Жизнь Арсеньева

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Алексей Арсе­ньев родился в 70-х гг. XIX в. в средней полосе России, в отцов­ской усадьбе, на хуторе Каменка. Детские годы его прошли в тишине неброской русской природы. Бескрайние поля с арома­тами трав и цветов летом, необо­зримые снежные просторы зимой рождали обостренное чувство красоты, форми­ро­вавшее его внут­ренний мир и сохра­нив­шееся на всю жизнь. Часами он мог наблю­дать за движе­нием облаков в высоком небе, за работой жука, запу­тав­ше­гося в хлебных коло­сьях, за игрой солнечных лучей на паркете гостиной. Люди вошли в круг его внимания посте­пенно. Особое место среди них зани­мала мать: он чувствовал свою «нераз­дель­ность» с нею. Отец привлекал жизне­лю­бием, веселым нравом, широтой натуры и ещё своим славным прошлым (он участ­вовал в Крым­ской войне). Братья были старше, и в детских забавах подругой маль­чика стала младшая сестра Оля. Вместе они обсле­до­вали тайные уголки сада, огород, усадебные постройки — всюду была своя прелесть.

Потом в доме появился человек по фамилии Баскаков, ставший первым учителем Алеши. Ника­кого педа­го­ги­че­ского опыта у него не было, и, быстро выучив маль­чика писать, читать и даже фран­цуз­скому языку, к наукам по-насто­я­щему он ученика не приобщил. Его воздей­ствие было в другом — в роман­ти­че­ском отно­шении к истории и лите­ра­туре, в покло­нении Пушкину и Лермон­тову, завла­девшим навсегда душой Алеши. Все приоб­ре­тенное в общении с Баска­ковым дало толчок вооб­ра­жению и поэти­че­скому воспри­ятию жизни. Эти беспечные дни кончи­лись, когда настало время посту­пать в гимназию. Роди­тели отвезли сына в город и посе­лили у меща­нина Ростов­цева. Обста­новка была убогой, среда совер­шенно чужой. Уроки в гимназии велись казенно, среди препо­да­ва­телей не нашлось людей сколько-нибудь инте­ресных. Все гимна­зи­че­ские годы Алеша жил только мечтой о кани­кулах, о поездке к родным — теперь уже в Бату­рино, имение умершей бабушки, поскольку Каменку отец, стес­ненный в сред­ствах, продал.

Когда Алеша перешел в 4-й класс, случи­лось несча­стье: был арестован за причаст­ность к «соци­а­ли­стам» брат Георгий. Он долго жил под чужим именем, скры­вался, а потом приехал в Бату­рино, где его по доносу приказ­чика одного из соседей и взяли жандармы. Это событие стало большим потря­се­нием для Алеши. Через год он бросил гимназию и возвра­тился под роди­тель­ский кров. Отец сначала бранился, но потом решил, что призвание сына не служба и не хозяй­ство (тем более что хозяй­ство прихо­дило в полный упадок), а «поэзия души и жизни» и что, может быть, из него выйдет новый Пушкин или Лермонтов. Сам Алеша мечтал посвя­тить себя «словес­ному твор­че­ству». Развитию его очень способ­ство­вали долгие разго­воры с Геор­гием, кото­рого осво­бо­дили из тюрьмы и выслали в Бату­рино под надзор полиции. Из подростка Алексей превра­щался в юношу, он возмужал телесно и духовно, ощущал в себе креп­нущие силы и радость бытия, много читал, размышлял о жизни и смерти, бродил по окрест­но­стям, бывал в соседних усадьбах.

Вскоре он пережил первую влюб­лен­ность, встретив в доме одного из родствен­ников гостившую там моло­денькую девушку Анхен, разлуку с которой пережил как истинное горе, из-за чего даже полу­ченный в день её отъезда петер­бург­ский журнал с публи­ка­цией его стихов не принес насто­ящей радости. Но потом после­до­вали легкие увле­чения барыш­нями, приез­жав­шими в соседние имения, а затем и связь с замужней женщиной, которая служила горничной в усадьбе брата Николая. Это «поме­ша­тель­ство», как называл свою страсть Алексей, кончи­лось благо­даря тому, что Николай в конце концов рассчитал винов­ницу небла­го­видной истории.

В Алексее все более ощутимо созре­вало желание поки­нуть почти разо­ренное родное гнездо и начать само­сто­я­тельную жизнь. Георгий к этому времени пере­брался в Харьков, и младший брат решил поехать туда же. С первого дня на него обру­ши­лось множе­ство новых знакомств и впечат­лений. Окру­жение Георгия резко отли­ча­лось от дере­вен­ского. Многие из входивших в него людей прошли через студен­че­ские кружки и движения, побы­вали в тюрьмах и ссылках. При встречах кипели разго­воры о насущных вопросах русской жизни, пори­цался образ прав­ления и сами прави­тели, провоз­гла­ша­лась необ­хо­ди­мость борьбы за консти­туцию и респуб­лику, обсуж­да­лись поли­ти­че­ские позиции лите­ра­турных кумиров — Коро­ленко, Чехова, Толстого. Эти застольные беседы и споры подо­гре­вали в Алексее желание писать, но вместе с тем мучила неспо­соб­ность к его прак­ти­че­скому вопло­щению.

Смутное душевное неустрой­ство побуж­дало к каким-нибудь пере­менам. Он решил пови­дать новые места, отпра­вился в Крым, был в Сева­сто­поле, на берегах Донца и, решив уже вернуться в Бату­рино, по пути заехал в Орел, чтобы взгля­нуть на «город Лескова и Турге­нева». Там он разыскал редакцию «Голоса», где ещё раньше заду­мывал найти работу, позна­ко­мился с редак­тором Надеждой Авиловой и получил пред­ло­жение сотруд­ни­чать в издании. Пого­ворив о делах, Авилова пригла­сила его в столовую, прини­мала по-домаш­нему и пред­ста­вила гостю свою кузину Лику. Все было неожи­данно и приятно, однако он даже пред­по­ло­жить не мог, какую важную роль пред­на­зна­чила судьба этому случай­ному знаком­ству.

Сначала были просто веселые разго­воры и прогулки, достав­лявшие удоволь­ствие, но посте­пенно симпатия к Лике превра­ща­лась в более сильное чувство. Захва­ченный им, Алексей посто­янно метался между Бату­риным и Орлом, забросил занятия и жил только встре­чами с девушкой, она то прибли­жала его к себе, то оттал­ки­вала, то снова вызы­вала на свидание. Отно­шения их не могли остаться неза­ме­чен­ными. В один прекрасный день отец Лики пригласил Алексея к себе и довольно друже­любную беседу завершил реши­тельным несо­гла­сием на брак с дочерью, объяснив, что не желает видеть их обоих прозя­ба­ю­щими в нужде, ибо понял, сколь неопре­де­ленно поло­жение моло­дого чело­века.

Узнав об этом, Лика сказала, что никогда не пойдет против отцов­ской воли. Тем не менее ничего не изме­ни­лось. Напротив, произошло окон­ча­тельное сбли­жение. Алексей пере­ехал в Орел под пред­логом работы в «Голосе» и жил в гости­нице, Лика посе­ли­лась у Авиловой под пред­логом занятий музыкой. Но поне­многу начало сказы­ваться различие натур: ему хоте­лось делиться своими воспо­ми­на­ниями о поэти­че­ском детстве, наблю­де­ниями над жизнью, лите­ра­тур­ными пристра­стиями, а ей все это было чуждо. Он ревновал её к кава­лерам на город­ских балах, к парт­нерам в люби­тель­ских спек­таклях. Возни­кало непо­ни­мание друг друга.

Однажды отец Лики приехал в Орел в сопро­вож­дении бога­того моло­дого кожев­ника Бого­мо­лова, кото­рого пред­ставил как претен­дента на руку и сердце дочери. Лика прово­дила все время с ними. Алексей пере­стал с ней разго­ва­ри­вать. Кончи­лось тем, что она отка­зала Бого­мо­лову, но все-таки поки­нула Орел вместе с отцом. Алексей терзался разлукой, не зная, как и зачем теперь жить. Он продолжал рабо­тать в «Голосе», опять стал писать и печа­тать напи­санное, но томился убоже­ством орлов­ской жизни и вновь решил пуститься в стран­ствия. Сменив несколько городов, нигде не оста­ваясь надолго, он наконец не выдержал и послал Лике теле­грамму: «Буду после­завтра». Они снова встре­ти­лись. Суще­ство­вание порознь для обоих оказа­лось невы­но­симым.

Нача­лась совместная жизнь в небольшом городке, куда пере­се­лился Георгий. Оба рабо­тали в управе по земской стати­стике, посто­янно были вместе, посе­тили Бату­рино. Родные отнес­лись к Лике с сердечной теплотой. Все как будто нала­ди­лось. Но посте­пенно смени­лись роли: теперь Лика жила только своим чувством к Алексею, а он уже не мог жить только ею. Он уезжал в коман­ди­ровки, встре­чался с разными людьми, упивался ощуще­нием свободы, вступал даже в случайные связи с женщи­нами, хотя все так же не мыслил себя без Лики. Она видела пере­мены, изны­вала в одино­че­стве, ревно­вала, была оскорб­лена его равно­ду­шием к её мечте о венчании и нормальной семье, а в ответ на уверения Алексея в неиз­мен­ности его чувств как-то сказала, что, по-види­мому, она для него нечто вроде воздуха, без кото­рого жизни нет, но кото­рого не заме­чаешь. Совсем отре­шиться от себя и жить лишь тем, чем живет он, Лика не смогла и, в отча­янии написав прощальную записку, уехала из Орла.

Письма и теле­граммы Алексея оста­ва­лись без ответа, пока отец Лики не сообщил, что она запре­тила откры­вать кому-либо свое убежище. Алексей едва не застре­лился, бросил службу, нигде не пока­зы­вался. Попытка увидеться с её отцом успеха не имела: его просто не приняли. Он вернулся в Бату­рино, а через несколько месяцев узнал, что Лика прие­хала домой с воспа­ле­нием легких и очень скоро умерла. Это по её желанию Алексею не сооб­щали о её смерти.

Ему было всего двадцать лет. Ещё многое пред­стояло пере­жить, но время не стерло из памяти эту любовь — она так и оста­лась для него самым значи­тельным собы­тием жизни.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.197 ms