Скучная история

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Профессор меди­цины Николай Степа­нович — ученый, достигший вершин своей науки, поль­зу­ю­щийся всеобщим почетом и призна­тель­но­стью; его имя известно каждому грамот­ному чело­веку в России. Носящий это имя, то есть он сам, — старик, неиз­ле­чимо больной, жить ему, по собствен­ному диагнозу, оста­лось не больше полу­года. В своих записках он пыта­ется понять поло­жение, в котором оказался: его, знаме­ни­того чело­века, судьба приго­во­рила к смертной казни. Он описы­вает обычное течение своей тепе­решней жизни.

Бессон­ница каждую ночь. Домашние — жена и дочь Лиза, которых он прежде любил, теперь своими мелоч­ными житей­скими забо­тами только раздра­жают его. Ближайшие сотруд­ники: чуда­ко­ватый и преданный универ­си­тет­ский швейцар Николай, прозектор Петр Игна­тьевич, ломовой конь и ученый тупица. Работа, которая раньше достав­ляла Николаю Степа­но­вичу насла­ждение, его универ­си­тет­ские лекции, когда-то равные произ­ве­де­ниям поэта, теперь приносят ему одно только мучение.

Николай Степа­нович не философ и не бого­слов, всю жизнь судьбы кост­ного мозга инте­ре­со­вали его больше, чем конечная цель миро­здания, его душа не хочет знать вопросов о загробных потемках. Но то, чем радо­вала его жизнь — покой и счастье в семье, любимая работа, уверен­ность в себе, — ушло безвоз­вратно. Новые мысли, каких он раньше не знал, отрав­ляют его последние дни. Ему кажется, что жизнь его обма­нула, его славное имя, блестящее прошлое не облег­чают сего­дняшней боли.

Обычные посе­ти­тели старого профес­сора. Коллега по факуль­тету, нера­дивый студент, выпра­ши­ва­ющий тему диссер­тант — все кажутся Николаю Степа­но­вичу смеш­ными, неда­ле­кими, огра­ни­чен­ными, каждый дает повод для раздра­жения или издевки. Но вот еще один, желанный посе­ти­тель: знакомые шаги, шорох платья, милый голос...

Катя, дочь покой­ного това­рища-окулиста, выросла в семье Николая Степа­но­вича. Еще к пятна­дцати годам ею овла­дела страстная любовь к театру. Мечтая о славе и служении искус­ству, довер­чивая и увле­ка­ю­щаяся, она ушла в провин­ци­альные актрисы, но года через два разо­ча­ро­ва­лась в теат­ральном деле, в това­рищах по сцене, утра­тила веру в свой талант, пере­жила несчастную любовь, поку­ша­лась на само­убий­ство, похо­ро­нила своего ребенка. Николай Степа­нович, любивший Катю как дочь, пытался помочь ей советом, писал ей длинные, но беспо­лезные письма. Теперь, после пере­жи­того крушения, Катя живет на остатки отцов­ского наслед­ства. Интерес к жизни она утра­тила, лежит у себя дома на кушетке и читает книги, да раз в день наве­щает Николая Степа­но­вича. Его жену и Лизу она не любит, те платят ей взаим­но­стью.

Обычный семейный обед тоже не несет Николаю Степа­но­вичу ничего, кроме раздра­жения. Присут­ствуют жена, Лиза, две-три ее подруги по консер­ва­тории и Алек­сандр Адоль­фович Гнеккер — личность, внуша­ющая профес­сору острую анти­патию. Поклонник Лизы и претен­дент на ее руку, он бывает в доме ежедневно, но никто не знает, какого он проис­хож­дения и на какие сред­ства живет. Продает где-то чьи-то рояли, знаком со знаме­ни­то­стями, судит о музыке с большим авто­ри­тетом — приживал при искус­стве, делает для себя вывод Николай Степа­нович.

Он с тоской вспо­ми­нает прежние, простые и веселые семейные обеды, угрюмо думает о том, что уже давно внут­ренняя жизнь жены и Лизы ускольз­нула от его наблю­дения. Они давно не те, какими он знал и любил их прежде. Отчего произошла пере­мена — он не знает.

После обеда жена, как обычно, упра­ши­вает его съез­дить в Харьков, откуда родом Гнеккер, навести там справки о его роди­телях и состо­янии.

От чувства одино­че­ства, от страха перед бессон­ницей Николай Степа­нович выходит из дома. Куда идти? Ответ давно ему ясен: к Кате.

Только у Кати ему тепло и уютно, только ей можно пожа­ло­ваться на свое состо­яние. Прежде, говорит он ей, у него было чувство короля, он мог быть снис­хо­ди­тельным, прощал всех направо и налево. Но теперь в его голове день и ночь бродят злые мысли, приличные только рабам. Он стал не в меру строг, требо­ва­телен, раздра­жи­телен. Вся его прошлая жизнь пред­став­ля­ется ему красивой, талант­ливо сделанной компо­зи­цией, оста­ется только не испор­тить финала, встре­тить смерть бодро и со спокойной душой. «Но я порчу финал...»

У Кати бывает еще один гость, филолог Михаил Федо­рович. Он, очевидно, влюблен в нее и не реша­ется ей в этом признаться. Он развле­кает анек­до­тами из универ­си­тет­ской жизни, и его злословие также раздра­жает Николая Степа­но­вича. Разго­воры об измель­чании нового поко­ления, об отсут­ствии идеалов у моло­дежи он преры­вает резкими возра­же­ниями. Но про себя он чувствует, что злые, «арак­че­ев­ские» мысли владеют и его суще­ством. И к собе­сед­никам, которых он сравнил со злыми жабами, его тянет снова каждый вечер.

Насту­пает лето, профессор с семьей живет на даче.

Ночью по-преж­нему бессон­ница, но днем вместо работы — чтение фран­цуз­ских книжек. Николай Степа­нович знает, что такое твор­че­ство и главное его условие: чувство личной свободы. Его суждения о лите­ра­туре, театре, науке метки и точны. Но мысли о близкой смерти, теперь уже через три или четыре месяца, его не остав­ляют. Посе­ти­тели бывают те же: швейцар, прозектор; обеды с участием того же Гнек­кера.

Заез­жает, чтобы прока­тить профес­сора на своем шара­бане, Катя. Она пони­мает, что жизнь ее не скла­ды­ва­ется, что время и деньги уходят бесцельно. «Что же мне делать?» — спра­ши­вает она. «Что отве­тить ей?» — размыш­ляет Николай Степа­нович. Легко сказать «трудись», или «раздай свое имуще­ство бедным», или «познай самого себя», но ведь эти общие и шаблонные советы вряд ли помогут в данном отдельном случае. По вечерам на даче у Кати бывает все тот же Михаил Федо­рович, влюб­ленный и злосло­вящий. И Николай Степа­нович, прежде осуж­давший нападки на универ­ситет, студентов, лите­ра­туру, театр, сам теперь участ­вует в злословии.

Бывают страшные ночи с громом, молнией, дождем и ветром, которые в народе назы­ва­ются воро­бьи­ными. Одну такую ночь пере­жи­вает и Николай Степа­нович.

Он просы­па­ется от страха внезапной смерти, не может совла­дать со своим безот­четным ужасом. Вдруг слышатся не то стоны, не то смех. Прибе­гает жена, зовет его в комнату Лизы. Та стонет от какой-то муки, броса­ется отцу на шею: «Папа мой хороший... Я не знаю, что со мною... Тяжело!» «Да помоги же ей, помоги! — умоляет жена. — Сделай что-нибудь!» «Что же я могу сделать? Ничего не могу», — размыш­ляет отец. «На душе у девочки какая-то тяжесть, но я ничего не понимаю, не знаю и только могу бормо­тать: — Ничего, ничего.. Это пройдет... Спи, спи...»

Спустя несколько часов он у себя в комнате, все еще не спит, слышит стук в окно. Это Катя. И у нее в эту ночь какие-то тяжелые пред­чув­ствия. Она умоляет Николая Степа­но­вича забрать у нее ее деньги и поехать куда-нибудь лечиться. После его отказа она уныло уходит.

Николай Степа­нович в Харь­кове, куда настой­чиво посы­лала его жена. На смену состо­янию злости и раздра­жения пришло новое: полного равно­душия. Он узнает здесь, что о Гнек­кере в городе ничего не знают, но когда приходит теле­грамма от жены с сооб­ще­нием, что Гнеккер тайно обвен­чался с Лизой, он встре­чает изве­стие равно­душно. Это его пугает: ведь равно­душие — паралич души, преж­девре­менная смерть.

Утро застает его сидящим в постели в гости­ничном номере, занятым все теми же неот­вяз­ными размыш­ле­ниями. Ему кажется, что он понял причину той слабости, которая привела его нака­нуне конца к злым, рабским мыслям, а потом к равно­душию. Дело в том, что в его мыслях, чувствах, сужде­ниях нет общей идеи, или бога живого чело­века. «А коли нет этого, то, значит, нет и ничего». Если нет чего-то общего, что связы­вало бы все в одно целое, доста­точно было серьез­ного недуга, страха смерти, чтобы все, в чем виде­лись смысл и радость жизни, разле­те­лось в клочки. Николай Степа­нович окон­ча­тельно сдается и решает сидеть и молча ждать, что будет.

Разда­ется стук в дверь, перед ним стоит Катя. Прие­хала, говорит она, просто так, роняет письмо от Михаила Федо­ро­вича. Потом, бледнея и сжимая руки, обра­ща­ется к Николаю Степа­но­вичу: «Ради истин­ного Бога скажите скорее, сию минуту: что мне делать? ...Ведь вы мой отец, мой един­ственный друг!.. Вы были учителем! Гово­рите же, что мне делать?»

Николай Степа­нович еле стоит на ногах, он растерян. «По совести, Катя, не знаю... Давай, Катя, завтра­кать». Не получив ответа, она уходит — куда, не знает сама. И видит ее, веро­ятно, в последний раз. «Прощай, мое сокро­вище!»

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.318 ms