Большие надежды

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

В окрест­но­стях Роче­стера, старин­ного городка к юго-востоку от Лондона, жил семи­летний мальчик, прозванный Пипом. Он остался без роди­телей, и его «своими руками» воспи­ты­вала старшая сестра, которая «обла­дала редкостным умением обра­щать чистоту в нечто более неуютное и непри­ятное, чем любая грязь». С Пипом она обра­ща­лась так, словно он был «взят под надзор поли­цей­ским акушером и передан ей с внуше­нием — действо­вать по всей стро­гости закона». Ее мужем был кузнец Джо Гарджери — свет­ло­во­лосый великан, покла­ди­стый и просто­ватый, только он, как мог, защищал Пипа.

Эта удиви­тельная история, расска­занная самим Пипом, нача­лась в тот день, когда он столк­нулся на клад­бище с беглым каторж­ником. Тот под страхом смерти потре­бовал принести «жратвы и подпилок», чтобы осво­бо­диться от кандалов. Скольких усилий стоило маль­чику тайком собрать и пере­дать узелок! Каза­лось, каждая поло­вица кричала вслед: «Держи вора!» Но еще труднее было не выдать себя.

Едва пере­стали суда­чить об арестантах, как в таверне какой-то незна­комец неза­метно показал ему подпилок и дал два фунтовых билета (понятно, от кого и за что).

Шло время. Пип стал посе­щать странный дом, в котором жизнь замерла в день несо­сто­яв­шейся свадьбы хозяйки, мисс Хэвишем. Она так и соста­ри­лась, не видя света, сидя в истлевшем подве­нечном платье. Мальчик должен был развле­кать леди, играть в карты с ней и её юной воспи­тан­ницей, краса­вицей Эстеллой. Мисс Хэвишем выбрала Эстеллу орудием мести всем мужчинам за того, который обманул её и не явился на свадьбу. «Разбивай их сердца, гордость моя и надежда, — повто­ряла она, — разбивай их без жалости!» Первой жертвой Эстеллы стал Пип. До встречи с ней он любил ремесло кузнеца и верил, что «кузница — свер­ка­ющий путь к само­сто­я­тельной жизни». Получив от мисс Хэвишем двадцать пять гиней, он отдал их за право пойти в подма­стерья к Джо и был счастлив, а спустя год содро­гался при мысли, что Эстелла застанет его черным от грубой работы и будет прези­рать. Сколько раз ему чуди­лись за окном кузницы её разве­ва­ю­щиеся кудри и надменный взгляд! Но Пип был подма­сте­рьем кузнеца, а Эстелла — молодая леди, которой должно полу­чить воспи­тание за границей. Узнав об отъезде Эстеллы, он отпра­вился к лавоч­нику Памбл­чуку послу­шать душе­раз­ди­ра­ющую трагедию «Джордж Барнуэл». Мог ли он пред­по­ло­жить, что подлинная трагедия ожидает его на пороге родного дома!

Около дома и во дворе толпился народ; Пип увидел сестру, сраженную страшным ударом в затылок, а рядом валя­лись кандалы с распи­ленным кольцом. Констебли безуспешно пыта­лись дознаться, чья рука нанесла удар. Пип подо­зревал Орлика, работ­ника, помо­гав­шего в кузнице, и незна­комца, который пока­зывал подпилок.

Миссис Джо с трудом прихо­дила в себя, и ей требо­вался уход. Поэтому в доме появи­лась Бидди, мило­видная девушка с добрыми глазами. Она вела хозяй­ство и не отста­вала от Пипа, используя любую возмож­ность чему-нибудь научиться. Они часто гово­рили по душам, и Пип признался ей, что мечтает изме­нить свою жизнь. «Ты хочешь стать джентль­меном, чтобы доса­дить той краса­вице, что жила у мисс Хэвишем, или чтобы добиться ее», — дога­да­лась Бидди. Действи­тельно, воспо­ми­нания о тех днях «подобно броне­бой­ному снаряду» разби­вали благие помыслы войти в долю с Джо, жениться на Бидди и вести честную трудовую жизнь.

Однажды в таверне «У трех веселых матросов» появился высокий джентльмен с презри­тельным выра­же­нием лица. Пип узнал в нем одного из гостей мисс Хэвишем. Это был Джеггер, стряпчий из Лондона. Он объявил, что имеет важное пору­чение к кузену Джо Гарджери: Пипу пред­стоит унасле­до­вать изрядное состо­яние с усло­вием, что он немед­ленно уедет из этих мест, оставит прежние занятия и станет молодым чело­веком, пода­ющим большие надежды. Кроме того, он должен сохра­нять фамилию Пип и не пытаться узнать, кто его благо­де­тель. Сердце Пипа заби­лось чаще, он едва смог проле­пе­тать слова согласия. Он подумал, что мисс Хэвишем решила сделать его богачом и соеди­нить с Эстеллой. Джеггер сказал, что в распо­ря­жение Пипа посту­пает сумма, которой хватит на обра­зо­вание и столичную жизнь. Как будущий опекун, он посо­ве­товал обра­титься за настав­ле­ниями к мистеру Мэтью Покету. Это имя Пип тоже слышал от мисс Хэвишем.

Разбо­гатев, Пип заказал модный костюм, шляпу, перчатки и совер­шенно преоб­ра­зился. В новом обличье он нанес визит своей доброй фее, совер­шившей (он думал) это чудесное превра­щение. Она с удоволь­ствием приняла благо­дарные слова маль­чика.

Наступил день расста­вания. Покидая деревню, Пип распла­кался у дорож­ного столба: «Прощай, мой добрый друг!», а в дили­жансе думал, как хорошо было бы вернуться под родной кров... Но — поздно. Завер­ши­лась пора первых надежд...

В Лондоне Пип осво­ился на удив­ление легко. Он снимал квар­тиру вместе с Гербертом Покетом, сыном своего настав­ника, и брал у него уроки. Вступив в клуб «Зяблики в роще», он напро­палую сорил день­гами, подражая новым прия­телям в старании потра­тить как можно больше. Его любимым заня­тием стало состав­ление списка долгов «от Кобса, Лобса или Нобса». Вот когда Пип чувствует себя перво­классным финан­си­стом! Герберт дове­ряет его деловым каче­ствам; сам он только «осмат­ри­ва­ется», надеясь поймать удачу в Сити. Закру­жив­ше­гося в водо­во­роте лондон­ской жизни Пипа насти­гает изве­стие о смерти сестры.

Наконец Пип достиг совер­шен­но­летия. Теперь ему пред­стоит самому распо­ря­жаться своим имуще­ством, расстаться с опекуном, в остром уме и огромном авто­ри­тете кото­рого он не раз убеж­дался; даже на улицах распе­вали: «О Джег­герс, Джег­герс, Джег­герс, нужнейший чело­вег­герс!» В день своего рождения Пип получил пятьсот фунтов и обещание такой же суммы ежегодно на расходы «в залог надежд». Первое, что хочет сделать Пип, — внести поло­вину своего годо­вого содер­жания для того, чтобы Герберт получил возмож­ность рабо­тать в небольшой компании, а потом стал её совла­дельцем. Для самого Пипа надежды на будущие свер­шения вполне оправ­ды­вают бездей­ствие.

Однажды, когда Пип был один в своем жилище — Герберт уехал в Марсель, — вдруг разда­лись шаги на лест­нице. Вошел могучий седо­власый человек, ему не было нужды доста­вать из кармана подпилок или другие дока­за­тель­ства — Пип мгно­венно узнал того самого беглого каторж­ника! Старик стал горячо благо­да­рить Пипа за поступок, совер­шенный шест­на­дцать лет назад. В ходе разго­вора выяс­ни­лось, что источ­ником преуспе­яния Пипа стали деньги беглеца: «Да, Пип, милый мой мальчик, это я сделал из тебя джентль­мена!» Словно яркая вспышка осве­тила все вокруг — столько разо­ча­ро­ваний, унижений, опас­но­стей обсту­пило вдруг Пипа. Значит, наме­рения мисс Хэвишем поднять его до Эстеллы — просто плод его вооб­ра­жения! Значит, кузнец Джо был покинут ради причуды этого чело­века, который рискует быть пове­шенным за неза­конное возвра­щение в Англию с вечного посе­ления... Все надежды рухнули в один миг!

После появ­ления Абеля Мэгвича (так звали его благо­де­теля) Пип, объятый тревогой, стал гото­виться к отъезду за границу. Отвра­щение и ужас, испы­танные в первый момент, смени­лись в душе Пипа растущей призна­тель­но­стью к этому чело­веку. Мэгвича укрыли в доме Клары, невесты Герберта. Оттуда по Темзе можно было неза­метно проплыть к устью и сесть на иностранный пароход. Из рассказов Мэгвича откры­лось, что Компесон, второй каторжник, пойманный на болотах, и был тем самым грязным обман­щиком, женихом мисс Хэвишем, и он до сих пор пресле­дует Мэгвича. Кроме того, по разным намекам Пип дога­дался, что Мэгвич — отец Эстеллы, а матерью её была экономка Джег­гера, которую подо­зре­вали в убий­стве, но оправ­дали усилиями адво­ката, и тогда Джеггер отвез малютку к богатой одинокой мисс Хэвишем. Надо ли гово­рить, что эту тайну Пип поклялся хранить для блага обожа­емой Эстеллы, несмотря на то что к этому моменту она уже была замужем за прой­дохой Драмлом. Размышляя обо всем этом, Пип отпра­вился к мисс Хэвишем полу­чить крупную сумму денег для Герберта. Уходя, он огля­нулся — свадебное платье на ней вспых­нуло, как факел! Пип в отча­янии, обжигая руки, гасил огонь. Мисс Хэвишем оста­лась жива, но, увы, нена­долго...

Нака­нуне пред­сто­я­щего бегства Пип получил странное письмо, пригла­ша­ющее в дом на болоте. Он не мог пред­по­ло­жить, что Орлик, зата­ивший злобу, стал подручным Компе­сона и зама­нивал Пипа, чтобы отомстить ему — убить и сжечь в огромной печи. Каза­лось, гибель неиз­бежна, но на крик вовремя подо­спел верный друг Герберт. Теперь в дорогу! Пона­чалу все шло благо­по­лучно, лишь у самого паро­хода появи­лась погоня, и Мэгвич был схвачен и осужден. Он умер от ран в тюремной боль­нице, не дожив до казни, и его последние минуты были согреты благо­дар­но­стью Пипа и рассказом о судьбе дочери, которая стала знатной леди.

Прошло один­на­дцать лет. Пип трудится в восточном отде­лении компании вместе с Гербертом, обретя в семье друга покой и заботу. И вот он снова в родной деревне, где его встре­чают Джо и Бидди, их сын, названный Пипом, и малышка-дочь. Но Пип наде­ялся увидеть ту, о которой не пере­ставал мечтать. Ходили слухи, что она похо­ро­нила мужа... Неве­домая сила влечет Пипа к забро­шен­ному дому. В тумане пока­за­лась женская фигура. Это Эстелла! «Не странно ли, что этот дом вновь соединил нас», — произнес Пип, взял её за руку, и они пошли прочь от мрачных развалин. Туман рассе­ялся. «Широкие просторы рассти­ла­лись перед ними, не омра­ченные тенью новой разлуки».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 3.459 ms