Радости и горести знаменитой Молль Флендерс

Краткое содержание рассказа
Читается за 18 минут(ы)

В обиходе это произ­ве­дение Дефо назы­вают кратко: «Молль Флен­дерс», а с подза­го­ловком название еще длиннее: «<...>, которая была двена­дцать лет содер­жанкой, пять раз замужем, двена­дцать лет воровкой, восемь лет ссыльной в Виргинии, но под конец жизни разбо­га­тела».

Осно­вы­ваясь на том, что история её жизни «напи­сана» геро­иней в 1683 г. (как всегда, повест­во­вание у Дефо ведется от первого лица, а сам он скры­ва­ется за маской «изда­теля») и что самой ей в ту пору должно быть семь­десят или семь­десят один год, опре­де­ляем дату её рождения: около 1613 г. Молль роди­лась в тюрьме, в Ныогете; бере­менная ею воровка доби­лась смяг­чения приго­вора и после рождения дочери была сослана в колонию, а шести­ме­сячную девочку отдали на попе­чение «какой-то родствен­нице». Каков был этот надзор, можно дога­даться: уже в три года она скита­ется «с цыга­нами», отстает от них, и город­ские власти Колче­стера опре­де­ляют её к женщине, некогда знавшей лучшие времена. Та обучает сирот чтению и шитью, приви­вает им хорошие манеры. Трудо­лю­бивая и смыш­леная девочка рано (ей восемь лет) сознает унизи­тель­ность угото­ванной ей участи прислуги у чужих людей и объяв­ляет о своем желании стать «госпожой». Неглупый ребенок пони­мает это так: быть самой себе хозяйкой — «собственным трудом зара­ба­ты­вать на хлеб». На необычную «госпожу» приходят посмот­реть жена мэра с дочерьми и прочие расчув­ство­вав­шиеся горо­жанки. Ей дают работу, дарят деньги; она гостит в хорошем доме.

Умирает преста­релая воспи­та­тель­ница, наслед­ница-дочь выстав­ляет девочку на улицу, прикар­манив её деньги (потом она их вернет), и четыр­на­дца­ти­летнюю Молль берет к себе «добрая насто­ящая госпожа», у которой она гостила. Здесь она прожила до семна­дцати лет. Поло­жение её не совсем понятно, обязан­ности по дому не опре­де­лены — скорее всего, она подружка дочерей, названая сестра, «воспи­тан­ница». Способная, пере­им­чивая девушка скоро не усту­пает барышням в танцах и игре на клави­кордах и спинете, бойко говорит по-фран­цузски, а поет даже лучше их. Природа не обошла её своими дарами — она красива и хорошо сложена. Последнее сыграет роковую роль в жизни «мисс Бетти» (Элизабет? — мы так и не узнаем её насто­я­щего имени), как зовут её в доме, поскольку в семье, помимо девочек, растут двое сыновей. Старший, «большой весельчак» и уже опытный дамский угодник, неуме­рен­ными похва­лами её красоте кружит голову девушке, льстит её тщеславию, превоз­нося перед сест­рами её досто­ин­ства. Уязв­ленные «барышни» настра­и­ва­ются против нее. Между тем старший брат (он так и оста­нется безы­мянным) обеща­ниями жениться и щедрыми подар­ками доби­ва­ется «так назы­ва­емой высшей благо­склон­ности». Разу­ме­ется, женитьбу он сулит, «лишь только вступит во владение своим имуще­ством», и, может быть, искренне полю­бившая его героиня еще долго доволь­ство­ва­лась бы ожида­нием (хотя более эти обещания не повто­ря­лись), не влюбись в нее младший брат, Робин. Этот бесхит­ро­стен и прост пугая мать и сестер, он не скры­вает своих чувств, а у «мисс Бетти» честно просит руки и сердца — его не смущает, что она беспри­дан­ница, Считая себя женой его стар­шего брата, та отка­зы­вает Робину и в отча­янии (счаст­ливый шанс упущен) призы­вает к реши­тель­ному объяс­нению своего любов­ника-мужа. А тот вроде бы и не отка­зы­ва­ется от своих обещаний, но, трезво оценивая реаль­ность («мой отец здоров и крепок»), сове­тует ей принять пред­ло­жение брата, внести мир в семью. Потря­сенная веро­лом­ством люби­мого, девушка заболе­вает горячкой, с трудом поправ­ля­ется и в конце концов согла­ша­ется на брак с Робином. Старший брат, с легким сердцем осудив «безрас­суд­ство моло­дости», отку­па­ется от любимой пятью­стами фунтами. Явные черты буду­щего психо­ло­ги­че­ского романа просту­пают в описании обсто­я­тельств этого заму­же­ства: лежа с мужем, она всегда пред­став­ляла себя в объя­тьях его брата, между тем Робин — славный человек и совсем не заслужил смерти пять лет спустя по воле автора; увы, по поводу его кончины вдова не проли­вала слез.

Двоих детей от этого брака ново­ис­пе­ченная вдовушка остав­ляет у свекрови, живет безбедно, имеет поклон­ников, но «блюдет» себя, поставив целью «только брак, и притом выгодный». Она успела оценить, что значит быть «госпожой» в расхожем смысле этого слова, её претензии возросли: «если уж купец, то пусть будет похож на госпо­дина». И такой нахо­дится. Бездельник и мот, он меньше чем за год спус­кает их неве­ликое состо­яние, терпит банк­рот­ство и бежит во Францию, предо­ставив жене скры­ваться от креди­торов. Родив­шийся у них ребенок умер. Соло­менная вдова пере­би­ра­ется в Минт (лондон­ский квартал, где укры­ва­лись от полиции несо­сто­я­тельные долж­ники). Она берет другое имя и с этого времени назы­ва­ется «миссис Флен­дерс». Поло­жение её неза­видно: без друзей, без единого родствен­ника, с небольшим, стре­ми­тельно тающим состо­я­нием. Впрочем, друга она скоро находит, хитро­умной интригой пособив одной горе­мыке запо­лу­чить в мужья чересчур разбор­чи­вого капи­тана. Бдаго­дарная товарка распус­кает слухи о богатой «кузине», и скоро Молль из кучи набе­жавших поклон­ников выби­рает полю­бив­ше­гося. Она честно преду­пре­ждает соис­ка­теля её руки о своем незна­чи­тельном приданом; тот, полагая, что испы­ты­ва­ется искрен­ность его чувств, объяв­ляет (в стихах!), что «деньги — тщета».

Он и в самом деле любит её и потому доста­точно легко пере­носит крушение своих расчетов. Моло­до­жены плывут в Америку — у мужа там план­тации, самое время по-хозяйски вник­нуть в дела. Там же, в Виргинии живет его мать. Из разго­воров с нею Молль узнает, что та прие­хала в Америку не своей волей. На родине она попала в «дурное обще­ство», и от смерт­ного приго­вора её спасла бере­мен­ность: с рожде­нием ребенка нака­зание ей смяг­чили, сослав в колонию. Здесь она раска­я­лась, испра­ви­лась, вышла замуж за хозяина-вдовца, родила ему дочь и сына — тепе­реш­него мужа Молль. Неко­торые подроб­ности её истории, а главное — имя, каким она звалась в Англии, приводят Молль к ужасной догадке: её свекровь не кто иная, как её собственная мать. Есте­ственно, отно­шения с мужем-братом чем дальше, тем больше разла­жи­ва­ются. У них, кстати, двое детей, и третьим она бере­менна. Не в силах таить страшное открытие, она все расска­зы­вает свекрови (матери), а потом и самому мужу (брату). Она не чает вернуться в Англию, чему он теперь не может препят­ство­вать. Бедняга тяжело пере­жи­вает случив­шееся, близок к поме­ша­тель­ству, дважды поку­ша­ется на само­убий­ство.

Молль возвра­ща­ется в Англию (всего она пробыла в Америке восемь лет). Груз табака, на который она возла­гала надежды встать на ноги и хорошо выйти замуж, в дороге пропал, денег у нее мало, тем не менее она часто наез­жает в курортный Бат, живет не по сред­ствам в ожидании «счаст­ли­вого случая». Таковой пред­став­ля­ется в лице «насто­я­щего госпо­дина», приез­жа­ю­щего сюда отдох­нуть от тяжелой домашней обста­новки: у него душев­но­больная жена. Между «батским госпо­дином» и Молль скла­ды­ва­ются друже­ские отно­шения. Приклю­чив­шаяся с ним горячка, когда Молль выхо­дила его, еще больше сбли­жает их, хотя отно­шения оста­ются неправ­до­по­добно цело­муд­рен­ными целых два года. Потом она станет его содер­жанкой, у них родится трое детей (в живых оста­нется только первый мальчик), они пере­едут в Лондон. Их нала­женная, по суще­ству супру­же­ская, жизнь продол­жа­лась шесть лет. Новая болезнь сожи­теля кладет конец этому почти идил­ли­че­скому эпизоду в жизни Молль. На пороге смерти «в нем заго­во­рила совесть», он раска­ялся «в беспутной и ветреной жизни» и отослал Молль прощальное письмо с нази­да­нием также «испра­виться». Снова она «вольная птица» (ее собственные слова), а точнее — дичь для охот­ника за приданым, поскольку она не мешает окру­жа­ющим считать себя дамой состо­я­тельной, со сред­ствами. Но жизнь в столице дорога, и Молль скло­ня­ется на уговоры соседки, женщины «из северных графств», пожить под Ливер­пулем. Пред­ва­ри­тельно она пыта­ется как-то обез­опа­сить уходящие деньги, однако банков­ский клерк, нама­яв­шись с неверной женой, вместо деловых разго­воров заводит матри­мо­ни­альные и уже пред­ла­гает по всей форме соста­вить договор «с обяза­тель­ством выйти за него замуж, как только он добьется развода». Отложив пока этот сюжет, Молль уезжает в Ланкашир. Спут­ница знакомит её с братом — ирланд­ским лордом; ослеп­ленная его благо­род­ными мане­рами и «сказочным вели­ко­ле­пием» приемов, Молль влюб­ля­ется и выходит замуж (это её четвертый муж). В недолгом времени выяс­ня­ется, что «ланка­шир­ский муж» мошенник: свод­ни­чавшая ему «сестра» оказа­лась его бывшей любов­ницей, за приличную мзду подыс­кавшей «богатую» невесту. Обма­нутые, а точнее — обма­нув­шиеся моло­до­жены кипят благо­родным него­до­ва­нием (если эти слова уместны в таком контексте), но дела уже не попра­вить. По доброте душевной Молль даже оправ­ды­вает неза­дач­ли­вого супруга: «это был джентльмен <...>, знавший лучшие времена». Не имея средств устроить с нею более или менее сносную жизнь, весь в долгах, Джемми решает оста­вить Молль, но расстаться сразу не выходит: впервые после горькой любви к стар­шему колче­стер­скому брату, с которой нача­лись её несча­стья, Молль любит безза­ветно. Она трога­тельно пыта­ется угово­рить мужа поехать в Виргинию, где, честно трудясь, можно прожить и с малыми день­гами. Отчасти увле­ченный её планами, Джемми (Джеймс) сове­тует прежде попы­тать счастья в Ирландии (хотя там у него ни кола ни двора). Под этим благо­видным пред­логом он таки уезжает.

Молль возвра­ща­ется в Лондон, грустит по мужу, тешится сладост­ными воспо­ми­на­ниями, покуда не обна­ру­жи­вает, что бере­менна. Родив­шийся в пансионе «для одиноких женщин» младенец уже заве­денным порядком опре­де­ля­ется на попе­чение к крестьянке из Харт­форда — и недо­рого, что не без удоволь­ствия отме­чает изба­вив­шаяся от «тяжелой заботы» мать.

Она испы­ты­вает тем большее облег­чение, что не преры­ва­емая все это время пере­писка с банков­ским клерком приносит добрую весть: он добился развода, поздно хватив­шаяся жена покон­чила с собой. Поло­мав­шись приличное время (все героини Дефо отменные артистки), Молль в пятый раз выходит замуж. Одно проис­ше­ствие в провин­ци­альной гости­нице, где совер­ши­лось это преду­смот­ри­тельно припа­сенное событие, пугает Молль «до смерти»: из окна она видит въехавших во двор всад­ников, один из них несо­мненно Джемми. Те вскоре уезжают, но слухи о разбой­никах, в тот же день огра­бивших непо­да­леку две кареты, укреп­ляют Молль в подо­зрении отно­си­тельно промысла, каким зани­ма­ется её недавний благо­верный.

Счаст­ливый брак с клерком длился пять лет. Молль денно и нощно благо­слов­ляет небеса за ниспо­сланные милости, сокру­ша­ется о прежней непра­ведной жизни, стра­шась расплаты за нее. И расплата насту­пает: банкир не смог пере­нести утраты крупной суммы, «погру­зился в апатию и умер». В этом браке роди­лось двое детей — и любо­пытная вещь: не только чита­телю трудно пере­честь всех её детей, но пута­ется и сама Молль (или Дефо?) — потом окажется, что от «послед­него мужа» у нее один сын, кото­рого она, есте­ственно, опре­де­ляет в чужие руки. Для Молль настали тяжелые времена. Ей уже сорок восемь, красота поблекла, и, что хуже всего для этой деятельной натуры, умевшей в трудную минуту собраться с силами и явить неве­ро­ятную жизне­стой­кость, она «поте­ряла всякую веру в себя». Все чаще посе­щают её призраки голода и нищеты, пока наконец «дьявол» не гонит её на улицу и она не совер­шает свою первую кражу.

Вся вторая часть книги — это хроника неуклон­ного падения героини, ставшей удач­ливой, леген­дарной воровкой. На сцене появ­ля­ется «пови­туха», восемь лет назад удачно осво­бо­дившая её от сына, рожден­ного в законном (!) браке с Джемми, и появ­ля­ется затем, чтобы в каче­стве «пестуньи» остаться до конца. (В скобках заметим, что число восемь играет почти мисти­че­скую роль в этом романе, отмечая главные рубежи в жизни героини.) Когда после нескольких краж у Молль накап­ли­ва­ется «товар», который она не знает, как сбыть, она вспо­ми­нает о смет­ливой пови­тухе со сред­ствами и связями. Она даже не пред­став­ляет, какое это верное решение: воспри­ем­ница неже­ланных детей стала теперь процент­щицей, дает деньги под заклад вещей. Потом-то выяс­нится, что назы­ва­ется это иначе: навод­чица и сбыт­чица краде­ного. Целый отряд несчастных рабо­тает на нее. Один за другим попа­дают они в Ньюгейт, а там либо на висе­лицу, либо — если повезет — в амери­кан­скую ссылку. Молль неправ­до­по­добно долго сопут­ствует удача — главным образом потому, что она действует в одиночку, пола­гаясь только на себя, трезво рассчи­тывая меру опас­ности и риска. Талант­ливая лице­дейка, она умеет распо­ло­жить к себе людей, не гнушаясь обма­нуть детское доверие. Она меняет внеш­ность, прино­рав­ли­ваясь к среде, и неко­торое время «рабо­тает» даже в мужском костюме. Как прежде в брачных контрактах или при опре­де­лении содер­жания огова­ри­вался каждый пенс, так сейчас Молль ведет подроб­нейшую бухгал­терию своим непра­ведным накоп­ле­ниям (серьги, часики, кружева, сереб­ряные ложки...). В преступном промысле она выка­зы­вает быстро приоб­ре­тенную хватку «деловой женщины». Все реже тревожат её укоры совести, все проду­маннее, изощ­реннее её аферы. Молль стано­вится подлинным профес­сио­налом в своем деле. Она, например, не прочь щеголь­нуть «мастер­ством», когда крадет совер­шенно не нужную ей в городе лошадь. У нее уже немалое состо­яние, и вполне можно бросить постыдное ремесло, однако эта мысль наве­щает её только вслед за мино­вавшей опас­но­стью. Потом она об этом и не вспомнит, но и не забудет упомя­нуть о пока­янной минуте в дотош­ливом реестре всего, что говорит в её пользу.

Как и следует ожидать, удача однажды изме­няет ей, и, к злобной радости томя­щихся в Ньюгейте товарок, она состав­ляет им компанию. Конечно, она горько раска­и­ва­ется и в том, что некогда подда­лась иску­шению «дьявола», и в том, что не имела сил одолеть нава­ждение, когда голодная смерть ей уже не грозила, но все-таки горше всего мысль, что она «попа­лась», и поэтому искрен­ность и глубина её раска­яния сомни­тельны. Зато ей верит священник, стара­ниями «пестуньи» («убитая горем», та на почве раска­яния даже заболе­вает), хода­тай­ству­ющей о замене смертной казни ссылкой. Судьи удовле­тво­ряют её хода­тай­ство, тем паче что Молль офици­ально проходит как впервые судимая. В тюрьме она встре­чает своего «ланка­шир­ского мужа» Джемми, чему не очень и пора­жа­ется, зная его род занятий. Однако свиде­тели его разбоев не спешат объявиться, суд откла­ды­ва­ется, и Молль удается убедить Джемми добро­вольно отпра­виться с нею в ссылку (не ожидая вполне веро­ятной висе­лицы).

В Виргинии Молль встре­ча­ется со своим уже взрослым сыном Гемфри (брат-муж ослеп, сын ведет все дела), входит в обла­дание состо­я­нием, заве­щанным давно умершей матерью. Она толково ведет план­та­тор­ское хозяй­ство, снис­хо­ди­тельно терпит «барские» замашки мужа (тот пред­по­чи­тает работе охоту), и в поло­женный срок, разбо­га­тевшие, они оба возвра­ща­ются.в Англию «провести остаток наших дней в искреннем раска­янии, сокру­шаясь о дурной нашей жизни».

Хроника жизни Молль флен­дерс конча­ется словами: «Напи­сано в 1683 г.». Удиви­тельно иногда сходятся даты: в том же, 1683 г., словно на смену «сошедшей со сцены» Молль, в Англию привозят из Франции деся­ти­летнюю Роксану.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.017 ms