Учитель словесности

Краткое содержание рассказа
Читается за 5 минут(ы)

Учитель русского языка и лите­ра­туры в небольшом провин­ци­альном городе Сергей Васи­льевич Никитин влюблен в дочь мест­ного поме­щика Машу Шеле­стову, восем­на­дцати лет, которую «в семье ещё не отвыкли считать маленькой» и потому зовут её Маней и Манюсей, а когда в городе побывал цирк, который она усердно посе­щала, её стали звать Марией Годфруа. Она страстная лошад­ница, как и отец; часто с сестрой и гостями (в основном офице­рами из распо­ло­жен­ного в городе полка) она выез­жает кататься верхом, подбирая Ники­тину особую лошадь, так как наездник он неважный. Её сестра Варя, двадцати трех лет, гораздо красивее Манюси. Она умна, обра­зо­ванна и как бы зани­мает в доме место покойной матери. Назы­вает себя старой девой — значит, заме­чает автор, «была уверена, что выйдет замуж». В доме Шеле­стовых имеют виды на одного из частых гостей, штабс-капи­тана Полян­ского, надеясь, что он вскоре сделает Варе пред­ло­жение. Варя — заядлая спор­щица. Никитин раздра­жает её больше всех. Она спорит с ним по каждому поводу и на его возра­жения отве­чает: «Это старо!» или «Это плоско!» В этом что-то общее с её отцом, который по обык­но­вению всех бранит за глаза и повто­ряет при этом: «Это хамство!»

Главная мука Ники­тина — его моло­жавый вид. Никто не верит, что ему двадцать шесть лет; ученики не уважают его, и он сам их не любит. Школа вызы­вает скуку. Он делит квар­тиру с учителем географии и истории Иппо­литом Иппо­ли­тычем Рыжицким, зануд­нейшим чело­веком, «с лицом грубо­ватым и неин­тел­ли­гентным, как у масте­ро­вого, но добро­душным». Рыжицкий посто­янно говорит баналь­ности: «Теперь май, скоро будет насто­ящее лето. А лето не то, что зима. Зимою нужно печи топить, а летом и без печей тепло...» и т.п. По ходу рассказа он неожи­данно умирает и перед смертью, в бреду, твердит: «Волга впадает в Каспий­ское море... Лошади кушают овес и сено...»

Влюб­ленный в Маню Никитин любит все в доме Шеле­стовых. Он не заме­чает пошлости их жизни. «Не нрави­лось ему только изобилие собак и кошек да египет­ские голуби, которые уныло стонали в большой клетке на террасе», впрочем, и здесь Никитин уверяет себя в том, что стонут они «потому, что иначе не умеют выра­жать своей радости». По мере знаком­ства с героем чита­тель пони­мает, что и Никитин уже заражен провин­ци­альной ленью. Например, один из гостей выяс­няет, что учитель словес­ности не читал Лессинга. Тот чувствует нелов­кость и дает себе слово прочи­тать, но забы­вает об этом. Все его мысли заняты Маней. Наконец он объяс­ня­ется в любви и идет просить руки Мани у отца. Отец не против, но «по-мужски» сове­тует Ники­тину повре­ме­нить: «Это только мужики женятся рано, но там, известно, хамство, а вы-то с чего? Что за удоволь­ствие в такие молодые годы наде­вать на себя кандалы?»

Свадьба состо­я­лась. Её описание — в днев­нике Ники­тина, напи­санном востор­женным тоном. Все прекрасно: молодая жена, их дом, полу­ченный в наслед­ство, мелкие заботы по хозяй­ству и т.д. Каза­лось бы, герой счастлив. Жизнь с Маней напо­ми­нает ему «пасту­ше­ские идиллии». Но как-то великим постом, вернув­шись домой после игры в карты, он говорит с женой и узнает, что Полян­ский пере­велся в другой город. Маня думает, что он поступил «дурно», не сделав Варе ожида­е­мого пред­ло­жения, и эти слова непри­ятно пора­жают Ники­тина. «Так значит, — спросил он, сдер­живая себя, — если я ходил к вам в дом, то непре­менно должен был жениться на тебе?» «Конечно. Ты сам это отлично пони­маешь».

Никитин чувствует себя в ловушке. Он видит, что не сам распо­ря­дился судьбой, а некая тупая, посто­ронняя сила опре­де­лила его жизнь. Начав­шаяся весна контрастно подчер­ки­вает чувство безна­деж­ности, овла­девшее Ники­тиным. За стеной пришедшие в гости Варя и Шеле­стов обедают. Варя жалу­ется на головную боль, а старик твердит о том, «как тепе­решние молодые люди нена­дежды и как мало в них джентль­мен­ства».

«Это хамство! — говорил он. — Так я ему прямо и скажу: это хамство, Мило­стивый госу­дарь!»

Никитин мечтает бежать в Москву и пишет в днев­нике: «Где я, боже мой?! Меня окру­жает пошлость и пошлость... Нет ничего страшнее, оскор­би­тельнее, тоск­ливее пошлости. Бежать отсюда, бежать сегодня, иначе я сойду с ума!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.





время формирования страницы 2.908 ms