Собачье сердце

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Действие проис­ходит в Москве зимой 1924/25 г. Профессор Филипп Филип­пович Преоб­ра­жен­ский открыл способ омоло­жения орга­низма посред­ством пере­садки людям желез внут­ренней секреции животных. В своей семи­ком­натной квар­тире в большом доме на Пречи­стенке он ведет прием паци­ентов. В доме проходит «уплот­нение»: в квар­тиры прежних жильцов вселяют новых — «жилто­ва­рищей». К Преоб­ра­жен­скому приходит пред­се­да­тель домкома Швондер с требо­ва­нием осво­бо­дить две комнаты в его квар­тире. Однако профессор, позвонив по теле­фону одному из своих высо­ко­по­став­ленных паци­ентов, полу­чает на свою квар­тиру броню, и Швондер уходит ни с чем.

Профессор Преоб­ра­жен­ский и его асси­стент доктор Иван Арноль­дович Бормен­таль обедают в столовой у профес­сора. Откуда-то сверху доно­сится хоровое пение — это проходит общее собрание «жилто­ва­рищей». Профессор возмущён проис­хо­дящим в доме: с парадной лест­ницы украли ковёр, зако­ло­тили парадную дверь и ходят теперь через чёрный ход, с калошной стойки в подъ­езде пропали разом все калоши. «Разруха», — заме­чает Бормен­таль и полу­чает в ответ: «Если я вместо того, чтобы опери­ро­вать, начну у себя в квар­тире петь хором, у меня настанет разруха!»

Профессор Преоб­ра­жен­ский подби­рает на улице беспо­род­ного пса, боль­ного и с ободранной шерстью, приводит его домой, пору­чает домра­бот­нице Зине кормить его и ухажи­вать за ним. Через неделю чистый и сытый Шарик стано­вится ласковым, обая­тельным и красивым псом.

Профессор проводит операцию — пере­са­жи­вает Шарику железы внут­ренней секреции Клима Чугун­кина, 25 лет, трижды суди­мого за кражи, играв­шего на бала­лайке по трак­тирам, погиб­шего от удара ножом. Экспе­ри­мент удался — пёс не поги­бает, а, напротив, посте­пенно превра­ща­ется в чело­века: прибав­ляет в росте и весе, у него выпа­дает шерсть, он начи­нает гово­рить. Через три недели это уже человек неболь­шого роста, несим­па­тичной наруж­ности, который с увле­че­нием играет на бала­лайке, курит и сквер­но­словит. Через неко­торое время он требует у Филиппа Филип­по­вича, чтобы тот прописал его, для чего ему необ­ходим доку­мент, а имя и фамилию он уже себе выбрал: Поли­граф Поли­гра­фович Шариков.

От прежней соба­чьей жизни у Шари­кова оста­ется нена­висть к котам. Однажды, погнав­шись за котом, забе­жавшим в ванную, Шариков защёл­ки­вает в ванной замок, случайно выво­ра­чи­вает водо­про­водный кран, и всю квар­тиру зали­вает водой. Профессор вынужден отме­нить приём. Дворник Федор, вызванный для починки крана, смущённо просит Филиппа Филип­по­вича запла­тить за разбитое Шари­ковым окно: тот пытался обнять кухарку из седьмой квар­тиры, хозяин стал его гнать. Шариков же в ответ начал швырять в него камнями.

Филипп Филип­пович, Бормен­таль и Шариков обедают; снова и снова Бормен­таль безуспешно учит Шари­кова хорошим манерам. На вопрос Филиппа Филип­по­вича о том, что Шариков сейчас читает, он отве­чает: «Пере­писку Энгельса с Каут­ским» — и добав­ляет, что он не согласен с обоими, а вообще «всё надо поде­лить», а то «один в семи комнатах расселся, а другой в сорных ящиках пропи­тание ищет». Возму­щенный профессор объяв­ляет Шари­кову, что тот стоит на самой низшей ступени развития и тем не менее позво­ляет себе пода­вать советы косми­че­ского масштаба. Вредную же книжку профессор прика­зы­вает бросить в печь.

Через неделю Шариков предъ­яв­ляет профес­сору доку­мент, из кото­рого следует, что он, Шариков, явля­ется членом жилто­ва­ри­ще­ства и ему пола­га­ется комната в профес­сор­ской квар­тире. Тем же вечером в каби­нете профес­сора Шариков присва­и­вает два червонца и возвра­ща­ется ночью совер­шенно пьяный в сопро­вож­дении двух неиз­вестных, которые удали­лись лишь после звонка в милицию, прихватив, однако, с собой мала­хи­товую пепель­ницу, трость и бобровую шапку Филиппа Филип­по­вича.

Той же ночью в своём каби­нете профессор Преоб­ра­жен­ский бесе­дует с Бормен­талем. Анали­зируя проис­хо­дящее, ученый приходит в отча­яние от того, что он из милей­шего пса получил такую мразь. И весь ужас в том, что у него уже не собачье, а именно чело­вечье сердце, и самое паршивое из всех, которые суще­ствуют в природе. Он уверен, что перед ними — Клим Чугункин со всеми его кражами и суди­мо­стями.

Однажды, придя домой, Шариков предъ­яв­ляет Филиппу Филип­по­вичу удосто­ве­рение, из кото­рого явствует, что он, Шариков, состоит заве­ду­ющим подот­делом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и прочее). Спустя несколько дней Шариков приводит домой барышню, с которой, по его словам, он соби­ра­ется распи­саться и жить в квар­тире Преоб­ра­жен­ского. Профессор расска­зы­вает барышне о прошлом Шари­кова; она рыдает, говоря, что он шрам от операции выдавал за боевое ранение.

На следу­ющий день один из высо­ко­по­став­ленных паци­ентов профес­сора приносит ему напи­санный на него Шари­ковым донос, в котором упоми­на­ется и брошенный в печь Энгельс, и «контр­ре­во­лю­ци­онные речи» профес­сора. Филипп Филип­пович пред­ла­гает Шари­кову собрать свои вещи и немед­ленно убираться из квар­тиры. В ответ на это одной рукой Шариков пока­зы­вает профес­сору шиш, а другой выни­мает из кармана револьвер... Через несколько минут бледный Бормен­таль пере­ре­зает провод звонка, запи­рает парадную дверь и черный ход и скры­ва­ется вместе с профес­сором в смот­ровой.

Спустя десять дней в квар­тире появ­ля­ется следо­ва­тель с ордером на обыск и арест профес­сора Преоб­ра­жен­ского и доктора Бормен­таля по обви­нению их в убий­стве заве­ду­ю­щего подот­делом очистки Шари­кова П. П. «Какого Шари­кова? — спра­ши­вает профессор. — Ах пса, кото­рого я опери­ровал!» И пред­став­ляет пришедшим пса стран­ного вида: местами лысый, местами с пятнами отрас­та­ющей шерсти, он выходит на задних лапах, потом встает на все четыре, затем опять подни­ма­ется на задние лапы и садится в кресло. Следо­ва­тель падает в обморок.

Проходит два месяца. По вечерам пёс мирно дремлет на ковре в каби­нете профес­сора, и жизнь в квар­тире идёт своим чередом.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.091 ms