Театральный роман

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

В преди­словии автор сооб­щает чита­телю, что записки эти принад­лежат перу его друга Максу­дова, покон­чив­шего с собой и заве­щав­шего ему их выпра­вить, подпи­сать своим именем и выпу­стить в свет. Автор преду­пре­ждает, что само­убийца не имел ника­кого отно­шения к театру, так что записки эти явля­ются плодом его больной фантазии. Повест­во­вание ведется от лица Максу­дова.

Сергей Леон­тьевич Максудов, сотрудник газеты «Вестник паро­ход­ства», увидев во сне родной город, снег, граж­дан­скую войну, начи­нает писать об этом роман. Закончив, читает его своим знакомым, которые утвер­ждают, что роман этот опуб­ли­ко­вать ему не удастся. Отправив в два толстых журнала отрывки из романа, Максудов полу­чает их назад с резо­лю­цией «не подходит». Убедив­шись в том, что роман плох, Максудов решает, что жизни его пришел конец. Выкрав у прия­теля револьвер, Максудов гото­вится покон­чить с собой, но вдруг разда­ется стук в дверь, и в комнате появ­ля­ется Рудольфи, редактор-изда­тель един­ствен­ного в Москве част­ного журнала «Родина». Рудольфи читает роман Максу­дова и пред­ла­гает его издать.

Максудов неза­метно возвра­щает укра­денный револьвер, бросает службу в «Паро­ход­стве» и погру­жа­ется в другой мир: бывая у Рудольфи, знако­мится с писа­те­лями и изда­те­лями. Наконец роман напе­чатан, и Максудов полу­чает несколько автор­ских экзем­пляров журнала. В ту же ночь у Максу­дова начи­на­ется грипп, а когда, проболев десять дней, он отправ­ля­ется к Рудольфи, выяс­ня­ется, что Рудольфи неделю назад уехал в Америку, а весь тираж журнала исчез.

Максудов возвра­ща­ется в «Паро­ход­ство» и решает сочи­нять новый роман, но не пони­мает, о чем же будет этот роман. И опять однажды ночью он видит во сне тех же людей, тот же дальний город, снег, бок рояля. Достав из ящика книжку романа, Максудов, присмот­рев­шись, видит волшебную камеру, выросшую из белой стра­ницы, а в камере звучит рояль, движутся люди, описанные в романе. Максудов решает писать то, что видит, и, начав, пони­мает, что пишет пьесу.

Неожи­данно Максудов полу­чает пригла­шение от Ильчина, режис­сера Неза­ви­си­мого Театра — одного из выда­ю­щихся москов­ских театров. Ильчин сооб­щает Максу­дову, что он прочитал его роман, и пред­ла­гает Максу­дову напи­сать пьесу. Максудов призна­ется, что пьесу он уже пишет, и заклю­чает договор на её поста­новку Неза­ви­симым Театром, причем в дого­воре каждый пункт начи­на­ется со слов «автор не имеет права» или «автор обязу­ется». Максудов знако­мится с актером Бомбар­довым, который пока­зы­вает ему порт­ретную галерею театра с вися­щими в ней порт­ре­тами Сары Бернар, Мольера, Шекс­пира, Нерона, Грибо­едова, Голь­дони и прочих, пере­ме­жа­ю­щи­мися порт­ре­тами актеров и сотруд­ников театра.

Через несколько дней, направ­ляясь в театр, Максудов видит у дверей афишу, на которой после имен Эсхила, Софокла, Лопе де Вега, Шиллера и Остров­ского стоит: Максудов «Черный снег».

Бомбардов объяс­няет Максу­дову, что во главе Неза­ви­си­мого Театра стоят двое дирек­торов: Иван Васи­льевич, живущий на Сивцевом Вражке, и Аристарх Плато­нович, путе­ше­ству­ющий сейчас по Индии. У каждого из них свой кабинет и своя секре­тарша. Дирек­тора не разго­ва­ри­вают друг с другом с 1885 года, разгра­ничив сферы деятель­ности, однако это не мешает работе театра. Секре­тарша Аристарха Плато­но­вича Полик­сена Торо­пецкая под диктовку Максу­дова пере­пе­ча­ты­вает его пьесу. Максудов с изум­ле­нием разгля­ды­вает разве­шанные по стенам каби­нета фото­графии, на которых Аристарх Плато­нович запе­чатлен в компании то Турге­нева, то Писем­ского, то Толстого, то Гоголя. Во время пере­рывов в диктовке Максудов разгу­ли­вает по зданию театра, заходя в поме­щение, где хранятся деко­рации, в чайный буфет, в контору, где сидит заве­ду­ющий внут­ренним порядком Филипп Филип­пович. Максудов поражен прони­ца­тель­но­стью Филиппа Филип­по­вича, обла­да­ю­щего совер­шенным знанием людей, пони­ма­ю­щего, кому и какой билет дать, а кому и не дать вовсе, улажи­ва­ю­щего мгно­венно все недо­ра­зу­мения.

Иван Васи­льевич пригла­шает Максу­дова в Сивцев Вражек для чтения пьесы, Бомбардов дает Максу­дову настав­ления, как себя вести, что гово­рить, а главное — не возра­жать против выска­зы­ваний Ивана Васи­лье­вича в отно­шении пьесы. Максудов читает пьесу Ивану Васи­лье­вичу, и тот пред­ла­гает её осно­ва­тельно пере­де­лать: сестру героя необ­хо­димо превра­тить в его мать, герою следует не застре­литься, а зако­лоться кинжалом и т. п., — при этом назы­вает Максу­дова то Сергеем Пафну­тье­вичем, то Леон­тием Серге­е­вичем. Максудов пыта­ется возра­жать, вызвав явное неудо­воль­ствие Ивана Васи­лье­вича.

Бомбардов объяс­няет Максу­дову, как надо было себя вести с Иваном Васи­лье­вичем: не спорить, а на все отве­чать «очень вам благо­дарен», потому что Ивану Васи­лье­вичу никто никогда не возра­жает, что бы он ни говорил. Максудов растерян, он считает, что все пропало. Неожи­данно его пригла­шают на сове­щание старейшин театра — «осно­во­по­лож­ников» — для обсуж­дения его пьесы. Из отзывов старейшин Максудов пони­мает, что пьеса им не нравится и играть её они не хотят. Убитому горем Максу­дову Бомбардов объяс­няет, что, напротив, осно­во­по­лож­никам очень понра­ви­лась пьеса и они хотели бы в ней играть, но там нет для них ролей: самому млад­шему из них двадцать восемь лет, а самому стар­шему герою пьесы — шесть­десят два года.

Несколько месяцев Максудов живет одно­об­разной скучной жизнью: ежедневно ходит в «Вестник паро­ход­ства», вече­рами пыта­ется сочи­нять новую пьесу, однако ничего не запи­сы­вает. Наконец он полу­чает сооб­щение о том, что режиссер Фома Стриж начи­нает репе­ти­ро­вать его «Черный снег». Максудов возвра­ща­ется в театр, чувствуя, что уже не может жить без него, как морфи­нист без морфия.

Начи­на­ются репе­тиции пьесы, на которых присут­ствует Иван Васи­льевич. Максудов очень стара­ется ему понра­виться: он отдает через день утюжить свой костюм, поку­пает шесть новых сорочек и восемь галстуков. Но все напрасно: Максудов чувствует, что с каждым днем нравится Ивану Васи­лье­вичу все меньше и меньше. И Максудов пони­мает, что это проис­ходит потому, что ему самому совер­шенно не нравится Иван Васи­льевич. На репе­ти­циях Иван Васи­льевич пред­ла­гает актерам играть различные этюды, по мнению Максу­дова, совер­шенно бессмыс­ленные и не имеющие прямого отно­шения к поста­новке его пьесы: например, вся труппа то достает из карманов неви­димые бумаж­ники и пере­счи­ты­вает неви­димые деньги, то пишет неви­димое же письмо, то Иван Васи­льевич пред­ла­гает герою проехать на вело­си­педе так, чтобы было видно, что он влюблен. Зловещие подо­зрения закра­ды­ва­ются в душу Максу­дова: дело в том, что Иван Васи­льевич, 55 лет зани­ма­ю­щийся режис­сер­ской работой, изобрел широко известную и гени­альную, по общему мнению, теорию, как актеру гото­вить свою роль, однако Максудов с ужасом пони­мает, что теория эта непри­ло­жима к его пьесе.

На этом месте обры­ва­ются записки Сергея Леон­тье­вича Максу­дова.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.644 ms