Не хлебом единым

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Рабочий поселок в Сибири. Первый после­во­енный год. Учитель­ница Надежда Серге­евна Дроз­дова, Надя, высокая, молодая, красивая женщина с посто­янной грустью в серых глазах, слышит от мужа о некоем полу­су­ма­сшедшем Лопат­кине. Этот чудак, видите ли, изобрел машину для отливки чугунных труб и пыта­ется внед­рить её в произ­вод­ство, не понимая, что время гениев-одиночек прошло. Мужа Надя слушает с дове­рием, — Леонид Иванович Дроздов явля­ется дирек­тором комби­ната, он гораздо старше и опытнее жены. Но вскоре, прове­дывая свою ученицу, Надя оказы­ва­ется в доме-землянке простого рабо­чего Петра Сьянова и здесь неожи­данно встре­чает Дмитрия Алек­се­е­вича Лопат­кина, высо­кого, худо­ща­вого чело­века с военной выправкой и серыми глазами стра­дальца. Он живет в крохотной комнатке без окон, проводя дни и ночи у чертежной доски. Лопаткин расска­зы­вает ей, как роди­лась у него, выпуск­ника физико-мате­ма­ти­че­ского факуль­тета, бывшего фрон­то­вика, потом — учителя, идея машины. И машина удалась. Проект одоб­рили в Москве и пригла­сили Лопат­кина для разра­ботки. Уволив­шись с работы, он приехал в столицу, но через два месяца услышал от мини­стер­ских чинов­ников: на разра­ботку денег нет. Но Лопаткин знает, что это неправда, — проект его зарубил москов­ский профессор Авдиев, который пыта­ется внед­рить собственную машину. Лопаткин не пал духом, он продол­жает работу и борьбу — пишет в разные инстанции жалобы... Надя пони­мает, что перед ней не сума­сшедший, а насто­ящий герой.

Вскоре усилия Лопат­кина приносят плоды — после вторич­ного рассмот­рения вопроса в мини­стер­стве принято поло­жи­тельное решение. И Лопаткин едет в областной город, где в конструк­тор­ском бюро будет дора­ба­ты­ваться его проект. В это же время Дроздов, получив пост в мини­стер­стве, пере­ез­жает с женой в Москву.

В конструк­тор­ском бюро Лопаткин сотруд­ни­чает с инже­не­рами-конструк­то­рами Урюпиным и Максю­тенко, но вскоре обна­ру­жи­вает, что конструк­торы пыта­ются спро­ек­ти­ро­вать собственную машину, восполь­зо­вав­шись его идеями. Лопаткин разби­вает их планы. Перед отъездом в Москву он полу­чает письмо от Нади, из кото­рого узнает, что на заводе начали изго­тав­ли­вать модель Авдиева. Лопаткин пони­мает, что борьба пред­стоит нелегкая. И действи­тельно, на засе­дании техни­че­ского совета в центральном инсти­туте «Гипро­лито» его проект с треском прова­ли­вают приспеш­ники Авдиева — Фундатор и Тепикин. Лопаткин привычной рукой пишет жалобу в мини­стер­ство. Беспо­лезно. Жалоба попа­дает к его врагам: Дроз­дову и заме­сти­телю мини­стра Шути­кову. И снова Лопаткин начи­нает свою борьбу — пишет письма и жалобы. Случайно Лопаткин знако­мится с седым изну­ренным стариком — гени­альным, но таким же непри­знанным и гонимым изоб­ре­та­телем профес­сором Бусько. Бусько пред­ла­гает кров и помощь. Два изоб­ре­та­теля начи­нают вести аске­тичную жизнь героев-одиночек. Встают строго по режиму, завтра­кают чаем с черным хлебом и прини­ма­ются за работу. Ровно в двена­дцать Лопаткин выходит из дома и проходит свой ежедневный вось­ми­ки­ло­мет­ровый маршрут, размышляя и дыша свежим воздухом. Ровно в три он уже дома, и его ждет их совместный обед — чугунок вареной картошки и соленый огурец. Иногда в дверь разда­ется звонок, и соседи по комму­нальной квар­тире пере­дают пакет из какой-нибудь высокой инстанции с очередным отказом. Небрежно глянув на бумагу, изоб­ре­та­тели продол­жают свой труд. Деньги зара­ба­ты­вают разгрузкой вагонов и тратят их предельно экономно. Но однажды почта­льон вручил им пакет с плотной пачкой сторублевок и запиской без подписи: «Деньги ваши, исполь­зуйте на свое усмот­рение». Теперь, когда таин­ственный добро­же­ла­тель дал им возмож­ность рабо­тать, не отвле­каясь на быт, Лопаткин услышал внут­ренний голос, напом­нивший ему, что нужно жить.

Он начал ходить в театр и консер­ва­торию. Музыка Шопена, а потом Баха помогла ему сфор­му­ли­ро­вать важные жизненные уста­новки: человек не рожден для жирной пищи и благо­по­лучия, это радость червей. Человек должен быть кометой и светить. «Вот моя разгадка!» Однажды в консер­ва­тории Лопаткин увидел молодую, красивую, полненькую девушку с замшевой родинкой и узнал в ней Надю. Взгляды их столк­ну­лись, и Дмитрий Алек­се­евич почув­ствовал приятное удушье. Из разго­вора с Надей он узнал, что с мужем у нее нет ничего общего, героизм Лопат­кина вызы­вает у нее восхи­щение, дари­телем денег была она и готова помо­гать дальше. Для нее нашлось посто­янное дело — писать на машинке и рассы­лать сразу в несколько инстанций заяв­ления и жалобы изоб­ре­та­телей... И вот, наконец, много­ме­сячный труд закончен — новый вариант машины готов, и Лопаткин решает, что пора снова появиться на поверх­ности. Знакомая секре­тарша устра­и­вает ему встречу с мини­стром. А тот, выслушав Лопат­кина, распо­ря­дился напра­вить проект на отзыв науч­ному врагу Авдиева. На новом засе­дании техни­че­ского совета проект Лопат­кина прошел на «ура». Заки­пела работа по подго­товке к внед­рению. И именно в этот момент с завода привезли трубы, отлитые машиной Авдиева. Работа оста­нав­ли­ва­ется. Но на помощь приходит давний добро­же­ла­тель Лопат­кина кандидат наук и директор завода Галицкий. Лопат­кина пригла­шают для разго­вора в некий институт, директор кото­рого в гене­раль­ской форме пред­ла­гает работу над секретным заказом. Лопаткин может исполь­зо­вать свое новое, сделанное в соав­тор­стве с Надей изоб­ре­тение. Рабо­тать он продол­жает в «Гипро­лите», но в закрытой лабо­ра­тории. И снова, на завер­ша­ющем этапе работ, появ­ля­ются зловещие фигуры Авдиева и Урюпина. Пишется донос, в котором Лопаткин обви­ня­ется в преступной халат­ности: допу­стил к секретной доку­мен­тации посто­рон­него — Дроз­дову. Лопат­кина судят, приговор: восемь лет заклю­чения. Бумаги лабо­ра­тории решено уничто­жить. Но честный инженер Анто­нович спасает часть доку­ментов. Благо­даря этим доку­ментам дело пере­смат­ри­вают и Лопат­кина досрочно, через полтора года, осво­бож­дают. Лопаткин снова в Москве и узнает, что по просьбе Галиц­кого инже­неры, рабо­тавшие под руко­вод­ством Лопат­кина, воссо­здали уничто­женные чертежи и машина уже построена, она успешно дает продукцию. Авдиев, Шутиков, Урюпин и прочие, упоенные своей победой, еще ничего не знают. У них другие заботы: обна­ру­жи­лись серьезные недо­статки изго­тов­ленной под руко­вод­ством Авдиева машины, она пере­рас­хо­дует металл. И пере­расход этот принес стране солидный ущерб. Урюпин пред­ла­гает Шути­кову хода­тай­ство­вать об изме­нении стан­дартов расхода металла, то есть узако­нить брак. В тот момент стало известно о суще­ство­вании эконо­мичной машины Лопат­кина. У обижен­ного изоб­ре­та­теля появи­лась возмож­ность не только дока­зать свою правоту, но и обви­нить Шути­кова, Дроз­дова и прочих в созна­тельном вреди­тель­стве. Дроздов и компания решают пере­хва­тить иници­а­тиву. Появ­ля­ется приказ по мини­стер­ству, в котором вина за случив­шееся возло­жена на Урюпина и Максю­тенко, которые даже пыта­лись через изме­нение стан­дартов скрыть брак и преступную убыточ­ность своей машины. К ответ­ствен­ности также привле­ка­ются Фундатор и Тепикин. Победа Лопат­кина полная. Министр предо­став­ляет ему возмож­ность рабо­тать в «Гипро­лите» и гаран­ти­рует поддержку.

На торже­ственном банкете в инсти­туте Лопаткин встре­чает своих до конца не повер­женных врагов, Авдиева, Шути­кова, Фунда­тора, Тепи­кина, и слышит от них пред­ло­жение выпить мировую. «Нет, — с боевым задором отве­чает он. — Мы еще с вами драться будем!» Лопаткин и Надя вышли на балкон, зане­сенный снегом. «О чем ты думаешь? — спро­сила Надя. «О многом», — ответил Дмитрий Алек­се­евич, внут­ренним взором видя в темноте беско­нечную дорогу, которая манила своими таин­ствен­ными изги­бами и суровой ответ­ствен­но­стью. «Если я скажу тебе: „Пойдем дальше...“?»

Надя не отве­тила. Только прибли­зи­лась...

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 4.145 ms