Счастливая куртизанка, или Роксана

Краткое содержание рассказа
Читается за 22 минут(ы)

Героиня, столь пышно пред­став­ленная на титуле, на самом деле звалась Сьюзен, что выяс­нится к концу книги, в случайной оговорке («дочь моя была наре­чена моим именем»). Однако в своей пере­мен­чивой жизни она столько раз меняла «роли», что закре­пи­лось имя Роксана — по «роли», сыгранной ею в свой звездный час. Но правы и те ученые, кто, недо­глядев её подлинное имя, объяв­ляют её анонимной и делают заклю­чение о типаж­ности героини: она и впрямь продукт своего времени, соци­альный тип.

Вообще говоря, Роксана — фран­цу­женка. Она роди­лась в городе Пуатье, в семье гуге­нотов. В 1683 г., когда девочке было около десяти лет, роди­тели, спасаясь от рели­ги­озных пресле­до­ваний, пере­бра­лись с нею в Англию. Стало быть, год её рождения — 1673-й. В пятна­дцать лет отец выдал её замуж за лондон­ского пиво­вара, тот, нику­дышный хозяин, за восемь лет брака промотал женино приданое, продал пиво­варню и однажды утром «вышел со двора с двумя слугами» и навсегда уехал, оставив жену с детьми мал мала меньше (всего их пятеро). Злосчастное заму­же­ство дает случай «скорой на язык» и неглупой героине провести клас­си­фи­кацию «дураков», из которых её муж совмещал сразу несколько разно­вид­но­стей, и предо­сте­речь чита­тельниц от опро­мет­чи­вого решения связать судьбу с одним из таких.

Поло­жение её плачевно. Родствен­ники сбежав­шего мужа отка­зы­вают в помощи, с ней оста­ется только преданная служанка Эми. Ей и двум сердо­больным старухам (одна из них вдовая тетка мужа) приходит в голову отвести четверых детей (самого млад­шего взял под свое попе­чи­тель­ство приход) к дому их дяди и тетки и, буквально втолкнув их через порог, бежать прочь. Этот план осуществ­ля­ется, присты­женные совест­ливым дядей родствен­ники решают сообща забо­титься о малютках.

Между тем Роксана продол­жает оста­ваться в доме, и более того: хозяин не спра­ши­вает платы, сочув­ствуя её жалкому поло­жению, оказы­вает всяче­ское вспо­мо­ще­ство­вание. Смыш­леная Эми смекает, что такое участие едва ли беско­рыстно и её госпоже пред­стоит известным образом распла­титься. Так оно и случа­ется. После в шутку зате­ян­ного «свадеб­ного ужина», убеж­денная дово­дами Эми в спра­вед­ли­вости домо­ганий своего благо­де­теля, Роксана усту­пает ему, сопро­вождая жертву много­ре­чивым само­оправ­да­нием («Нищета — вот что меня погу­било, ужаса­ющая нищета»). Уже не в шутку, а всерьез состав­ля­ется и «договор», где подробно и точно огово­ренные деньги и вещи гаран­ти­руют героине мате­ри­альную обес­пе­чен­ность.

Не сказать, что она легко пере­жи­вает свое падение, хотя надо учиты­вать коррек­ти­ру­ющие оценки задним числом, которые выносит «поздняя» Роксана, погрязшая в пороке и, похоже, полная искрен­него раска­яния. Симп­томом насту­па­ющей нрав­ственной глухоты стано­вится совра­щение ею «верной Эми», которую она укла­ды­вает в постель к своему сожи­телю. Когда выяс­ня­ется, что Эми забе­ре­ме­нела, Роксана, чувствуя свою вину, решает «взять этого ребенка и забо­титься как о собственном». О собственных её детях, мы знаем, забо­тятся другие, так что и эту девочку сплавят корми­лице, и более о ней ничего не будет сказано. У самой Роксаны только на третьем году рожда­ется девочка (она умрет шести недель от роду), а еще через год родится мальчик.

Среди занятий её сожи­теля («мужа», как наста­и­вает он сам и кем по сути явля­ется) — пере­про­дажа ювелирных изделий (отчего в вере­нице удосто­енных её мило­стей он будет значиться как «ювелир»). Дела требуют его отъезда в Париж, Роксана едет с ним. Однажды он соби­ра­ется в Версаль к принцу ***скому. Роксану охва­ты­вает недоброе пред­чув­ствие, она пыта­ется его удер­жать, но связанный словом ювелир уезжает, и на пути в Версаль среди бела дня его убивают трое граби­телей. Законных прав наслед­ницы у Роксаны нет, но при ней камни, векселя — словом, её поло­жение не срав­нить с тем ничто­же­ством, из кото­рого её поднял погибший благо­де­тель. Да и Роксана теперь другая — трезвая деловая женщина, она с редким само­об­ла­да­нием (при этом вполне искренне скорбя о ювелире) устра­и­вает свои дела. Например, подо­спев­шему лондон­скому управ­ля­ю­щему она пред­став­ля­ется фран­цу­женкой, вдовой его хозяина, не ведавшей о суще­ство­вании другой, англий­ской жены, и грамотно требует «вдовьей доли». Тем временем преду­пре­жденная Эми продает в Лондоне обста­новку, серебро, зако­ла­чи­вает дом.

Принц, не дождав­шийся в тот злопо­лучный день ювелира, выка­зы­вает Роксане сочув­ствие, сначала прислав своего камер­ди­нера, а потом и заявив­шись само­лично. Резуль­татом визита стали ежегодная пенсия на все время её пребы­вания в Париже и с необык­но­венной быст­ротой креп­нущие отно­шения с принцем («графом де Клераком»). Есте­ственно, она дела­ется его любов­ницей, по какому случаю выво­дится уже обяза­тельная мораль в нази­дание «несчастным женщинам». Их связь продлится восемь лет, Роксана родит принцу двоих детей. Преданная Эми, её верное зеркало, дает соблаз­нить себя камер­ди­неру принца, добавляя хозяйке запоз­далые раска­яния в перво­на­чальном совра­щении девушки.

Разме­ренная жизнь гироини неожи­данно дает сбой: в Медон­ском дворце дофина, куда Роксана наез­жает со своим принцем, она видит среди гвар­дейцев своего пропав­шего мужа-пиво­вара. Стра­шась разоб­ла­чения, она подсы­лает к нему Эми, та сочи­няет жалост­ливую историю о впавшей в крайнюю нищету и сгинувшей в неиз­вест­ности госпоже (впрочем, и вполне прав­диво поведав перво­на­чальные горести остав­ленной с малыми детьми «соло­менной вдовы»). По-преж­нему ничто­же­ство и бездельник, пивовар пыта­ется вытя­нуть из Эми довольно большую сумму — якобы на покупку офицер­ского патента, но удовле­тво­ря­ется одним-един­ственным писто­летом «взаймы», после чего стара­тельно избе­гает её. Застра­хо­вывая себя от даль­нейших неже­ла­тельных встреч, Роксана нани­мает сыщика — «наблю­дать за всеми его пере­ме­ще­ниями». И до срока она теряет его вторично, на сей раз с неимо­верным облег­че­нием.

Между тем принц полу­чает от короля пору­чение ехать в Италию. По обык­но­вению благо­родно поло­мав­шись (якобы не желая созда­вать ему допол­ни­тельные труд­ности), Роксана сопро­вож­дает его. Эми оста­ется в Париже стеречь имуще­ство («я была богата, очень богата»). Путе­ше­ствие длилось без малого два года. В Венеции она родила принцу второго маль­чика, но тот вскоре умер. По возвра­щении в Париж, еще примерно через год, она родила третьего сына. Их связь преры­ва­ется, следуя пере­мен­чивой логике её непу­тевой жизни: опасно зане­могла жена принца («превос­ходная, вели­ко­душная и поис­тине добрая жена») и на смертном одре просила супруга сохра­нять верность своей преем­нице («на кого бы ни пал его выбор»). Сраженный её вели­ко­ду­шием, принц впадает в мелан­холию, замы­ка­ется в одино­че­стве и остав­ляет Роксану, взяв на себя расходы по воспи­танию их сыновей. Решив вернуться в Англию («я все же почи­тала себя англи­чанкой») и не зная, как распо­ря­диться своим имуще­ством, Роксана находит некоего голланд­ского купца, «славя­ще­гося своим богат­ством и чест­но­стью». Тот дает дельные советы и даже берется продать её драго­цен­ности знако­мому ростов­щику-еврею. Ростовщик сразу узнает камни убитого восемь лет назад ювелира, объяв­ленные тогда укра­ден­ными, и, есте­ственно, подо­зре­вает в Роксане сообщ­ницу скрыв­шихся убийц. Угроза ростов­щика «рассле­до­вать это дело» пугает её не на шутку. К счастью, он посвя­щает в свои планы голланд­ского него­ци­анта, а тот уже дрогнул перед чарами Роксаны и сплав­ляет её в Роттердам, устра­ивая между тем её имуще­ственные дела и водя за нос ростов­щика.

На море разыг­ры­ва­ется шторм, перед его свире­по­стью Эми горько кается в своей беспутной жизни, Роксана молча вторит ей, давая обещания совсем пере­ме­ниться. Судно относит к Англии, и на суше их раска­яние скоро забы­ва­ется. В Голландию Роксана отправ­ля­ется одна. Роттер­дам­ский купец, кото­рого ей реко­мен­довал голланд­ский него­циант, благо­по­лучно устра­и­вает её дела, в том числе и с опас­ными камнями. В этих хлопотах проходит полгода. Из писем Эми она узнает, что муж-пивовар, как узнал прия­тель Эми, камер­динер принца, погиб в какой-то пота­совке. Потом выяс­нится, что Эми выду­мала это из лучших чувств, желая своей госпоже нового заму­же­ства. Муж-«дурак» таки погибнет, но много позже. Пишет ей из Парижа и благо­де­тель — голланд­ский купец, претер­певший много непри­ят­но­стей от ростов­щика. Раска­пывая биографию Роксаны, он опасно подби­ра­ется к принцу, но тут его оста­нав­ли­вают: на Новом мосту в Париже двое неиз­вестных отре­зают ему уши и грозят даль­ней­шими непри­ят­но­стями, если он не уймется. Со своей стороны, ограждая собственное спокой­ствие, честный купец заводит ябеду и усажи­вает ростов­щика в тюрьму, а потом, от греха подальше, и сам уезжает из Парижа в Роттердам, к Роксане.

Они сбли­жа­ются. Честный купец пред­ла­гает брак (его париж­ская жена умерла), Роксана отка­зы­вает ему («всту­пивши в брак, я теряю все свое имуще­ство, которое перейдет в руки мужа»). Но объяс­няет она свой отказ отвра­ще­нием к браку после злоклю­чений, на какие её обрекла смерть мужа-велира. Него­циант, впрочем, дога­ды­ва­ется об истинной причине и обещает ей полную мате­ри­альную неза­ви­си­мость в браке — он не тронет ни пистоля из её состо­яния. Роксане прихо­дится измыш­лять другую причину, а именно — желание духовной свободы. В своих речах она выка­зы­вает себя изощ­рен­нейшей софисткой, впрочем, и на попятный ей поздно идти из страха быть уличенной в коры­сто­любии (даже при том, что она ждет от него ребенка). Раздо­са­до­ванный купец возвра­ща­ется в Париж, Роксана едет «попы­тать счастья» (мысли её, конечно, о содер­жании, а не о браке) в Лондон. Она посе­ля­ется в феше­не­бельном районе, Пел-Мел, рядом с двор­цовым парком, «под именем знатной фран­цу­женки». Строго говоря, безы­мянная до сих пор, она всегда безродна. Живет она на широкую ногу, молва еще больше умно­жает её богат­ство, её осаждают «охот­ники за приданым». В управ­лении её состо­я­нием ей толково помо­гает сэр Роберт Клейтон (это реальное лицо, круп­нейший финан­сист того времени). Попутно Дефо подска­зы­вает «англий­ским дворянам», как те могли бы умно­жить свое состо­яние, «подобно тому, как купцы увели­чи­вают свое».

Героиня пере­во­ра­чи­вает новую стра­ницу своей биографии: двери её дома откры­ва­ются для «высо­ко­по­став­ленных вельмож», она устра­и­вает вечера с карточ­ными играми и балы-маска­рады, на один из них инког­нито, в маске, явля­ется сам король. Героиня пред­стает перед собра­нием в турецком костюме (не умея думать иначе, она, конечно, не забы­вает сказать, за сколько пистолей он ей достался) и испол­няет турецкий же танец, повергая всех в изум­ление. Тогда-то некто и воскликнул — «Да ведь это сама Роксана!» — тем дав наконец героине имя. Этот период — вершина её карьеры: после­ду­ющие три года она проводит в обще­стве короля — «вдали от света», как объяв­ляет она с кокет­ливо-само­до­вольной скром­но­стью. Возвра­ща­ется она в обще­ство басно­словно богатой, слегка поблекшей, но еще способной поко­рять сердца. И скоро нахо­дится «джентльмен знат­ного рода», поведший атаку. Он, правда, глупо начал, рассуждая «о любви, пред­мете, столь для меня смехо­творном, когда он не соединен с главным, то есть с день­гами». Но потом чудак исправил поло­жение, пред­ложив содер­жание.

В образе Роксаны встре­ти­лись два времени, две эпохи — Рестав­рация (Карл II и Яков I), с её угарным весе­льем и бесприн­цип­но­стью, и после­до­вавшее за нею пури­тан­ское отрезв­ление, насту­пившее с воца­ре­нием Виль­гельма III и далее креп­нувшее при Анне и Георгах. Дефо был совре­мен­ником всех этих монархов. Развратная жизнь, которой Роксана преда­ется, вернув­шись из Парижа в Лондон, есть само вопло­щение Рестав­рации. Напротив, крохо­бор­ни­че­ское исчис­ление всех выгод, достав­ля­емых этой жизнью, — это уже далеко от аристо­кра­тизма, это типично буржу­азная складка, сродни купе­че­скому гросс­буху.

В Лондоне история Роксаны завя­зы­вает подлинно драма­ти­че­ские узлы, аукаясь с её прошлым. Она наконец заин­те­ре­со­ва­лась судьбой своих пятерых детей, остав­ленных пятна­дцать лет назад на милость родствен­ников. Старший сын и младшая дочь уже умерли, оста­лись младший сын (приют­ский) и две его сестры, старшая и средняя, ушедшие от нелю­безной тетки (золовки Роксаны) и опре­де­лив­шиеся «в люди». В расчеты Роксаны не входит откры­ваться детям и вообще родствен­никам и близким, и все необ­хо­димые розыски проводит Эми. Сын, «славный, смыш­леный и обхо­ди­тельный малый», подма­стерье, выполнял тяжелую работу. Пред­ста­вив­шись бывшей горничной несчастной матери этих детей, Эми устра­и­вает судьбу маль­чика: выку­пает у хозяина и опре­де­ляет в ученье, готовя к купе­че­скому поприщу. Эти благо­де­яния имеют неожи­данный итог; одна из служанок Роксаны возвра­ща­ется из города в слезах, и из расспросов Эми заклю­чает, что это старшая дочь Роксаны, удру­ченная везе­нием братца! Придрав­шись по пустя­ко­вому поводу, Эми рассчи­ты­вает девушку. По боль­шому счету удаление дочери устра­и­вает Роксану, однако сердце её отныне неспо­койно — в нем, оказы­ва­ется, «еще оста­ва­лось немало мате­рин­ского чувства». Эми и здесь нена­вяз­чиво облег­чает поло­жение несчастной девушки.

С появ­ле­нием дочери в жизни героини обозна­ча­ется перелом. Ей «омерзел» милорд***, у кото­рого она уже восьмой год на содер­жании, они расста­ются. Роксана начи­нает «по спра­вед­ли­вости судить о своем прошлом». В числе винов­ников её падения, помимо нужды, объяв­ля­ется еще один — Дьявол, стра­щавший-де её призраком нужды уже в благо­по­лучных обсто­я­тель­ствах. И жадность к деньгам, и тщеславие — все это его козни. Она уже пере­ехала с Пел-Мел в Кенсингтон, поти­хоньку преры­вает старые знаком­ства, приме­ри­ваясь покон­чить с «мерзостным и гнусным» ремеслом. Ее последний лондон­ский адрес — подворье возле Минериз, на окраине города, в доме квакера, уехав­шего в Новую Англию. Немалую роль в смене адреса играет желание застра­хо­ваться от визита дочери, Сьюзен, — у той уже короткие отно­шения с Эми. Роксана даже меняет внеш­ность, обря­жаясь в скромный квакер­ский наряд. И разу­ме­ется, выез­жает она сюда под чужим именем. Образ хозяйки, «доброй квакерши», выписан с теплой симпа­тией — у Дефо были причины хорошо отно­ситься к пред­ста­ви­телям этой секты. Столь жела­емая Роксаной покойная, правильная жизнь тем не менее не приносит мира в её душу — теперь она горько сожа­леет о разлуке с «голланд­ским купцом». Эми отправ­ля­ется на разведку в Париж. Тем временем зато­ро­пив­шаяся судьба предъ­яв­ляет купца Роксане прямо в Лондоне: оказы­ва­ется, он тут давно живет. Похоже, на этот раз неостывшие матри­мо­ни­альные наме­рения купца увен­ча­ются успехом, тем более что у них растет сын, оба болез­ненно пере­жи­вают его безрод­ность и, наконец, Роксана не может забыть, как много сделал для нее этот человек (щепе­тильная чест­ность в делах ей не чужда).

Новое ослож­нение: в очередном «рапорте» из Франции Эми докла­ды­вает, что Роксану разыс­ки­вает принц, наме­ре­ваясь даро­вать ей титул графини и жениться на ней. Тщеславие бывшей королев­ской любов­ницы разго­ра­ется с небы­валой силой. С купцом ведется охла­жда­ющая игра. К счастью для героини, она не успе­вает вторично (и окон­ча­тельно) оттолк­нуть его от себя, ибо даль­нейшие сооб­щения Эми лишают её надежды когда-нибудь зваться «вашим высо­че­ством». Словно дога­дав­шись о её често­лю­бивых притя­за­ниях, купец сулит ей, в случае заму­же­ства, титул баро­нессы в Англии (можно купить) либо в Голландии — графини (тоже можно купить — у обед­нев­шего племян­ника). В конечном счете она получит оба титула. Вариант с Голлан­дией устра­и­вает её больше: оста­ваясь в Англии, она рискует, что её прошлое может стать известным купцу. К тому же Сьюзен, девица смыш­леная, приходит к мысли, что если не Эми, то сама леди Роксана её мать, и свои сооб­ра­жения она выкла­ды­вает Эми. У Эми, все пере­да­ющей Роксане, в сердцах выры­ва­ется поже­лание убить «девку». Потря­сенная Роксана неко­торое время не пускает её к себе на глаза, но слово сказано. События торопят отъезд супругов в Голландию, где, пола­гает Роксана, ни дочь, неча­янно ставшая её первым врагом, её не достанет, ни другие призраки прошлого не поку­сятся на её теперь респек­та­бельную жизнь. Роковая случай­ность, каких много в этом романе, насти­гает её в минуту предо­тьездных хлопот жена капи­тана корабля, с которым ведутся пере­го­воры, оказы­ва­ется подругой Сьюзен, и та заяв­ля­ется на борт, до смерти пере­пугав Роксану. И хотя дочь не узнает её (служа судо­мойкой, она только раз видела «леди Роксану», и то в турецком костюме, который играет здесь роль разоб­ла­чи­тель­ного «скелета в шкафу») и, есте­ственно, не связы­вает с посто­я­лицей в доме квакерши, поездка в Голландию откла­ды­ва­ется.

Сьюзен осаждает дом квакерши, домо­гаясь встречи с Эми и её госпожой, в которой уверенно пред­по­ла­гает свою мать. Уже не исстра­дав­шаяся дочерняя любовь движет ею, но охот­ничий азарт и разоб­ла­чи­тельный пафос. Роксана съез­жает с квар­тиры, прячется по курортным городкам, держа связь только с Эми и квакершей, которая начи­нает подо­зре­вать недоброе, расска­зывая заяв­ля­ю­щейся в дом Сьюзен всякие небы­лицы о своей посто­я­лице и чувствуя себя в ситу­ации сговора. Между тем напу­ганная не меньше своей госпожи проис­хо­дящим, Эми случайно встре­чает в городе Сьюзен, едет с ней в Гринвич (тогда довольно глухое место), они бурно объяс­ня­ются, и девушка вовремя прекра­щает прогулку, не дав увлечь себя в лес. Наме­рения Эми по-преж­нему приводят в ярость Роксану, она прого­няет её, лишив­шись верного друга в столь тяжкую минуту жизни.

Финал этой истории окутан мрач­ными тонами: ничего не слышно об Эми и ничего не слышно о девушке, а ведь последний раз, по слухам, их видели вместе. Памятуя о мани­а­кальном стрем­лении Эми «обез­опа­сить» Сьюзен, можно пред­по­ла­гать самое худшее.

Заочно осыпав благо­де­я­ниями своих менее настой­чивых детей, Роксана отплы­вает в Голландию, живет там «со всем вели­ко­ле­пием и пышно­стью». В свой срок туда же после­дует за ней и Эми, однако их встреча — за преде­лами книги, как и пока­равший их «гнев небесный». Их злоклю­че­ниям было посвя­щено подложное продол­жение, изданное в 1745 г., то есть спустя четыр­на­дцать лет после смерти Дефо. Там расска­зы­ва­ется, как Эми удалось зато­чить Сьюзен в долговую тюрьму, выйдя из которой та явля­ется в Голландию и разоб­ла­чает обеих. Чест­нейший муж, у кото­рого наконец откры­лись глаза, изго­няет Роксану из дома, лишает всяких наслед­ственных прав, хорошо выдает Сьюзен замуж. В «продол­жении» Роксана нищей умирает в тюрьме, и Эми,.зара­зив­шись дурной болезнью, также умирает в бедности.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 5.187 ms