В овраге

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Село Уклеево известно тем, что «на поминках у фабри­канта Костю­кова старик дьячок увидел среди закусок зерни­стую икру и стал есть её с жадно­стью; его толкали, дергали за рукав, но он словно окоченел от насла­ждения: ничего не чувствовал и только ел. Съел всю икру, а в банке было фунта четыре». С тех пор о селе гово­рили: «Это то самое, где дьячок на похо­ронах всю икру съел». В селе четыре фабрики — три ситцевых и одна коже­венная, на которых занято около четы­рехсот рабочих. Коже­венная зара­жала реку и луг, крестьян­ский скот страдал от болезней, и фабрику прика­зали закрыть, но она рабо­тает тайно, а становой пристав и уездный врач полу­чают за это взятки.

В селе два «поря­дочных дома»; в одном живет Григорий Петрович Цыбукин, мещанин. Для вида держит бака­лейную лавку, а зара­ба­ты­вает на торговле водкой, скотом, зерном, краде­ными вещами и «чем придется». Скупает лес, дает деньги в рост, «вообще старик... оборо­ти­стый». Два сына: старший Анисим служит в городе в сыскном отде­лении; младший Степан помо­гает отцу, но помощи от него немного — он слаб здоро­вьем и глух. Помощь идет от его жены Аксиньи — красивой и стройной женщины, поспе­ва­ющей везде и во всем: «старик Цыбукин глядел на нее весело, глаза у него заго­ра­лись, и в это время он жалел, что на ней женат не старший сын, а младший, глухой, который, очевидно, мало смыслит в женской красоте».

Цыбукин вдов, «но через год после свадьбы сына не выдержал и сам женился». С неве­стой по имени Варвара Нико­ла­евна ему повезло. Она видная, красивая и очень рели­ги­озная женщина. Помо­гает нищим, бого­мольцам. Однажды Степан заметил, что она без спроса взяла в лавке две осьмушки чаю, и доложил отцу. Старик не рассер­дился и при всех сказал Варваре, что она может брать все, что хочет. В его глазах жена как бы отма­ли­вает его грехи, хотя сам Цыбукин не рели­ги­озен, не любит нищих и гневно кричит на них: «Бог дасьть!»

Анисим бывает дома редко, но часто присы­лает гостинцы и письма с такими, например, фразами: «Любезные папаша и мамаша, посылаю вам фунт цветоч­ного чаю для удовле­тво­рения вашей физи­че­ской потреб­ности». В его харак­тере соеди­ня­ются неве­же­ство, грубость, цинизм и сенти­мен­таль­ность, желание казаться обра­зо­ванным. Цыбукин обожает стар­шего, гордится тем, что он «пошел по ученой части». Варваре не нравится, что Анисим неженат, хотя ему пошел двадцать восьмой год. Ей видится в том непо­рядок, нару­шение правиль­ного, как она его пони­мает, хода вещей. Анисима решают женить. Он согла­ша­ется спокойно и без энту­зи­азма; впрочем, кажется, доволен тем, что и ему невесту подыс­кали красивую. Сам он невзрачен, но говорит: «Ну, да ведь и я тоже не кривой. Наше семей­ство Цыбу­кины, надо сказать, все красивые». Невесту зовут Липа. Очень бедная девушка, для которой войти в дом Цыбу­киных, с любой точки зрения, подарок судьбы, ибо её берут без прида­ного.

Она страшно боится и на смот­ринах выглядит так, «как будто хотела сказать: «Делайте со мной, что хотите: я вам верю». Её мать Прас­ковья робеет ещё больше и всем отве­чает: «Что вы, поми­луйте-с... Много вами довольны-с».

Анисим приез­жает за три дня до свадьбы и всем в подарок привозит сереб­ряные рубли и полтин­ники, главная прелесть которых в том, что все монеты, как на подбор, новенькие. По дороге он явно выпил и с важным видом расска­зы­вает, как на каких-то поминках пил вино­градное вино и ел соус, а стоил обед два с полтиной на персону. «Которые мужики — наши земляки, — и за них тоже по два с полтиной. Ничего не ели. Нешто мужик пони­мает соус!» Старик Цыбукин не верит, что обед может стоить так дорого, и с обожа­нием глядит на сына.

Детальное описание свадьбы. Много едят и пьют плохое вино и отвра­ти­тельную англий­скую горькую, сделанную «неиз­вестно из чего». Анисим быстро напи­ва­ется и хваста­ется город­ским прия­телем по фамилии Само­родов, называя его «чело­веком специ­альным». Он кичится тем, что по внеш­ности может распо­знать любого вора. Во дворе кричит баба: «Насо­са­лись нашей крови, ироды, нет на вас поги­бели!» Шум, кутерьма. Пьяного Анисима втал­ки­вают в комнату, где разде­вают Липу, — и запи­рают дверь. Через пять дней Анисим уезжает в город. Он говорит с Варварой, и та жалу­ется, что они живут не по-божески, что все построено на обмане. Анисим отве­чает: «Кто к чему приставлен, мамаша <...> Бога-то ведь все равно нет, мамаша. Чего уж там разби­рать!» Он говорит, что все воруют и не верят в Бога: и стар­шина, и писарь, и дьячок. «А ежели они ходят в церковь и посты соблю­дают, так это для того, чтобы люди про них худо не гово­рили, и на тот случай, что, может, и в самом деле Страшный суд будет». Прощаясь, Анисим говорит, что Само­родов впутал его в какое-то темное дело: «богат буду или пропаду». На станции Цыбукин просит сына остаться «дома, при деле», но он отка­зы­ва­ется.

Выяс­ня­ется, что монеты Анисима фаль­шивые. Он делал их с Само­ро­довым и теперь идет под суд. Это потря­сает старика. Он смешал фаль­шивые монеты с насто­я­щими, не может их разли­чить. И хотя сам всю жизнь плутовал, но делание фаль­шивых денег не вмеща­ется в его сознание и посте­пенно сводит его с ума. Сына осуж­дают на каторжные работы, несмотря на хлопоты старика. В доме всем начи­нает заправ­лять Аксинья. Она нена­видит Липу и рожден­ного ею ребенка, понимая, что в будущем главное наслед­ство доста­нется им. На глазах у Липы она обва­ри­вает младенца кипятком, и тот, недолго пому­чив­шись, умирает. Липа бежит из дома и по дороге встре­чает стран­ников; один из них в утешение говорит: «Жизнь долгая, будет ещё и хоро­шего и дурного, всего будет. Велика матушка Россия!» Когда Липа приходит домой, старик говорит ей: «Эх, Липа... не уберегла ты внучка...» Вино­ватой оказы­ва­ется она, не Аксинья, которой боится старик. Липа уходит к матери. Аксинья окон­ча­тельно стано­вится главной в доме, хотя формально хозя­ином счита­ется старик. Она входит в долю с братьями-купцами Хрыми­ными — вместе они откры­вают трактир на станции, прово­ра­чи­вают махи­нации, гуляют, весе­лятся. Степану дарят золотые часы. Старик Цыбукин опус­ка­ется настолько, что не помнит о еде, ничего не ест целыми днями, когда его забы­вают покор­мить. По вечерам он стоит на улице с мужи­ками, слушает их разго­воры — и однажды, увязав­шись за ними, встре­чает Липу и Прас­ковью. Они кланя­ются ему, но он молчит, на глазах дрожат слезы. Видно, что он давно ничего не ел. Липа дает ему пирога с кашей. «Он взял и стал есть <...> Липа и Прас­ковья пошли дальше и долго потом крести­лись».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 3.143 ms