Холодный дом

Краткое содержание рассказа
Читается за 25 минут(ы)

Детство Эстер Саммер­стон проходит в Виндзоре, в доме её крестной, мисс Барбери. Девочка чувствует себя одинокой и часто приго­ва­ри­вает, обра­щаясь к своему лучшему другу, румяной кукле: «Ты же отлично знаешь, куколка, что я дурочка, так будь добра, не сердись на меня». Эстер стре­мится узнать тайну своего проис­хож­дения и умоляет крестную расска­зать хоть что-нибудь о матери. Однажды мисс Барбери не выдер­жи­вает и сурово произ­носит: «Твоя мать покрыла себя позором, а ты навлекла позор на нее. Забудь о ней...» Как-то, возвра­тив­шись из школы, Эстер застает в доме незна­ко­мого важного госпо­дина. Оглядев девочку, он произ­носит нечто вроде «А!», потом «Да!» и уезжает...

Эстер испол­ни­лось четыр­на­дцать лет, когда внезапно умирает её крестная. Что может быть страшнее, чем осиро­теть дважды! После похорон появ­ля­ется тот самый господин по фамилии Кендж и от имени некоего мистера Джарн­диса, осве­дом­лен­ного о печальном поло­жении юной леди, пред­ла­гает поме­стить её в перво­классное учебное заве­дение, где она ни в чем не будет нуждаться и подго­то­вится к «выпол­нению долга на обще­ственном поприще». Девушка с благо­дар­но­стью прини­мает пред­ло­жение и через неделю, в изобилии снаб­женная всем необ­хо­димым, уезжает в город Рединг, в пансион мисс Донни. В нем учатся всего двена­дцать девушек, и будущая воспи­та­тель­ница Эстер, с её добрым харак­тером и жела­нием помочь, заво­е­вы­вает их распо­ло­жение и любовь. Так проте­кает шесть счаст­ли­вейших лет её жизни.

По окон­чании учебы Джон Джарндис (опекун, как назы­вает его Эстер) опре­де­ляет девушку в компа­ньонки к своей кузине Аде Клейр. Вместе с молодым родствен­ником Ады мистером Ричардом Карстоном они отправ­ля­ются в поме­стье опекуна, известное как Холодный дом. Когда-то дом принад­лежал двою­род­ному деду мистера Джарн­диса, несчаст­ному сэру Тому, и назы­вался «Шпили». С этим домом было связано едва ли не самое известное дело так назы­ва­е­мого Канц­лер­ского суда «Джарн­дисы против Джарн­дисов». Канц­лер­ский суд был создан в эпоху Ричарда II, правив­шего в 1377–1399 гг., чтобы контро­ли­ро­вать Суд общего права и исправ­лять его ошибки. Но надеждам англичан на появ­ление «Суда спра­вед­ли­вости» не суждено было осуще­ствиться: воло­кита и злоупо­треб­ления чинов­ников привели к тому, что процессы длятся деся­ти­ле­тиями, умирают истцы, свиде­тели, адво­каты, накап­ли­ва­ются тысячи бумаг, а конца тяжбам все не пред­ви­дится. Таким был и спор о наслед­стве Джарн­дисов — много­летнее разби­ра­тель­ство, в ходе кото­рого погрязший в судебных делах хозяин Холод­ного дома забы­вает обо всем, а его жилище ветшает под воздей­ствием ветра и дождя. «Каза­лось, что дом пустил себе пулю в лоб, как и его отча­яв­шийся владелец». Теперь, благо­даря стара­ниям Джона Джарн­диса, дом выглядит преоб­ра­женным, а с появ­ле­нием молодых людей оживает еще более. Умной и рассу­ди­тельной Эстер вруча­ются ключи от комнат и кладовок. Она превос­ходно справ­ля­ется с нелег­кими хозяй­ствен­ными хлопо­тами — недаром сэр Джон ласково назы­вает её Хлопо­ту­ньей! Жизнь в доме течет разме­ренно, визиты чере­ду­ются с поезд­ками в лондон­ские театры и мага­зины, прием гостей сменя­ется долгими прогул­ками...

Их сосе­дями оказы­ва­ются сэр Лестер Дедлок и его жена, моложе него на добрых два десятка лет. Как острят знатоки, у миледи «безупречный эксте­рьер самой выхо­ленной кобы­лицы во всей конюшне». Свет­ская хроника отме­чает каждый её шаг, каждое событие в её жизни. Сэр Лестер не столь популярен, но не стра­дает от этого, ибо горд своим аристо­кра­ти­че­ским родом и забо­тится лишь о чистоте своего чест­ного имени. Соседи иногда встре­ча­ются в церкви, на прогулках, и Эстер долго не может забыть того душев­ного волнения, которое охва­тило её при первом взгляде на леди Дедлок.

Подобное же волнение испы­ты­вает и молодой служащий конторы Кенджа Уильям Гаппи: увидев Эстер, Аду и Ричарда в Лондоне по дороге в поме­стье сэра Джона, он с первого взгляда влюб­ля­ется в мило­видную нежную Эстер. Будучи в тех краях по делам фирмы, Гаппи посе­щает усадьбу Дедлоков и, пора­женный, оста­нав­ли­ва­ется у одного из фамильных порт­ретов. Лицо впервые увиденной леди Дедлок кажется клерку странно знакомым. Вскоре Гаппи приез­жает в Холодный дом и призна­ется Эстер в любви, но полу­чает реши­тельный отпор. Тогда он наме­кает на удиви­тельное сход­ство Эстер и миледи. «Удостойте меня вашей ручки, — угова­ри­вает Уильям девушку, — и чего только я не придумаю, чтобы защи­тить ваши инте­ресы и соста­вить ваше счастье! Чего только не разведаю насчет вас!» Он сдержал слово. В его руки попа­дают письма безвест­ного госпо­дина, скон­чав­ше­гося от чрез­мерной дозы опиума в грязной, убогой каморке и похо­ро­нен­ного в общей могиле на клад­бище для бедных. Из этих писем Гаппи узнает о связи капи­тана Хоудона (так звали этого госпо­дина) и леди Дедлок, о рождении их дочери. Уильям неза­мед­ли­тельно делится своим откры­тием с леди Дедлок, чем приводит её в крайнее смущение. Но, не подда­ваясь панике, она аристо­кра­ти­чески холодно отвер­гает доводы клерка и только после его ухода воскли­цает: «О, дитя мое, дочь моя! Значит, она не умерла в первые же часы своей жизни!»

Эстер тяжело заболе­вает оспой. Это случи­лось после того, как в их поме­стье появ­ля­ется осиро­тевшая дочь судеб­ного чинов­ника Чарли, которая стано­вится для Эстер и благо­дарной воспи­тан­ницей, и преданной горничной. Эстер выха­жи­вает заболевшую девочку и зара­жа­ется сама. Домо­чадцы долго прячут зеркала, чтобы не расстра­и­вать Хлопо­тунью видом её подур­нев­шего лица. Леди Дедлок, дождав­шись выздо­ров­ления Эстер, тайно встре­ча­ется с нею в парке и призна­ется в том, что она — её несчастная мать. В те давние дни, когда капитан Хоудон бросил её, она — как её убедили — родила мерт­вого ребенка. Могла ли она пред­по­ло­жить, что девочка оживет на руках её старшей сестры и будет воспи­тана в полной тайне от матери... Леди Дедлок искренне кается и умоляет о прощении, но более всего — о молчании, дабы сохра­нить привычную жизнь богатой и знатной особы и покой супруга. Эстер, потря­сенная откры­тием, согласна на любые условия.

Никто не дога­ды­ва­ется о случив­шемся — не только обре­ме­ненный забо­тами сэр Джон, но и влюб­ленный в Эстер молодой врач Аллен Вудкорт. Умный и сдер­жанный, он произ­водит на девушку благо­при­ятное впечат­ление. Он рано лишился отца, и мать все свои скудные сред­ства вложила в его обра­зо­вание. Но, не имея в Лондоне доста­точно связей и денег, Аллен не может их зара­бо­тать на лечении бедняков, Не удиви­тельно, что при первом случае доктор Вудкорт согла­ша­ется на долж­ность кора­бель­ного врача и надолго отправ­ля­ется в Индию и Китай, Перед отъездом он наве­ды­ва­ется в Холодный дом и взвол­но­ванно проща­ется с его обита­те­лями.

Ричард также пыта­ется изме­нить свою жизнь: он выби­рает юриди­че­ское поприще. Начав рабо­тать в конторе Кенджа, он, к неудо­воль­ствию Гаппи, хвастает, что раскусил дело Джарн­дисов. Несмотря на советы Эстер не всту­пать в утоми­тельную тяжбу с Канц­лер­ским судом, Ричард подает апел­ляцию в надежде отсу­дить у сэра Джона наслед­ство для себя и кузины Ады, с которой помолвлен. Он «ставит на карту все, что может наскрести», тратит на пошлины и налоги небольшие сбере­жения любимой, но судебная воло­кита отни­мает у него здоровье. Тайно обвен­чав­шись с Адой, Ричард заболе­вает и умирает на руках молодой жены, так и не увидев своего буду­щего сына.

А вокруг леди Дедлок сгуща­ются тучи. Несколько неосто­рожных слов наводят завсе­гдатая их дома юриста Талкин­г­хорна на след её тайны. Этот солидный джентльмен, чьи услуги щедро опла­чи­ва­ются в высшем обще­стве, мастерски владеет умением жить и вменяет себе в обязан­ность обхо­диться без каких бы то ни было убеж­дений. Талкин­г­хорн подо­зре­вает, что леди Дедлок, пере­одев­шись в платье горничной-фран­цу­женки, посе­тила дом и могилу своего возлюб­лен­ного, капи­тана Хоудона. Он похи­щает у Гаппи письма — так ему стано­вятся известны подроб­ности любовной истории. В присут­ствии четы Дедлоков и их гостей Талкин­г­хорн расска­зы­вает эту историю, якобы случив­шуюся с некоей неиз­вестной особой. Миледи пони­мает, что пришла пора выяс­нить, чего же он доби­ва­ется. В ответ на её слова о том, что она хочет исчез­нуть из своего дома навсегда, адвокат убеж­дает её продол­жать хранить тайну во имя спокой­ствия сэра Лестера, кото­рого «и падение луны с неба так не ошеломит», как разоб­ла­чение супруги.

Эстер реша­ется открыть свою тайну опекуну. Он встре­чает её сбив­чивый рассказ с таким пони­ма­нием и нежно­стью, что девушку пере­пол­няет «пламенная благо­дар­ность» и желание рабо­тать усердно и само­от­вер­женно. Нетрудно дога­даться, что, когда сэр Джон делает ей пред­ло­жение стать насто­ящей хозяйкой Холод­ного дома, Эстер отве­чает согла­сием.

Ужасное событие отвле­кает её от пред­сто­ящих приятных хлопот и надолго выры­вает из Холод­ного дома. Случи­лось так, что Талкин­г­хорн разо­рвал согла­шение с леди Дедлок и пригрозил в скором времени раскрыть сэру Лестеру позорную правду. После тяже­лого разго­вора с миледи адвокат отправ­ля­ется домой, а наутро его находят мертвым. Подо­зрение падает на леди Дедлок. Инспектор полиции Баккет проводит рассле­до­вание и сооб­щает сэру Лестеру о резуль­татах: все собранные улики свиде­тель­ствуют против горничной-фран­цу­женки. Она аресто­вана.

Сэр Лестер не может вынести мысли, что его жену «низвергли с тех высот, которые она укра­шала», и сам падает, сраженный ударом. Миледи, чувствуя себя затрав­ленной, бежит из дому, не взяв ни драго­цен­но­стей, ни денег. Она оста­вила прощальное письмо — о том, что неви­новна и хочет исчез­нуть. Инспектор Баккет берется отыс­кать эту смятенную душу и обра­ща­ется за помощью к Эстер. Долгий путь проходят они по следам леди Дедлок. Пара­ли­зо­ванный супруг, прене­брегая угрозой чести рода, прощает беглянку и с нетер­пе­нием ждет её возвра­щения. К поискам присо­еди­ня­ется доктор Аллен Вудкорт, недавно вернув­шийся из Китая. За время разлуки он еще сильнее полюбил Эстер, но увы... У решетки памят­ного клад­бища для бедных он обна­ру­жи­вает безды­ханное тело её матери.

Эстер долго, болез­ненно пере­жи­вает случив­шееся, но посте­пенно жизнь берет свое. Ее опекун, узнав о глубоких чувствах Аллена, благо­родно усту­пает ему дорогу. Холодный дом пустеет: Джон Джарндис, он же опекун, поза­бо­тился об устрой­стве для Эстер и Аллена столь же слав­ного поме­стья размером поменьше в Йорк­шире, где Аллен полу­чает место доктора для бедных. Это поме­стье он тоже назвал «Холодный дом». В нем нашлось место и для Ады с сыном, названным в честь отца Ричардом. На первые же свободные деньги они пристра­и­вают для опекуна комнату («брюз­жальню» ) и пригла­шают его пого­стить. Сэр Джон стано­вится любящим опекуном теперь уже Аде и её малень­кому Ричарду. Они возвра­ща­ются в «старший» Холодный дом, а к Вудкортам часто приез­жают пого­стить: для Эстер и её мужа сэр Джон навсегда остался самым лучшим другом. Так проходит семь счаст­ливых лет, и сбыва­ются слова мудрого опекуна: «Оба дома родные для вас, но старший Холодный дом претен­дует на первен­ство».

Детство Эстер Саммер­стон проходит в Виндзоре, в доме её крестной, мисс Барбери. Девочка чувствует себя одинокой и часто приго­ва­ри­вает, обра­щаясь к своему лучшему другу, румяной кукле: «Ты же отлично знаешь, куколка, что я дурочка, так будь добра, не сердись на меня». Эстер стре­мится узнать тайну своего проис­хож­дения и умоляет крестную расска­зать хоть что-нибудь о матери. Однажды мисс Барбери не выдер­жи­вает и сурово произ­носит: «Твоя мать покрыла себя позором, а ты навлекла позор на нее. Забудь о ней...» Как-то, возвра­тив­шись из школы, Эстер застает в доме незна­ко­мого важного госпо­дина. Оглядев девочку, он произ­носит нечто вроде «А!», потом «Да!» и уезжает...

Эстер испол­ни­лось четыр­на­дцать лет, когда внезапно умирает её крестная. Что может быть страшнее, чем осиро­теть дважды! После похорон появ­ля­ется тот самый господин по фамилии Кендж и от имени некоего мистера Джарн­диса, осве­дом­лен­ного о печальном поло­жении юной леди, пред­ла­гает поме­стить её в перво­классное учебное заве­дение, где она ни в чем не будет нуждаться и подго­то­вится к «выпол­нению долга на обще­ственном поприще». Девушка с благо­дар­но­стью прини­мает пред­ло­жение и через неделю, в изобилии снаб­женная всем необ­хо­димым, уезжает в город Рединг, в пансион мисс Донни. В нем учатся всего двена­дцать девушек, и будущая воспи­та­тель­ница Эстер, с её добрым харак­тером и жела­нием помочь, заво­е­вы­вает их распо­ло­жение и любовь. Так проте­кает шесть счаст­ли­вейших лет её жизни.

По окон­чании учебы Джон Джарндис (опекун, как назы­вает его Эстер) опре­де­ляет девушку в компа­ньонки к своей кузине Аде Клейр. Вместе с молодым родствен­ником Ады мистером Ричардом Карстоном они отправ­ля­ются в поме­стье опекуна, известное как Холодный дом. Когда-то дом принад­лежал двою­род­ному деду мистера Джарн­диса, несчаст­ному сэру Тому, и назы­вался «Шпили». С этим домом было связано едва ли не самое известное дело так назы­ва­е­мого Канц­лер­ского суда «Джарн­дисы против Джарн­дисов». Канц­лер­ский суд был создан в эпоху Ричарда II, правив­шего в 1377–1399 гг., чтобы контро­ли­ро­вать Суд общего права и исправ­лять его ошибки. Но надеждам англичан на появ­ление «Суда спра­вед­ли­вости» не суждено было осуще­ствиться: воло­кита и злоупо­треб­ления чинов­ников привели к тому, что процессы длятся деся­ти­ле­тиями, умирают истцы, свиде­тели, адво­каты, накап­ли­ва­ются тысячи бумаг, а конца тяжбам все не пред­ви­дится. Таким был и спор о наслед­стве Джарн­дисов — много­летнее разби­ра­тель­ство, в ходе кото­рого погрязший в судебных делах хозяин Холод­ного дома забы­вает обо всем, а его жилище ветшает под воздей­ствием ветра и дождя. «Каза­лось, что дом пустил себе пулю в лоб, как и его отча­яв­шийся владелец». Теперь, благо­даря стара­ниям Джона Джарн­диса, дом выглядит преоб­ра­женным, а с появ­ле­нием молодых людей оживает еще более. Умной и рассу­ди­тельной Эстер вруча­ются ключи от комнат и кладовок. Она превос­ходно справ­ля­ется с нелег­кими хозяй­ствен­ными хлопо­тами — недаром сэр Джон ласково назы­вает её Хлопо­ту­ньей! Жизнь в доме течет разме­ренно, визиты чере­ду­ются с поезд­ками в лондон­ские театры и мага­зины, прием гостей сменя­ется долгими прогул­ками...

Их сосе­дями оказы­ва­ются сэр Лестер Дедлок и его жена, моложе него на добрых два десятка лет. Как острят знатоки, у миледи «безупречный эксте­рьер самой выхо­ленной кобы­лицы во всей конюшне». Свет­ская хроника отме­чает каждый её шаг, каждое событие в её жизни. Сэр Лестер не столь популярен, но не стра­дает от этого, ибо горд своим аристо­кра­ти­че­ским родом и забо­тится лишь о чистоте своего чест­ного имени. Соседи иногда встре­ча­ются в церкви, на прогулках, и Эстер долго не может забыть того душев­ного волнения, которое охва­тило её при первом взгляде на леди Дедлок.

Подобное же волнение испы­ты­вает и молодой служащий конторы Кенджа Уильям Гаппи: увидев Эстер, Аду и Ричарда в Лондоне по дороге в поме­стье сэра Джона, он с первого взгляда влюб­ля­ется в мило­видную нежную Эстер. Будучи в тех краях по делам фирмы, Гаппи посе­щает усадьбу Дедлоков и, пора­женный, оста­нав­ли­ва­ется у одного из фамильных порт­ретов. Лицо впервые увиденной леди Дедлок кажется клерку странно знакомым. Вскоре Гаппи приез­жает в Холодный дом и призна­ется Эстер в любви, но полу­чает реши­тельный отпор. Тогда он наме­кает на удиви­тельное сход­ство Эстер и миледи. «Удостойте меня вашей ручки, — угова­ри­вает Уильям девушку, — и чего только я не придумаю, чтобы защи­тить ваши инте­ресы и соста­вить ваше счастье! Чего только не разведаю насчет вас!» Он сдержал слово. В его руки попа­дают письма безвест­ного госпо­дина, скон­чав­ше­гося от чрез­мерной дозы опиума в грязной, убогой каморке и похо­ро­нен­ного в общей могиле на клад­бище для бедных. Из этих писем Гаппи узнает о связи капи­тана Хоудона (так звали этого госпо­дина) и леди Дедлок, о рождении их дочери. Уильям неза­мед­ли­тельно делится своим откры­тием с леди Дедлок, чем приводит её в крайнее смущение. Но, не подда­ваясь панике, она аристо­кра­ти­чески холодно отвер­гает доводы клерка и только после его ухода воскли­цает: «О, дитя мое, дочь моя! Значит, она не умерла в первые же часы своей жизни!»

Эстер тяжело заболе­вает оспой. Это случи­лось после того, как в их поме­стье появ­ля­ется осиро­тевшая дочь судеб­ного чинов­ника Чарли, которая стано­вится для Эстер и благо­дарной воспи­тан­ницей, и преданной горничной. Эстер выха­жи­вает заболевшую девочку и зара­жа­ется сама. Домо­чадцы долго прячут зеркала, чтобы не расстра­и­вать Хлопо­тунью видом её подур­нев­шего лица. Леди Дедлок, дождав­шись выздо­ров­ления Эстер, тайно встре­ча­ется с нею в парке и призна­ется в том, что она — её несчастная мать. В те давние дни, когда капитан Хоудон бросил её, она — как её убедили — родила мерт­вого ребенка. Могла ли она пред­по­ло­жить, что девочка оживет на руках её старшей сестры и будет воспи­тана в полной тайне от матери... Леди Дедлок искренне кается и умоляет о прощении, но более всего — о молчании, дабы сохра­нить привычную жизнь богатой и знатной особы и покой супруга. Эстер, потря­сенная откры­тием, согласна на любые условия.

Никто не дога­ды­ва­ется о случив­шемся — не только обре­ме­ненный забо­тами сэр Джон, но и влюб­ленный в Эстер молодой врач Аллен Вудкорт. Умный и сдер­жанный, он произ­водит на девушку благо­при­ятное впечат­ление. Он рано лишился отца, и мать все свои скудные сред­ства вложила в его обра­зо­вание. Но, не имея в Лондоне доста­точно связей и денег, Аллен не может их зара­бо­тать на лечении бедняков, Не удиви­тельно, что при первом случае доктор Вудкорт согла­ша­ется на долж­ность кора­бель­ного врача и надолго отправ­ля­ется в Индию и Китай, Перед отъездом он наве­ды­ва­ется в Холодный дом и взвол­но­ванно проща­ется с его обита­те­лями.

Ричард также пыта­ется изме­нить свою жизнь: он выби­рает юриди­че­ское поприще. Начав рабо­тать в конторе Кенджа, он, к неудо­воль­ствию Гаппи, хвастает, что раскусил дело Джарн­дисов. Несмотря на советы Эстер не всту­пать в утоми­тельную тяжбу с Канц­лер­ским судом, Ричард подает апел­ляцию в надежде отсу­дить у сэра Джона наслед­ство для себя и кузины Ады, с которой помолвлен. Он «ставит на карту все, что может наскрести», тратит на пошлины и налоги небольшие сбере­жения любимой, но судебная воло­кита отни­мает у него здоровье. Тайно обвен­чав­шись с Адой, Ричард заболе­вает и умирает на руках молодой жены, так и не увидев своего буду­щего сына.

А вокруг леди Дедлок сгуща­ются тучи. Несколько неосто­рожных слов наводят завсе­гдатая их дома юриста Талкин­г­хорна на след её тайны. Этот солидный джентльмен, чьи услуги щедро опла­чи­ва­ются в высшем обще­стве, мастерски владеет умением жить и вменяет себе в обязан­ность обхо­диться без каких бы то ни было убеж­дений. Талкин­г­хорн подо­зре­вает, что леди Дедлок, пере­одев­шись в платье горничной-фран­цу­женки, посе­тила дом и могилу своего возлюб­лен­ного, капи­тана Хоудона. Он похи­щает у Гаппи письма — так ему стано­вятся известны подроб­ности любовной истории. В присут­ствии четы Дедлоков и их гостей Талкин­г­хорн расска­зы­вает эту историю, якобы случив­шуюся с некоей неиз­вестной особой. Миледи пони­мает, что пришла пора выяс­нить, чего же он доби­ва­ется. В ответ на её слова о том, что она хочет исчез­нуть из своего дома навсегда, адвокат убеж­дает её продол­жать хранить тайну во имя спокой­ствия сэра Лестера, кото­рого «и падение луны с неба так не ошеломит», как разоб­ла­чение супруги.

Эстер реша­ется открыть свою тайну опекуну. Он встре­чает её сбив­чивый рассказ с таким пони­ма­нием и нежно­стью, что девушку пере­пол­няет «пламенная благо­дар­ность» и желание рабо­тать усердно и само­от­вер­женно. Нетрудно дога­даться, что, когда сэр Джон делает ей пред­ло­жение стать насто­ящей хозяйкой Холод­ного дома, Эстер отве­чает согла­сием.

Ужасное событие отвле­кает её от пред­сто­ящих приятных хлопот и надолго выры­вает из Холод­ного дома. Случи­лось так, что Талкин­г­хорн разо­рвал согла­шение с леди Дедлок и пригрозил в скором времени раскрыть сэру Лестеру позорную правду. После тяже­лого разго­вора с миледи адвокат отправ­ля­ется домой, а наутро его находят мертвым. Подо­зрение падает на леди Дедлок. Инспектор полиции Баккет проводит рассле­до­вание и сооб­щает сэру Лестеру о резуль­татах: все собранные улики свиде­тель­ствуют против горничной-фран­цу­женки. Она аресто­вана.

Сэр Лестер не может вынести мысли, что его жену «низвергли с тех высот, которые она укра­шала», и сам падает, сраженный ударом. Миледи, чувствуя себя затрав­ленной, бежит из дому, не взяв ни драго­цен­но­стей, ни денег. Она оста­вила прощальное письмо — о том, что неви­новна и хочет исчез­нуть. Инспектор Баккет берется отыс­кать эту смятенную душу и обра­ща­ется за помощью к Эстер. Долгий путь проходят они по следам леди Дедлок. Пара­ли­зо­ванный супруг, прене­брегая угрозой чести рода, прощает беглянку и с нетер­пе­нием ждет её возвра­щения. К поискам присо­еди­ня­ется доктор Аллен Вудкорт, недавно вернув­шийся из Китая. За время разлуки он еще сильнее полюбил Эстер, но увы... У решетки памят­ного клад­бища для бедных он обна­ру­жи­вает безды­ханное тело её матери.

Эстер долго, болез­ненно пере­жи­вает случив­шееся, но посте­пенно жизнь берет свое. Ее опекун, узнав о глубоких чувствах Аллена, благо­родно усту­пает ему дорогу. Холодный дом пустеет: Джон Джарндис, он же опекун, поза­бо­тился об устрой­стве для Эстер и Аллена столь же слав­ного поме­стья размером поменьше в Йорк­шире, где Аллен полу­чает место доктора для бедных. Это поме­стье он тоже назвал «Холодный дом». В нем нашлось место и для Ады с сыном, названным в честь отца Ричардом. На первые же свободные деньги они пристра­и­вают для опекуна комнату («брюз­жальню» ) и пригла­шают его пого­стить. Сэр Джон стано­вится любящим опекуном теперь уже Аде и её малень­кому Ричарду. Они возвра­ща­ются в «старший» Холодный дом, а к Вудкортам часто приез­жают пого­стить: для Эстер и её мужа сэр Джон навсегда остался самым лучшим другом. Так проходит семь счаст­ливых лет, и сбыва­ются слова мудрого опекуна: «Оба дома родные для вас, но старший Холодный дом претен­дует на первен­ство».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.46 ms