Прометей прикованный

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

С титаном Проме­теем, благо­де­телем чело­ве­че­ства, мы уже встре­ча­лись в поэме Гесиода «Теогония». Там он — умный хитрец, который устра­и­вает дележ жерт­вен­ного бычьего мяса между людьми и богами так, чтобы лучшая часть доста­лась в пищу людям. А затем, когда разо­зленный Зевс не хочет, чтобы люди могли варить и жарить достав­шееся им мясо, и отка­зы­ва­ется дать им огонь, Прометей похи­щает этот огонь тайком и приносит людям в полом трост­нике. За это Зевс прико­вы­вает Прометея к столбу на востоке земли и насы­лает орла выкле­вы­вать его печень. Только через много веков герой Геракл убьет этого орла и осво­бодит Прометея.

Потом этот миф стали расска­зы­вать иначе. Прометей стал вели­чавей и возвы­шенней: он не хитрец и вор, а мудрый провидец. (Само имя «Прометей» значит «Промыс­ли­тель».) В начале мира, когда старшие боги, Титаны, боро­лись с млад­шими богами, Олим­пий­цами, он знал, что силою Олим­пийцев не взять, и пред­ложил помочь Титанам хитро­стью; но те, надменно пола­гаясь на свою силу, отка­за­лись, и тогда Прометей, видя их обре­чен­ность, перешел на сторону Олим­пийцев и помог им одер­жать победу. Поэтому расправа Зевса со своим бывшим другом и союз­ником стала казаться еще более жестокой.

Мало этого, Прометею открыто и то, что будет в конце мира. Олим­пийцы боятся, что как они свергли в свое время отцов-Титанов, так и их когда-нибудь свергнут новые боги, их потомки. Как это предот­вра­тить, они не знают. Знает Прометей; затем Зевс и терзает Прометея, чтобы вызнать у него эту тайну. Но Прометей гордо молчит. Только когда Зевсов сын Геракл — еще не бог, а только труженик-герой — в благо­дар­ность за все добро, которое Прометей сделал людям, убивает терза­ю­щего орла и облег­чает Проме­теевы муки, то Прометей в благо­дар­ность откры­вает тайну, как спасти власть Зевса и всех Олим­пийцев. Есть морская богиня, краса­вица Фетида, и Зевс доби­ва­ется ее любви. Пусть он не делает этого: судьбой назна­чено, что у Фетиды родится сын сильнее своего отца. Если это будет сын Зевса, то он станет сильнее Зевса и свергнет его: власти Олим­пийцев придет конец. И Зевс отка­зы­ва­ется от мысли о Фетиде, а Прометея в благо­дар­ность осво­бож­дает от казни и прини­мает на Олимп. Фетиду же выдали замуж за смерт­ного чело­века, и от этого брака у нее родился герой Ахилл, который действи­тельно был сильнее не только своего отца, но и всех людей на свете.

Вот по этому рассказу и сделал свою трагедию о Прометее поэт Эсхил.

Действие проис­ходит на краю земли, в дальней Скифии, средь диких гор — может быть, это Кавказ. Два демона, Власть и Насилие, вводят на сцену Прометея; бог огня Гефест должен прико­вать его к горной скале. Гефесту жаль това­рища, но он должен пови­но­ваться судьбе и воле Зевса: «Ты к людям свыше меры был участ­ливым». Руки, плечи, ноги Прометея оковы­вают канда­лами, в грудь вбивают железный клин. Прометей безмолвен. Дело сделано, палачи уходят, Власть бросает презри­тельно: «Ты — Промыс­ли­тель, вот и промысли, как самому спастись!»

Только остав­шись один, Прометей начи­нает гово­рить. Он обра­ща­ется к небу и солнцу, земле и морю: «Взгля­ните, что терплю я, бог, от божьих рук!» И все это за то, что похитил для людей огонь, открыл им путь к достойной чело­века жизни.

Явля­ется хор нимф — Океанид. Это дочери Океана, другого титана, они услы­шали в своих морских далях грохот и лязг Проме­те­евых оков. «О, лучше бы мне томиться в Тартаре, чем корчиться здесь у всех на виду! — воскли­цает Прометей. — Но это не навек: силою Зевс ничего от меня не добьется и придет просить меня о своей тайне смиренно и ласково». — «За что он казнит тебя?» — «За мило­сердие к людям, ибо сам он неми­ло­серден». За Океа­ни­дами входит их отец Океан: он когда-то воевал против Олим­пийцев вместе с осталь­ными Тита­нами, но смирился, поко­рился, прощен и мирно плещется по всем концам света. Пусть смирится и Прометей, не то не мино­вать ему еще худшей кары: Зевс мсти­телен! Прометей презри­тельно отвер­гает его советы: "Обо мне не заботься, поза­боться о себе:

как бы тебя самого не покарал Зевс за сочув­ствие преступ­нику!«Океан уходит, Океа­ниды поют состра­да­тельную песню, поминая в ней и Проме­теева брата Атланта, который вот так же мучится на западном конце света, поддер­живая плечами медный небо­свод.

Прометей расска­зы­вает хору, сколько доброго он сделал для людей. Они были нера­зумны, как дети, — он дал им ум и речь. Они томи­лись забо­тами — он внушил им надежды. Они жили в пещерах, пугаясь каждой ночи и каждой зимы, — он заставил их строить дома от холода, объяснил движение небесных светил в смене времен года, научил письму и счету, чтобы пере­да­вать знания потомкам. Это он указал для них руды под землей, впряг им быков в соху, сделал телеги для земных дорог и корабли для морских путей. Они умирали от болезней — он открыл им целебные травы. Они не пони­мали вещих знамений богов и природы — он научил их гадать и по птичьим крикам, и по жерт­вен­ному огню, и по внут­рен­но­стям жерт­венных животных. «Воис­тину был ты спаси­телем для людей,- говорит хор, — как же ты не спас самого себя?» «Судьба сильней меня», — отве­чает Прометей. «И сильнее Зевса?» — «И сильнее Зевса». — «Какая же судьба суждена Зевсу?» — «Не спра­шивай: это моя великая тайна». Хор поет скорбную песню.

В эти воспо­ми­нания о прошлом вдруг врыва­ется будущее. На сцену вбегает возлюб­ленная Зевса — царевна Ио, превра­щенная в корову. (На театре это был актер в рогатой маске.) Зевс обратил ее в корову, чтобы скрыть от ревности своей супруги, богини Геры. Гера дога­да­лась об этом и потре­бо­вала корову себе в подарок, а потом наслала на нее страш­ного овода, который погнал несчастную по всему свету. Так попала она, изму­ченная болью до безумия, и к Проме­те­евым горам. Титан, «защитник и заступник чело­ве­че­ский», ее жалеет;

он расска­зы­вает ей, какие даль­нейшие скитания пред­стоят ей по Европе и Азии, сквозь зной и холод, среди дикарей и чудовищ, пока не достигнет она Египта. А в Египте родит она сына от Зевса, а потомком этого сына в двена­дцатом колене будет Геракл, стрелок из лука, который придет сюда спасти Прометея — хотя бы против воли Зевса. «А если Зевс не позволит?» — «Тогда Зевс погибнет». — «Кто же его погубит?» — «Сам себя, замыслив нера­зумный брак». — «Какой?» — «Я не скажу ни слова более». Тут разго­вору конец: Ио вновь чувствует жало овода, вновь впадает в безумие и в отча­янии мчится прочь. Хор Океанид поет: «Да минет нас вожде­ленье богов: ужасна их любовь и опасна».

Сказано о прошлом, сказано о будущем; теперь на очереди страшное насто­ящее. Вот идет слуга и вестник Зевса — бог Гермес. Прометей его прези­рает как прихле­ба­теля хозяев Олим­пийцев. «Что сказал ты о судьбе Зевса, о нера­зумном браке, о грозящей гибели? Призна­вайся, не то горько постра­даешь!» — «Лучше стра­дать, чем прислуж­ни­чать, как ты; а я — бессмертен, я видел падение Урана, падение Крона, увижу и падение Зевса». — «Бере­гись: быть тебе в подземном Тартаре, где мучатся Титаны, а потом стоять тебе здесь с раною в боку, и орел будет клевать твою печень». — «Все это я знал заранее; пусть бушуют боги, я нена­вижу их!» Гермес исче­зает — и действи­тельно Прометей воскли­цает: «Вот и впрямь вокруг задро­жала земля, / И молнии вьются, и громы гремят... / О Небо, о мать святая, Земля, / Посмот­рите: страдаю безвинно!» Это конец трагедии.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.673 ms