Ипполит

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

В древних Афинах правил царь Тесей. Как у Геракла, у него было два отца — земной, царь Эгей, и небесный, бог Посейдон. Главный свой подвиг он совершил на острове Крите: убил в лаби­ринте чудо­вищ­ного Мино­тавра и осво­бодил Афины от дани ему. Помощ­ницей ему была крит­ская царевна Ариадна: она дала ему нить, следуя которой он вышел из лаби­ринта. Ариадну он обещал взять в жены, но ее потре­бовал для себя бог Дионис, и за это Тесея возне­на­ви­дела богиня любви Афро­дита.

Второй женой Тесея была воитель­ница-амазонка; она погибла в бою, а Тесею оста­вила сына Иппо­лита. Сын амазонки, он не считался законным и воспи­ты­вался не в Афинах, а в соседнем городе Трезене. Амазонки не желали знать мужчин — Ипполит не желал знать женщин. Он называл себя служи­телем девственной богини-охот­ницы Арте­миды, посвя­щенным в подземные таин­ства, о которых рассказал людям певец Орфей: человек должен быть чист, и тогда за гробом он обретет блажен­ство. И за это его тоже возне­на­ви­дела богиня любви Афро­дита.

Третьей женой Тесея была Федра, тоже с Крита, младшая сестра Ариадны. Тесей взял ее в жены, чтобы иметь законных детей-наслед­ников. И здесь начи­на­ется месть Афро­диты. Федра увидела своего пасынка Иппо­лита и влюби­лась в него смертной любовью. Пона­чалу она одоле­вала свою страсть: Иппо­лита не было рядом, он был в Трезене. Но случи­лось так, что Тесей убил восставших на него родствен­ников и должен был на год удалиться в изгнание; вместе с Федрой он пере­ехал в тот же Трезен. Здесь любовь мачехи к пасынку вспых­нула вновь; Федра обезу­мела от нее, забо­лела, слегла, и никто не мог понять, что с царицей. Тесей уехал к оракулу; в его отсут­ствие и произошла трагедия.

Собственно, Еврипид написал об этом две трагедии. Первая не сохра­ни­лась. В ней Федра сама откры­ва­лась в любви Иппо­литу, Ипполит в ужасе отвергал ее, и тогда Федра клеве­тала на Иппо­лита вернув­ше­муся Тесею: будто бы это пасынок влюбился в нее и хотел ее обес­че­стить. Ипполит погибал, но правда откры­ва­лась, и только тогда Федра реша­лась покон­чить с собой. Именно этот рассказ лучше всего запом­нило потом­ство. Но афинянам он не понра­вился: слишком бесстыдной и злой оказы­ва­лась здесь Федра. Тогда Еврипид сочинил об Иппо­лите вторую трагедию — и она перед нами.

Начи­на­ется трагедия моно­логом Афро­диты: боги карают гордецов, и она пока­рает гордеца Иппо­лита, гнуша­ю­ще­гося любовью. Вот он, Ипполит, с песней в честь девственной Арте­миды на устах: он радо­стен и не знает, что сегодня же на него обру­шится кара. Афро­дита исче­зает, Ипполит выходит с венком в руках и посвя­щает его Арте­миде — «чистой от чистого». «Почему ты не чтишь и Афро­диту?» — спра­ши­вает его старый раб. «Чту, но издали: ночные боги мне не по сердцу», — отве­чает Ипполит. Он уходит, а раб молится за него Афро­дите: «Прости его юноше­скую надмен­ность: на то вы, боги, и мудры, чтобы прощать». Но Афро­дита не простит.

Входит хор трезен­ских женщин: до них дошел слух, что царица Федра больна и бредит. Отчего? Гнев богов, злая ревность, дурная весть? Навстречу им выносят Федру, мечу­щуюся на ложе, с нею старая корми­лица. Федра бредит: «В горы бы на охоту! на цветочный Арте­мидин луг! на прибрежное конское риста­лище» — все это Иппо­ли­товы места. Корми­лица угова­ри­вает: «Очнись, откройся, пожалей если не себя, то детей: если умрешь — не они будут царство­вать, а Ипполит». Федра вздра­ги­вает: «Не называй этого имени!» Слово за слово: «причина болезни — любовь»; «причина любви — Ипполит»; «спасение одно — смерть». Корми­лица высту­пает против: «Любовь — всесветный закон; проти­виться любви — бесплодная гордыня; а от всякой болезни есть лекар­ство». Федра пони­мает это слово буквально: может быть, корми­лица знает какое-нибудь цели­тельное зелье? Корми­лица уходит; хор поет: «О, да минёт меня Эрот!»

Из-за сцены — шум: Федра слышит голоса корми­лицы и Иппо­лита. Нет, речь была не о зелье, речь была о любви Иппо­лита: корми­лица все ему открыла — и напрасно. Вот они выходят на сцену, он в него­до­вании, она молит об одном: «Только ни слова никому, ты ведь поклялся!» — «Язык мой клялся, душа моя ни при чем», — отве­чает Ипполит. Он произ­носит жестокое обли­чение женщин: «О если бы можно было без женщин продол­жать свой род! Муж тратится на свадьбу, муж прини­мает свой­ствен­ников, глупая жена тяжка, умная жена опасна, — я сдержу клятву молчания, но я проклинаю вас!» Он уходит; Федра в отча­янии клеймит корми­лицу: «Проклятие тебе! смертью я хотела спастись от бесче­стья; теперь вижу, что и смертью от него не спастись. Оста­лось одно, последнее сред­ство», — и она уходит, не называя его. Это сред­ство — возвести на Иппо­лита вину перед отцом. Хор поет: «Ужасен этот мир! бежать бы из него, бежать бы!»

Из-за сцены — плач: Федра в петле, Федра скон­ча­лась! На сцене — тревога: явля­ется Тесей, он в ужасе от неожи­дан­ного бедствия. Дворец распа­хи­ва­ется, над телом Федры начи­на­ется общий плач, Но отчего она покон­чила с собой? В руке у нее — писчие дощечки; Тесей читает их, и ужас его — еще больше. Оказы­ва­ется, это Ипполит, преступный пасынок, посягнул на ее ложе, и она, не в силах снести бесче­стья, нало­жила на себя руки. «Отче Посейдон! — воскли­цает Тесей. — Ты когда-то обещал мне испол­нить три моих желания, — вот последнее из них: накажи Иппо­лита, пусть не пере­живет он этого дня!»

Появ­ля­ется Ипполит; он тоже поражен видом мертвой Федры, но еще больше — упре­ками, которые обру­ши­вает на него отец. «О, почему нам не дано распо­зна­вать ложь по звуку! — кричит Тесей. — Сыновья — лживее отцов, а внуки — сыновей; скоро на земле не хватит места преступ­никам.» Ложь — твоя святость, ложь — твоя чистота, и вот — твоя обли­чи­тель­ница. Прочь с глаз моих — ступай в изгнание!«- «Боги и люди знают — я всегда был чист; вот тебе моя клятва, а об иных оправ­да­ниях я молчу, — отве­чает Ипполит. — Ни похоть меня не толкала к Федре-мачехе, ни тщеславие — к Федре-царице. Вижу я: неправая из дела вышла чистой, а чистого и правда не спасла. Казни меня, если хочешь». — «Нет, смерть была бы тебе мило­стью — ступай в изгнание!» — «Прости, Арте­мида, прости, Трезен, простите, Афины! не было у вас чело­века чище сердцем, чем я». Ипполит уходит; хор поет: «Судьба пере­мен­чива, жизнь страшна; не дай мне бог знать жестокие мировые законы!»

Проклятие сбыва­ется: приходит вестник. Ипполит на колес­нице выехал из Трезена тропой меж скал и берегом моря. «Не хочу я жить преступ­ником, — взывал он богам, — а хочу лишь, чтобы отец мой узнал, что он не прав, а я прав, живой или мертвый». Тут море взре­вело, вски­нулся вал выше гори­зонта, из вала встало чудище, как морской бык; кони шарах­ну­лись и понесли, колес­ницу ударило о скалы, юношу пово­локло по камням. Умира­ю­щего несут обратно во дворец. «Я отец ему, и я обес­чещен им, — говорит Тесей, — пусть же он не ждет от меня ни сочув­ствия, ни радости».

И тут над сценой явля­ется Арте­мида, богиня Иппо­лита. «Он прав, ты не прав, — говорит она. — Не права была и Федра, но ею двигала злая Афро­дита. Плачь, царь; я делю с тобою твою скорбь». На носилках вносят Иппо­лита, он стонет и молит добить его; за чьи грехи он распла­чи­ва­ется? Арте­мида накло­ня­ется над ним с высоты: «Это гнев Афро­диты, это она погу­била Федру, а Федра Иппо­лита, а Ипполит остав­ляет безутешным Тесея: три жертвы, одна несчастнее другой. О, как жаль, что боги не платятся за судьбу людей! Будет горе и Афро­дите — у нее тоже есть любимец охотник Адонис, и он падет от моей, Арте­ми­диной, стрелы. А тебе, Ипполит, будет в Трезене вечная память, и каждая девушка перед заму­же­ством будет прино­сить тебе в жертву прядь волос. Ипполит умирает, простив отца; хор закан­чи­вает трагедию словами: «Будут литься пото­ками слезы о нем — / Если мужа вели­кого рок ниспро­верг — / Его смерть неза­бвенна навеки!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.392 ms