Судья и его палач

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Утром 3 ноября 1948 г. Альфонс Кленен, поли­цей­ский из Тванна, наты­ка­ется на синий «Мерседес», стоящий на обочине дороги в направ­лении местечка Аамбуэн. В машине он обна­ру­жи­вает труп убитого нака­нуне ночью выстрелом в висок из револь­вера лейте­нанта полиции города Берна, Ульриха Шмида. Он достав­ляет убитого в поли­цей­ское управ­ление, где тот работал.

Вести рассле­до­вание пору­ча­ется пожи­лому комис­сару Берлаху, который берет себе в помощ­ники некоего Тшанца, сотруд­ника того же управ­ления. Прежде Берлах долго жил за границей, был одним из ведущих крими­на­ли­стов в Констан­ти­но­поле, а потом в Германии, но еще в 1933 г. вернулся на родину.

Прежде всего Берлах прика­зы­вает держать историю с убий­ством в тайне, несмотря на несо­гласие своего шефа Лютца. В то же утро он отправ­ля­ется на квар­тиру к Шмиду. Там он обна­ру­жи­вает папку убитого с доку­мен­тами, но пока никому о ней не расска­зы­вает. Когда на следу­ющее утро к нему в кабинет явля­ется вызванный им Тшанц, Берлаху на мгно­вение кажется, что он видит перед собой покой­ного Шмида, так как Тшанц одет точно так же, как Шмид. Берлах говорит своему помощ­нику, что дога­ды­ва­ется, кто убийца, но открыть его имя Тшанцу отка­зы­ва­ется. Тшанц сам должен найти разгадку.

От фрау Шенлер, у которой Шмид снимал комнату, Тшанц узнает, что в дни, поме­ченные в кален­даре буквой «Г», по вечерам ее жилец надевал фрак и уезжал из дому. Тшанц и Берлах отправ­ля­ются на место преступ­ления. Тшанц оста­нав­ли­вает машину перед пово­ротом на дорогу из Тванна в Ламбуэн и выклю­чает фары. Он наде­ется, что там, где Шмид был в среду, и сегодня устра­и­ва­ется прием, и рассчи­ты­вает поехать вслед за маши­нами, которые будут направ­ляться на этот прием. Так и проис­ходит.

Оба поли­цей­ских выходят неда­леко от дома некоего Гастмана, бога­того, окру­жен­ного почетом горо­жа­нина. Они решают обойти дом с разных сторон и для этого разде­ля­ются. На том самом месте, где Берлах уже должен встре­титься со своим коллегой, на него напа­дает огромная собака. Однако подо­спевший вовремя Тшанц спасает Берлаху жизнь, пристрелив животное. Звук выстрела застав­ляет гостей Гастмана, слуша­ющих в это время Баха в испол­нении извест­ного пианиста, прильнуть к окнам. Они возму­щены пове­де­нием незна­комцев. Пого­во­рить с ними из дома выходит нацио­нальный советник, полковник фон Шенди, явля­ю­щийся одновре­менно и адво­катом Гастмана. Он удивлен тем, что поли­цей­ские связы­вают его клиента с убий­ством Шмида, и уверяет, что никогда чело­века с таким именем не встречал, но просит все же дать ему фото­графию убитого. Он обещает, что на следу­ющий день заедет в поли­цей­ское управ­ление Берна.

Тшанц отправ­ля­ется полу­чить у местных поли­цей­ских сведения о Гастмане. Берлах, у кото­рого все время болит желудок, направ­ля­ется в ближайший ресторан. Пооб­щав­шись с колле­гами, Тшанц идет навстречу Берлаху, но в ресто­ране комис­сара не находит, садится в машину и уезжает. На том месте, где произошло преступ­ление, от скалы отде­ля­ется тень чело­века и машет рукой, прося оста­но­вить машину. Тшанц непро­из­вольно тормозит, но уже в следу­ющее мгно­вение его прон­зает ужас: ведь, веро­ятно, то же самое произошло и со Шмидом в ночь его убий­ства. В прибли­жа­ю­щейся фигуре он узнает Берлаха, однако волнение его от этого не проходит. Оба смотрят друг другу в глаза, затем Берлах садится в машину и просит ехать дальше.

У себя дома Берлах, остав­шись один, выни­мает из кармана револьвер, хотя перед этим сказал Тшанцу, что не носит оружия, и, сняв пальто, разма­ты­вает несколько слоев ткани, кото­рыми обер­нута его рука — так обычно делают, обучая служебных собак. На следу­ющее утро к Лютцу, шефу Берлаха, явля­ется адвокат Гастмана, полковник фон Шенди. Он запу­ги­вает Лютца, который обязан полков­нику своим продви­же­нием по службе. Он сооб­щает Лютцу, что Шмид, по всей веро­ят­ности, был шпионом, поскольку являлся на вечера под вымыш­ленным именем. Он утвер­ждает, что связы­вать убий­ство с именем Гастмана ни в коем случае нельзя, так как это грозит между­на­родным скан­далом, ибо на вечерах Гастмана крупные промыш­лен­ники Швей­царии встре­ча­ются с дипло­ма­тами высо­кого полета некоей державы и ведут там деловые пере­го­воры, что не должно стать пред­метом глас­ности. Лютц согла­ша­ется оста­вить его клиента в покое.

Вернув­шись с похорон Шмида, Берлах застает в своем доме листа­ю­щего папку Шмида некоего чело­века, спокой­ного, замкну­того, с глубоко запав­шими глазами на широком скула­стом лице. Берлах узнает в нем старого своего знако­мого, который теперь живет под фами­лией Гастман. Сорок лет назад в Турции они заклю­чили пари. Гастман обещал, что в присут­ствии Берлаха совершит преступ­ление, а тот не сможет его уличить. Через три дня так и произошло. Гастман сбросил чело­века с моста, а потом выдал его смерть за само­убий­ство. Берлах не смог дока­зать его вины. Их состя­зание длится уже сорок лет и, несмотря на крими­на­ли­сти­че­ский талант Берлаха, каждый раз закан­чи­ва­ется не в его пользу. Перед уходом Гастман заби­рает с собой папку Шмида, который, как выяс­ня­ется, был подо­слан Берлахом следить за Гастманом. В этой папке содер­жатся компро­ме­ти­ру­ющие Гастмана доку­менты, без которых комиссар вновь оказы­ва­ется бессильным против своего против­ника. Перед уходом тот просит Берлаха не ввязы­ваться в это дело.

После ухода гостя с Берлахом случа­ется желу­дочный приступ, но он все же вскоре отправ­ля­ется в управ­ление, а оттуда вместе с Тшанцем — к писа­телю, одному из знакомых Гастмана. Берлах строит беседу с писа­телем так, что Тшанц выходит из себя. Тшанц всем своим видом пока­зы­вает, что уверен в вине Гастмана, но Берлах не реаги­рует на его выска­зы­вания. На обратном пути речь между обоими поли­цей­скими заходит о Шмиде. Берлаху прихо­дится выслу­ши­вать полные него­до­вания выпады Тшанца против Шмида, который во всем его обходил. Теперь Тшанцу реши­тельно необ­хо­димо найти убийцу, поскольку, по его мнению, это его един­ственный шанс обра­тить на себя внимание началь­ства. Он угова­ри­вает Берлаха упро­сить Лютца разре­шить ему встре­титься с Гастманом. Комиссар, однако, уверяет, что он ничего не может поде­лать, ибо Лютц не настроен вмеши­вать Гастмана в дело об убий­стве.

После поездки Берлах идет к своему врачу, который сооб­щает ему, что не позже чем через три дня ему необ­хо­димо сделать операцию.

В эту же ночь кто-то в корич­невых перчатках, проникнув в дом к Берлаху, пыта­ется его убить, однако сделать это ему не удается, и преступник скры­ва­ется. Через полчаса Берлах вызы­вает к себе Тшанца. Ему он сооб­щает, что на несколько дней уезжает на лечение в горы.

Утром возле его подъ­езда оста­нав­ли­ва­ется такси. Когда машина отъез­жает, Берлах обна­ру­жи­вает, что он не один. Рядом сидит Гастман в корич­невых перчатках. Он еще раз требует, чтобы Берлах прекратил рассле­до­вание. Тот, однако, отве­чает, что на этот раз соби­ра­ется дока­зать винов­ность Гастмана в преступ­лении, кото­рого он не совершал, и что вечером к Гастману от него придет палач.

Вечером в поме­стье к Гастману явля­ется Тшанц и убивает хозяина вместе с двумя его слугами. Лютц даже рад, что теперь ему не придется вмеши­ваться в дипло­ма­ти­че­ские пере­дряги. Он уверен, что Гастман и был убийцей Шмида, а Тшанца намерен повы­сить в долж­ности.

Берлах пригла­шает Тшанца к себе на ужин и сооб­щает ему, что Тшанц и есть истинный убийца Шмида. Он вынуж­дает самого его в этом сознаться. Пули, найденные близ убитого Шмида и в теле собаки, иден­тичны. Тшанц знал, что Шмид зани­ма­ется Гастманом, но не знал, по какой причине. Он даже нашел папку с доку­мен­тами и решил заняться этим делом сам, а Шмида убить, чтобы успех достался ему одному. Это именно он ночью хотел убить Берлаха и похи­тить папку, но он не знал, что еще утром ее забрал Гастман. Тшанц подумал, что ему будет нетрудно уличить Гастмана в убий­стве Шмида, и был прав. А теперь он получил все, что хотел: успех Шмида, его долж­ность, его машину (Тшанц приобрел ее в рассрочку) и даже его девушку. Берлах обещает, что не выдаст его полиции, при условии, что Тшанц исчезнет навсегда из поля его зрения.

Той же ночью Тшанц разби­ва­ется на своей машине. Берлах же идет на операцию, после которой жить ему оста­ется всего год.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.071 ms