взрослых подполь­щиков связан Олег. Но Лютиков отлично знал, для какой цели Любка остав­лена в Крас­но­доне, с кем связана в Воро­ши­лов­граде. Так «Молодая гвардия» вышла на штаб парти­зан­ского движения.

Яркая внешне, веселая и общи­тельная, Любка вовсю заво­дила теперь знаком­ства с немцами, пред­став­ляясь дочерью шахто­вла­дельца, репрес­си­ро­ван­ного Совет­ской властью, а через немцев добы­вала различные развед­данные.

Моло­до­гвар­дейцы приня­лись за работу. Они раскле­и­вали подрывные листовки и выпус­кали сводки Совин­форм­бюро. Пове­сили полицая Игната Фомина. Осво­бо­дили группу совет­ских воен­но­пленных, рабо­тавших на рубке леса. Соби­рали оружие в районе боев на Донце и крали его. Уля Громова ведала работой против вербовки и угона моло­дежи в Германию. Была подо­жжена биржа труда, и вместе с ней сгорели списки людей, которых немцы соби­ра­лись угонять в Германию. На дорогах района и за его преде­лами действо­вали три посто­янные боевые группы «Молодой гвардии». Одна напа­дала преиму­ще­ственно на легковые машины с немец­кими офице­рами. Руко­водил этой группой Виктор Петров. Вторая группа зани­ма­лась маши­нами-цистер­нами. Этой группой руко­водил осво­бож­денный из плена лейте­нант Совет­ской Армии Женя Мошков. Третья группа — группа Тюле­нина — действо­вала повсюду.

В это время — ноябрь, декабрь 1942 г. — завер­ша­лась битва под Сталин­градом. Вечером 30 декабря ребята обна­ру­жили немецкую машину, груженную ново­год­ними подар­ками для солдат рейха. Машину обчи­стили, а часть подарков решили сразу пустить в продажу на рынке: орга­ни­зации нужны были деньги. По этому следу и вышла на подполь­щиков давно искавшая их полиция. Вначале взяли Мошкова, Земну­хова и Стахо­вича. Узнав об аресте, Лютиков немед­ленно отдал приказ — уходить из города всем членам штаба и тем, кто близок к аресто­ванным. Следо­вало прятаться в деревне или пытаться перейти линию фронта. Но многие, в том числе Громова, по молодой беспеч­ности оста­лись или не смогли найти надеж­ного убежища и вынуж­дены были вернуться домой.

Приказ был отдан в то время, как под пытками Стахович стал давать пока­зания. Нача­лись аресты. Уйти смогли немногие. Стахович не знал, через кого Кошевой осуществлял связь с райкомом, но случайно вспомнил связную, и в итоге немцы вышли на Люти­кова. В руках палачей оказа­лась группа взрослых подполь­щиков во главе с Люти­ковым и члены «Молодой гвардии». Никто не признался в своей принад­леж­ности к орга­ни­зации и не показал на това­рищей. Олег Кошевой был взят одним из последних — нарвался в степи на жандарм­ский пост. При обыске у него обна­ру­жили комсо­моль­ский билет. На допросе в гестапо Олег сообщил, что являлся руко­во­ди­телем «Молодой гвардии», один отве­чает за все её акции, а потом молчал даже под пытками. Врагам не удалось узнать, что Лютиков был главой подпольной боль­ше­вист­ской орга­ни­зации, но они чувство­вали, что это самый крупный человек из захва­ченных ими.

Всех моло­до­гвар­дейцев страшно били и пытали. У Ули Громовой на спине выре­зали звезду. Полу­лежа на боку, она высту­ки­вала в соседнюю камеру: «Крепи­тесь... Все равно наши идут...»

Люти­кова и Коше­вого допра­ши­вали в Ровеньках и тоже пытали, «но можно сказать, что они уже ничего не чувство­вали: дух их парил беспре­дельно высоко, как только может парить великий твор­че­ский дух чело­века». Все аресто­ванные подполь­щики были казнены: их сбро­сили в шахту. Перед смертью они пели рево­лю­ци­онные песни.

15 февраля в Крас­нодон вошли совет­ские танки. В похо­ронах моло­до­гвар­дейцев прини­мали участие немногие остав­шиеся в живых члены крас­но­дон­ского подполья.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 3.557 ms