Село Степанчиково и его обитатели

Краткое содержание рассказа
Читается за 13 минут(ы)

Бывший гусар, соро­ка­летний полковник в отставке Егор Ильич Ростанев — владелец бога­того и благо­устро­ен­ного поме­стья Степан­чи­кова, где прожи­вает вместе с матерью, вдовой гене­рала Крахот­кина, неза­мужней сестрой, дочерью Сашенькой пятна­дцати лет и сыном Илюшей восьми лет. Жена Роста­нева умерла несколько лет назад. Дом наполнен прижи­валь­щи­ками, среди которых выде­ля­ется Фома Фомич Опискин, ранее бывший шутом «из-за куска <...> хлеба» у Крахот­кина, но сумевший всецело подчи­нить своему влиянию гене­ральшу и её свиту из «пере­зрелых» девиц благо­даря чтению им «душе­спа­си­тельных книг», толко­ванию «христи­ан­ских добро­де­телей», снов, «мастер­скому» осуж­дению ближних, а также безудерж­ному само­вос­хва­лению. «Олице­тво­рение само­любия самого безгра­нич­ного», «загно­ив­ше­гося» из-за прежних унижений и «выдав­ли­ва­ю­щего из себя зависть и яд при каждой встрече, при каждой чужой удаче», ничто­же­ство Опискин находит в доме Роста­нева идеальные условия для прояв­ления своей натуры. Добрейший, совест­ливый, уступ­чивый, склонный к само­об­ви­нению хозяин Степан­чи­кова по своему харак­теру не способен утвер­дить собственные досто­ин­ство, неза­ви­си­мость и инте­ресы. Главное его стрем­ление — мир и «всеобщее счастье» в доме; доволь­ство окру­жа­ющих — глубокая душевная потреб­ность, ради которой он готов жерт­во­вать почти всем. Убеж­денный в доброте и благо­род­стве чело­ве­че­ской природы, он беско­нечно оправ­ды­вает даже самые дурные, эгои­сти­че­ские поступки людей, не хочет верить в злые замыслы и побуж­дения. В итоге полковник оказы­ва­ется жертвой моральной тирании своего прижи­валь­щика и само­дурки матери, обра­ща­ю­щихся с ним, как с прови­нив­шимся ребенком. «Низкая душа, выйдя из-под гнета, сама гнетет». Ростанев же почи­тает обоих наглецов людьми «высших качеств» и возвы­шен­ного благо­род­ства.

Теперь Фома с гене­ральшей хотят прину­дить полков­ника к браку с немо­лодой, но очень богатой девушкой Татьяной Ивановной, пригла­шенной с этой целью пого­стить в Степан­чи­ково. Это доброе просто­душное создание всего лишь игрушка в руках интри­ганов. Неожи­данно возне­сенная богатым наслед­ством из унизи­тель­ного прозя­бания, она «трону­лась» умом. «Мания к амурным делам» делает её пове­дение смешным и странным; любой прохо­димец с помощью дешевых «рома­ни­че­ских» эффектов может завлечь, обобрать и бросить её. Жалея Татьяну Ивановну, Ростанев, однако, проти­вится планам обога­щения своих домашних, так как влюблен в моло­денькую гувер­нантку своих детей Настасью Евгра­фовну Ежеви­кину. Девушка из бедной семьи, она полу­чила воспи­тание и обра­зо­вание за счет полков­ника, прежде любив­шего её как дочь. Настя и сама сердечно привя­зана к отцу Сашеньки и Илюши. Но оба не призна­ются себе и друг другу в своей любви: Ростанев — из-за разницы в возрасте, Настя — из-за разницы в соци­альном поло­жении. Тем не менее уже полгода их взаимная симпатия не секрет для согля­да­таев, почу­явших угрозу своему господ­ству. В самом деле, Настя, в отличие от стар­шего друга, открыто возму­ща­ется тира­нией и выход­ками Опис­кина и явно не потерпит подоб­ного, став хозяйкой Степан­чи­кова. Наглецы требуют позор­ного изгнания девушки из дому, прикры­ваясь бессо­вестной дема­го­гией о «фено­ме­нальном сласто­любии» на деле дели­кат­ного и цело­муд­рен­ного Роста­нева и заботой о нрав­ствен­ности Насти, якобы дурно влия­ющей на детей. Готовый на беско­нечные уступки, в этом вопросе полковник прояв­ляет неко­торую твер­дость: решает выдать Настеньку замуж за своего двадца­ти­двух­лет­него племян­ника Сергея Алек­сан­дро­вича, недавно окон­чив­шего универ­ситет, и вызы­вает его письмом из Петер­бурга Юноша тоже учился на сред­ства любя­щего дяди, который теперь мечтает о счаст­ливой совместной жизни в деревне с обоими своими воспи­тан­ни­ками.

Прие­хавший в Степан­чи­ково ранним июль­ским утром петер­буржец находит здесь насто­ящий «сума­сшедший дом». Богач хозяин трепещет перед нищим прижи­валь­щиком, боясь его «обидеть» своим превос­ход­ством. Он втайне встре­ча­ется со своими же крепост­ными, прослы­шав­шими о наме­рении «пода­рить» их деспоту Опис­кину. Они в отча­янии умоляют барина не давать их в «обиду». Тот согла­ша­ется, удив­ляясь, почему Фома, застав­ля­ющий крестьян учить фран­цуз­ский язык и астро­номию, им «так не мил». Сергей Алек­сан­дрович, подобно дяде, вначале подо­зре­вает в Опис­кине «натуру необык­но­венную», но «озлоб­ленную» обсто­я­тель­ствами и мечтает «прими­рить его с чело­веком» уваже­нием и добротой. Пере­одев­шись, он идет в чайную, где собра­лось все обще­ство: гене­ральша с дочерью и прижи­вал­ками, бедный молодой человек Обноскин с матерью, бедный родственник

Мизин­чиков, Татьяна Ивановна, Настя и дети. Фомы нет, так как; он «сердится» на Роста­нева за неуступ­чи­вость в вопросе о женитьбе. «Сердятся» и другие домашние, обви­ня­ющие полков­ника вслух в «мрачном эгоизме», «убий­стве маменьки» и прочем вздоре. Добряк же всерьез пере­жи­вает и неловко оправ­ды­ва­ется. Одна Саша говорит об Опис­кине правду: «он глуп, капризен, зама­рашка, небла­го­дарный, жесто­ко­сердный, тиран, сплетник, лгунишка», «всех нас съест». Претен­ду­ющий на необык­но­венный ум, талант и знания, Опискин к тому же ревнует к «ученому» племян­нику Роста­нева, в резуль­тате чего бедный приезжий подвер­га­ется крайне нелю­без­ному приему у гене­ральши.

Наконец Фома входит: это «плюга­венький чело­вечек» «лет под пять­десят», с ханже­скими мане­рами и «нахальной само­уве­рен­но­стью» на лице. Все заис­ки­вают перед ним. Он же начи­нает изде­ваться над дворовым маль­чиком Фала­леем, попавшим к нему в неми­лость из-за своей красоты и распо­ло­жения к себе гене­ральши. Отча­яв­шись выучить Фалалея по-фран­цузски, Фома решает «обла­го­ро­дить» его сны. Не умею­щему соврать Фалалею все время снится «грубый, мужицкий» сон «про белого быка», в чем Фома усмат­ри­вает «растле­ва­ющее» влияние Роста­нева. Нака­нуне Опис­кину удалось поймать свою жертву на другом «преступ­лении» — испол­нении «непри­лич­ного» танца про кома­рин­ского мужика. Истя­за­тель с насла­жде­нием попи­рает «живой бифстекс» на том осно­вании, что знает «Русь» и «Русь» его «знает». Пыта­ю­ще­гося вмешаться в «ученый» разговор полков­ника грубо обры­вает и прилюдно отчи­ты­вает: «Зани­май­тесь хозяй­ством, пейте чай, но <...> оставьте лите­ра­туру в покое». Сам Фома мнит себя писа­телем в пред­дверии всерос­сий­ской «славы». Далее он кура­жится над камер­ди­нером Гаврилой, заставляя его при всех отве­чать по-фран­цузски. Это смешно, и бедная «ворона» не выдер­жи­вает: «такого сраму, как теперь, отро­дясь над собой не видывал!» Возму­щенный «бунтом» Фома, взвизгнув, убегает. Все идут его утешать.

В саду Сергей Алек­сан­дрович встре­ча­ется со своей пред­по­ла­га­емой неве­стой, полу­чает отказ и узнает о её наме­рении в тот же день поки­нуть Степан­чи­ково. Из окон слышны звуки скан­дала. Полковник не желает усту­пить Настю и решает расстаться с Опис­киным «благо­родным образом, без всякого унижения» для послед­него. Во время разго­вора наедине в чайной он вели­ко­душно пред­ла­гает Фоме пятна­дцать тысяч и обещает купить для него домик в городе. Опискин же разбра­сы­вает деньги, прики­ды­ваясь непод­купной добро­де­телью. Полковник, оказы­ва­ется, попре­кает его куском хлеба и тщесла­вится своим богат­ством. Бедный Ростанев кается, умоляет о прощении. Оно возможно лишь при условии, что он смирит свою «гордыню» и назовет прижи­валь­щика «вашим превос­хо­ди­тель­ством», то есть признает его достойным «гене­раль­ского сана». Несчастный добряк идет и на это унижение. Нена­долго умиро­тво­ренный Фома «прощает» его и Гаврилу.

Поздно вечером во флигель к Сергею Алек­сан­дро­вичу приходит Мизин­чиков в тщетной надежде обрести в юноше плат­ного помощ­ника. Его «идея» заклю­ча­ется в увозе Татьяны Ивановны, женитьбе на ней и овла­дении её день­гами. Кстати, это избавит Роста­нева от неже­лан­ного брака. Мизин­чиков обещает посту­пить с больной женщиной гуманно, предо­ставив ей достойную жизнь и душевное спокой­ствие. Правда, он боится, что его опередит Обноскин, кото­рому он по неосто­рож­ности открылся.

После ухода Мизин­чи­кова появ­ля­ется дядя с лакеем Видо­пля­совым. Это «секре­тарь» Опис­кина, сбитый им с толку глупец, пони­ма­ющий «благо­род­ство души» как вычур­ность и презрение ко всему народ­ному, есте­ствен­ному. Терпя за свое зазнай­ство насмешки от дворни, он умоляет сменить его «небла­го­звучную» фамилию на Олеанд­рова, Уланова, Эссбу­ке­това и т. п. Свои стихи назы­вает «воплями Видо­пля­сова». Ростанев сооб­щает племян­нику, что все «уладил»: Настя оста­ется, так как Сергей Алек­сан­дрович объявлен её женихом, а сам дядя завтра же делает пред­ло­жение Татьяне Ивановне. Узнав о гото­вя­щемся отъезде Настеньки, полковник броса­ется её оста­но­вить.

Племянник идет вслед за ним по ночному саду и видит в беседке Татьяну Ивановну с Обнос­киным, явно укравшим «идею» Мизин­чи­кова. Вскоре он встре­чает и встре­во­жен­ного дядю: только что Фома застал его в минуту поцелуя с Настенькой, признав­шейся ему в любви. Наме­ре­ваясь завтра же сделать пред­ло­жение любимой девушке, полковник тем не менее боится осуж­дения Опис­кина и «трезвона», который тот может поднять. Ночью он пишет «брату и другу», умоляя не разгла­шать о свидании в саду и содей­ство­вать согласию гене­ральши на его брак с Настей.

На рассвете обна­ру­жи­ва­ется побег Татьяны Ивановны с Обнос­киным. Ростанев броса­ется в погоню и выры­вает безумную из рук мошен­ника. Она снова в Степан­чи­кове.

Днем проис­ходит всеобщее собрание в комнатах Фомы Фомича по случаю именин Илюши. В разгар празд­ника Опискин, уверенный, что его никуда не отпу­стят, разыг­ры­вает комедию «изгнания» из поме­стья в «простой, мужи­чьей телеге», с «узелком». «Напо­следок» он рвет письмо Егора Ильича и опове­щает присут­ству­ющих, что видел его ночью с Настей «в саду, под кустами». Рассви­ре­певший полковник вышвы­ри­вает вон хама, явно не ожидав­шего такой развязки. Гаврила увозит его на телеге. Ростанев просит у матери благо­сло­вения на брак, но та не слушает сына и только умоляет вернуть Фому Фомича. Полковник согла­ша­ется при условии, что тот публично изви­нится перед Настей. Тем временем стру­сивший и присми­ревший Опискин возвра­ща­ется сам — Ростанев находит его «уже на селе».

Хитрец проде­лы­вает новый «фокус»: оказы­ва­ется, он добро­же­ла­тель Насти, защитник её «невин­ности», которой угро­жали «необуз­данные страсти» полков­ника. Просто­душный Ростанев чувствует вину, а Фома неожи­данно для всех соеди­няет руки влюб­ленных. Гене­ральша их благо­слов­ляет. Присут­ству­ющие в восторге благо­дарят Опис­кина за устро­ение «всеоб­щего счастья». Прежние «бунтов­щики» просят у него прощения.

После свадьбы Фома еще прочнее воца­рился в доме: «киснул, куксился, ломался, сердился, бранился, но благо­го­вение к нему „осчаст­лив­ленных“ не <...> умень­ша­лось». Гене­ральша скон­ча­лась через три года, Опискин — через семь. Найденные после его смерти сочи­нения оказа­лись «необык­но­венной дрянью». Детей у Роста­нева и Насти не было.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.







время формирования страницы 2.98 ms