Авария

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Альфредо Трапс, един­ственный пред­ста­ви­тель фирмы «Гефе­стон» в Европе, проез­жает по небольшой дере­вушке и прики­ды­вает, как он будет разде­лы­ваться со своим деловым парт­нером, который хочет вытя­нуть у него лишние пять процентов. Его машина, новенький «студе­беккер», глохнет неда­леко от авто­ма­стер­ской. Он остав­ляет машину меха­нику, чтобы забрать ее на следу­ющее утро, и отправ­ля­ется на ночлег в дере­вен­скую гости­ницу.

Все гости­ницы, однако, заняты членами союза живот­но­водов. По совету хозяина одной из них Трапс отправ­ля­ется в дом госпо­дина Верге, который берет посто­яльцев. Судья Верге охотно согла­ша­ется приютить его на ночь, причем совер­шенно бесплатно. В доме судьи сидят гости, отставные служи­тели закона: прокурор Цон, адвокат Куммер, господин Пиле. Судья Верге просит свою служанку Симону пока не гото­вить комнату для гостя, поскольку каждый гость в его доме зани­мает комнату в зави­си­мости от своего харак­тера, а с харак­тером Трапса он еще не успел позна­ко­миться. Судья пригла­шает Трапса к столу, на котором накрыт роскошный ужин. Он сооб­щает Трапсу, что тот своим приходом оказал ему и его гостям огромную услугу, и просит его принять участие в их игре. Играют же они в свои бывшие профессии, то есть в суд. Обычно они повто­ряют знаме­нитые исто­ри­че­ские процессы: суд над Сократом, процесс Жанны д’Арк, дело Дрей­фуса и так далее. Однако лучше у них полу­ча­ется, когда они играют с живым объектом, то есть когда гости предо­став­ляют себя в их распо­ря­жение. Трапс согла­ша­ется принять участие в их игре в един­ственно свободной роли — в роли обви­ня­е­мого. Правда, сначала он удив­ленно спра­ши­вает, какое же преступ­ление он совершил. Ему отве­чают, что это несу­ще­ственно, преступ­ление всегда найдется. Адвокат Куммер, который соби­ра­ется играть роль защит­ника Трапса, просит его пройти вместе с ним в столовую до «открытия» судеб­ного засе­дания. Он расска­зы­вает ему подробнее о проку­роре, некогда являв­шемся мировой знаме­ни­то­стью, о судье, который в свое время считался строгим и даже педан­тичным, и просит дове­риться ему и подробно расска­зать о своем преступ­лении. Трапс уверяет адво­ката, что ника­кого преступ­ления не совершал. Адвокат же предо­сте­ре­гает от болтовни и просит взве­ши­вать каждое свое слово.

Судебное засе­дание начи­на­ется одновре­менно с ужином, который откры­ва­ется чере­па­ховым супом, затем следует форель, брюс­сель­ский салат, шампи­ньоны в сметане и прочие дели­ка­тесы. На допросе Трапс сооб­щает, что ему сорок пять лет и он явля­ется главным пред­ста­ви­телем фирмы. Всего лишь год назад у него была старая машина, «Ситроен», а теперь «студе­беккер», модель экстра. Раньше он был обык­но­венным комми­во­я­жером по текстилю. Он женат, имеет четверых детей. Юность его была суровой. Родился он в семье фабрич­ного рабо­чего. Смог окон­чить только начальную школу. Затем десять лет торговал вразнос и ходил из дома в дом с чемо­дан­чиком в руке. Теперь же он явля­ется един­ственным пред­ста­ви­телем фирмы, произ­во­дящей самую лучшую синте­ти­че­скую ткань, облег­ча­ющую стра­дания ревма­тиков, безупречно подхо­дящую как для пара­шютов, так и для пикантных женских ночных рубашек. Ему нелегко далась эта долж­ность. Прежде пришлось свалить старого Гигаса, его началь­ника, который умер в прошлом году от сердеч­ного приступа.

Прокурор чрез­вы­чайно рад тому, что удалось наконец раско­пать покой­ника. Он наде­ется также обна­ру­жить и убий­ство, которое Трапс совершил ко всеоб­щему удоволь­ствию.

Адвокат просит Трапса, удив­лен­ного тем, что допрос, оказы­ва­ется, уже начат, выйти с ним поку­рить в сад. По его мнению, Трапс делает все, чтобы проиг­рать процесс. Адвокат расска­зы­вает ему, почему они с друзьями решили затеять эту игру. Выйдя в отставку, эти служи­тели закона немного расте­ря­лись, когда оказа­лись в новой для себя роли пенси­о­неров, безо всяких занятий, кроме обычных стар­че­ских радо­стей. Когда они начали играть в эту игру, то сразу же воспря­нули духом. Они играют в эту игру каждую неделю с гостями судьи. Иногда это уличные торговцы, иногда отды­ха­ющие. Возмож­ность смертной казни, которую государ­ственное право­судие отме­нило, делает их игру неве­ро­ятно увле­ка­тельной. У них есть даже палач — это господин Пиле. До выхода на пенсию он был одним из самых талант­ливых мастеров этого дела в одной из соседних стран. Трапс внезапно пуга­ется. Затем разра­жа­ется смехом и уверяет, что без палача ужин был бы гораздо менее веселым и увле­ка­тельным. Вдруг Трапс слышит чей-то крик. Адвокат говорит ему, что это Тобиас, который отравил свою жену и пять лет назад был приго­ворен судьей Верге к пожиз­нен­ному заклю­чению. С тех пор он живет в специ­ально отве­денной для пожиз­ненно заклю­ченных комнате как гость. Адвокат просит признаться Трапса, действи­тельно ли он убил Гигаса? Трапс уверяет, что он тут ни при чем. Он выска­зы­вает свое пред­по­ло­жение о цели игры, которая, по его мнению, состоит в том, чтобы чело­веку стало жутко, игра пока­за­лась реаль­но­стью, а обви­ня­емый стал бы себя спра­ши­вать, не явля­ется ли он и в самом деле преступ­ником. Но он-то неви­новен в смерти старого жулика.

Они возвра­ща­ются в столовую. Их встре­чает шум голосов и смех. Допрос возоб­нов­ля­ется. Трапс сооб­щает, что Гигас умер от инфаркта. Он также призна­ется, что о его больном сердце он узнал от его жены, с которой у него кое-что было. Гигас часто бывал в разъ­ездах и явно прене­брегал своей весьма соблаз­ни­тельной супругой. Поэтому время от времени Трапсу прихо­ди­лось изоб­ра­жать утеши­теля. После смерти Гигаса он больше не посещал эту даму. Не хотел компро­ме­ти­ро­вать вдову. Для судьи его слова равно­сильны признанию собственной вины. Далее с обви­ни­тельной речью высту­пает прокурор и так умело и верно воссо­здает ход событий, что Трапсу оста­ется лишь развести руками от удив­ления при виде прозор­ли­вости проку­рора. Прокурор расска­зы­вает о Гигасе, о том, что покойный был чело­веком, идущим напролом, сред­ства, кото­рыми он поль­зо­вался, подчас бывали не слишком чисто­плот­ными. На людях он играл роль здоро­вяка, преуспе­ва­ю­щего дельца. Гигас был убежден в верности своей жены, но, стре­мясь преуспеть в делах, стал прене­бре­гать этой женщиной. Он был глубоко поражен изве­стием о невер­ности жены. Его сердце не выдер­жало жесто­кого удара, который был задуман и приведен в испол­нение Трапсом, поза­бо­тив­шимся о том, чтобы изве­стие об измене жены непре­менно достигло его ушей. В беседе с проку­рором Трапс наконец смотрит правде в глаза и признает, к него­до­ванию своего адво­ката, что действи­тельно явля­ется убийцей, и наста­и­вает на этом. Его приго­ва­ри­вают к смертной казни.

Палач Пиле отводит его в пред­на­зна­ченную для него комнату, где он видит гильо­тину из коллекции судьи, и его охва­ты­вает ужас, подобный тому, который возни­кает у преступ­ников перед насто­ящей казнью. Однако Пиле укла­ды­вает Трапса в постель, и тот мгно­венно засы­пает. Проснув­шись утром, Трапс завтра­кает, садится в свою машину и как ни в чем не бывало, с теми же мыслями о своем деловом парт­нере, кото­рыми была занята его голова нака­нуне перед поломкой машины, поки­дает деревню. О вчерашнем ужине и суде он вспо­ми­нает как о сума­сбродной причуде пенси­о­неров, удив­ляясь самому себе, тому, что возо­мнил себя убийцей.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.




время формирования страницы 2.789 ms