Степь

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Из уезд­ного города N-ской губернии июль­ским утром выез­жает обшар­панная бричка, в которой сидят купец Иван Иванович Кузь­мичёв, насто­я­тель N-ской церкви о. Христофор Сирий­ский («маленький длин­но­во­лосый старичок») и племянник Кузь­ми­чёва мальчик Егорушка девяти лет, посланный матерью, Ольгой Ивановной, вдовой коллеж­ского секре­таря и родной сестрой Кузь­ми­чёва, посту­пать в гимназию в большой город. Кузь­мичёв и о. Христофор едут прода­вать шерсть, Егорушку захва­тили по пути. Ему грустно поки­дать родные места и расста­ваться с матерью. Он плачет, но о. Христофор его утешает, говоря обычные слова о том, что ученье — свет, а неученье тьма. Сам о. Христофор обра­зован: «Пятна­дцати лет мне еще не было, а я уж говорил и стихи сочинял по-латынски все равно как по-русски». Он мог сделать неплохую церковную карьеру, но роди­тели не благо­сло­вили на даль­нейшее ученье. Кузь­мичёв же против лишнего обра­зо­вания и считает отправку Егорушки в город капризом сестры. Он мог бы пристроить Егорушку к делу и без учения.

Кузь­мичёв и о. Христофор пыта­ются догнать обоз и некоего Варла­мова, знаме­ни­того в уезде купца, который богаче многих поме­щиков. Они приез­жают на посто­ялый двор, хозяин кото­рого, еврей Моисей Моисеич лебезит перед гостями и даже маль­чиком (ему он отдает пряник, пред­на­зна­ченный для боль­ного сына Наума). Он «маленький человек», для кото­рого Кузь­мичёв и священник — насто­ящие «господа». Кроме жены и детей в его доме живет его брат Соломон, гордый и обиженный на весь мир человек. Он сжёг свои деньги, достав­шиеся в наслед­ство, и теперь оказался прижи­валь­щиком брата, что причи­няет ему стра­дание и подобие мазо­хист­ского насла­ждения. Моисей Моисеич его ругает, о. Христофор жалеет, а Кузь­мичёв прези­рает.

Пока гости пьют чай и пере­счи­ты­вают деньги, на посто­ялый двор приез­жает графиня Драницкая, очень красивая, благо­родная, богатая женщина, которую, как говорит Кузь­мичёв, «обирает» какой-то поляк Казимир Михайлыч: «...молодая да глупая. В голове ветер так и ходит».

Догнали обоз. Кузь­мичёв остав­ляет маль­чика с обоз­чи­ками и отправ­ля­ется с о. Христо­фором по делам. Посте­пенно Егорушка знако­мится с новыми для него людьми: Панте­леем, старо­об­рядцем и очень степенным чело­веком, который ест отдельно от всех кипа­ри­совой ложкой с крестиком на черенке и пьёт воду из лампадки; Емельяном, старым и безобидным чело­веком; Дымовым, молодым неже­натым парнем, кото­рого отец посы­лает с обозом, чтобы он не изба­ло­вался дома; Васей, бывшим певчим, просту­дившим себе горло и стра­да­ющим от невоз­мож­ности больше петь; Кирюхой, ничем особенно не приме­ча­тельным мужиком... Из их разго­воров на привалах мальчик пони­мает, что все они прежде жили лучше и пошли рабо­тать в обоз из-за нужды.

Большое место в повести зани­мают описание степи, дости­га­ющее худо­же­ствен­ного апофеоза в сцене грозы, и разго­воры обоз­чиков. Пантелей по ночам у костра расска­зы­вает страшные истории, якобы из своей жизни в северной части России, где он работал кучером у разных купцов и всегда попадал с ними в приклю­чения на посто­ялых дворах. Там непре­менно жили разбой­ники и резали купцов длин­ными ножами. Даже мальчик пони­мает, что все эти истории полу­при­ду­манные и, возможно, даже не самим Панте­леем, но почему-то он пред­по­чи­тает расска­зы­вать их, а не реальные события из своей явно непро­стой жизни. Вообще, по мере продви­жения обоза к городу, мальчик как бы заново знако­мится с русским народом, и очень многое кажется ему странным. Например, Вася обла­дает таким острым зрением, что может видеть животных и то, как они ведут себя далеко от людей; он ест живого «бобы­рика» (сорт мелкой рыбы типа пескаря), при этом лицо его приоб­ре­тает ласковое выра­жение. В нем есть что-то звериное и «не от мира сего» одновре­менно. Дымов муча­ется от избытка физи­че­ской силы. Ему «скучно», и от скуки он делает много злого: зачем-то убивает ужа, хотя это, по словам Пантелея, большой грех, зачем-то обижает Емельяна, но затем просит прощения и т. п. Егорушка его не любит и боится, как слегка поба­и­ва­ется всех этих чужих для него мужиков, кроме Пантелея.

Подъ­езжая к городу, они наконец встре­чают «того самого» Варла­мова, о котором столько упоми­на­лось прежде и который к концу повести приобрёл некий мифо­ло­ги­че­ский оттенок. На самом деле — это пожилой купец, деловой и властный. Он знает, как обра­щаться и с мужи­ками, и с поме­щи­ками; очень уверен в себе и своих деньгах. На его фоне дядя Иван Иванович кажется Егорушке «маленьким чело­веком», каким Моисей Моисеич казался на фоне самого Кузь­ми­чёва.

По дороге во время грозы Егорушка просту­дился и заболел. О. Христофор в городе лечит его, а дядя очень недо­волен, что ко всем хлопотам добав­ля­ется ещё и забота об устрой­стве племян­ника. Они с о. Христо­фором выгодно продали шерсть купцу Чере­па­хину, и теперь Кузь­мичёв жалеет, что часть шерсти продал ещё дома по более низкой цене. Он думает только о деньгах и этим сильно отли­ча­ется от о. Христо­фора, который умеет соче­тать необ­хо­димый прак­ти­цизм с мыслями о Боге и душе, любовью к жизни, знаниям, почти отцов­ской нежно­стью к маль­чику и проч. Из всех персо­нажей повести он самый гармо­ничный.

Егорушку пристра­и­вают у старой подруги его матери Настасьи Петровны Тоску­новой, которая отпи­сала частный дом зятю и живёт с маленькой внучкой Катей на квар­тире, где «много образов и цветов». Кузь­мичёв будет платить ей за содер­жание маль­чика десять рублей в месяц. Он уже подал доку­менты в гимназию, скоро должны быть приемные экза­мены. Подарив Егорушке по гривен­нику, Кузь­мичёв и о. Христофор уезжают. Мальчик почему-то чувствует, что о. Христо­фора он больше не увидит. «Егорушка почув­ствовал, что с этими людьми для него исчезло навсегда, как дым, все то, что до сих пор было пере­жито; он опустился в изне­мо­жении на лавочку и горь­кими слезами привет­ствовал новую, неве­домую жизнь, которая теперь начи­на­лась для него... Какова-то будет эта жизнь?»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.941 ms