Городок

Краткое содержание рассказа
Читается за 12 минут(ы)

Люси Сноу рано лиши­лась роди­телей, но ей повезло с близ­кими людьми, которые не остав­ляли девочку на произвол судьбы. Так, частенько Люси живала в доме своей крестной, миссис Бреттон, нестарой еще вдовы и милейшей женщины. У миссис Бреттон был сын Джон, который, впрочем, не обращал на ровес­ницу Люси ника­кого внимания. Однажды в доме Брет­тонов появился еще один обита­тель — шести­летняя, не по годам развитая девочка Полли Хоум; её отец отправ­лялся на Конти­нент развеять горе после смерти жены. Несмотря на большую разницу в возрасте, между Полли и Джоном завя­за­лась нежная преданная дружба.

Прошло восемь лет. Люси посту­пила на место не то служанки, не то компа­ньонки к одной пожилой даме; семей­ство Брет­тонов она к этому времени поте­ряла из виду. Когда её хозяйка умерла, Люси вспом­нила слышанные ею как-то слова о том, что молодые и небо­гатые англи­чанки хорошо могут устро­иться на Конти­ненте, и решила отпра­виться в путь, ибо жизнь её на родине обещала скорее всего быть моно­тонной и безра­достной. Люси Сноу не стала долго задер­жи­ваться в Лондоне, куда попала впервые в жизни, и уже через несколько дней взошла на палубу корабля, идущего в Европу.

На корабле её попут­чицей оказа­лась другая юная англи­чанка, мисс Джиневра Фэншо. Эта бойкая, сыпавшая фран­цуз­скими словеч­ками особа несколько лет провела в евро­пей­ских панси­онах и теперь отправ­ля­лась продол­жать обра­зо­вание в пансион мадам Бек в Виллетте; роди­тели Джиневры отнюдь не были людьми состо­я­тель­ными, и за учение её платил дядя и крестный мосье де Бассо­мпьер, Целью путе­ше­ствия Люси также была столица королев­ства Лабаскур город Виллетт, в котором без труда узна­ется Брюс­сель.

В Виллетте Люси никого и ничего не знала; по подсказке некоего моло­дого англи­ча­нина она отпра­ви­лась разыс­ки­вать гости­ницу, но поте­ряла дорогу и оказа­лась у дверей дома с вывеской «Пансион для девиц мадам Бек». Время было позднее, и девушка решила посту­чаться, чтобы полу­чить здесь ночлег, а если повезет — и работу. Хозяйка пансиона, которая была без ума от всего англий­ского, за исклю­че­нием проте­стант­ской веры, тут же взяла Люси бонной к своим детям. Мадам Бек была сама благо­же­ла­тель­ность, но, когда Люси легла спать, бесце­ре­монно иссле­до­вала её вещи и сделала слепок с ключей от рабочей шкатулки девушки. Как пока­зало время, мадам Бек была сущим Игна­тием Лойолой в юбке: любезная со всеми настолько, чтобы ни в коем случае никого против себя не восста­нав­ли­вать, она компен­си­ро­вала внешнюю мягкость неот­ступным тайным надзором; жизнь в её пансионе была устроена по иезу­ит­скому прин­ципу укреп­ления тела и ослаб­ления души учениц, с тем чтобы последняя стано­ви­лась легкой и безро­потной добычей като­ли­че­ского духо­вен­ства.

Вскоре мадам Бек осво­бо­дила Люси от обязан­но­стей бонны и назна­чила учитель­ницей англий­ского. Новая долж­ность ей понра­ви­лась, и она прекрасно с ней справ­ля­лась. Прочие учитель­ницы не пред­став­ляли из себя ничего особо приме­ча­тель­ного; ни с кем из них у Люси не завя­за­лась дружба. Однако среди педа­гогов пансиона имелось одно исклю­чение — кузен началь­ницы, препо­да­ва­тель лите­ра­туры мосье Поль Эманюэль. Это был корси­кан­ской внеш­ности и неболь­шого роста мужчина лет сорока, вспыль­чивый, взбал­мошный, порой раздра­жающе требо­ва­тельный, но при этом чрез­вы­чайно обра­зо­ванный, в душе добрый и благо­родный. Долгое время он был един­ственным пред­ста­ви­телем силь­ного пола, допу­щенным к воспи­тан­ницам пансиона, но со временем появился и второй — молодой доктор-англи­чанин мистер Джон. Благо­род­ством облика и приятным обра­ще­нием доктор тронул сердце Люси Сноу, его обще­ство стало достав­лять ей искреннее удоволь­ствие; да и хозяйка пансиона, хоть и была не первой моло­дости, вроде бы питала какие-то надежды на его счет. Сам же доктор Джон, как посте­пенно выяс­ни­лось, был глубоко нерав­но­душен к одной из подопечных мадам — той самой Джиневре Фэншо, с которой Люси позна­ко­ми­лась по пути из Англии.

Джиневра была особой весьма приятной наруж­ности и твердо знала, чего хочет; а хотела она выйти замуж за чело­века состо­я­тель­ного и, еще лучше, титу­ло­ван­ного. На ухажи­вания «буржуа» доктора Джона она отве­чала холодной насмеш­ли­во­стью — еще бы, ведь ею был увлечен человек в высшей степени свет­ский (свет­ский хлыщ и повеса, по мнению Люси) полковник де Амаль. Как ни пыта­лась Люси объяс­нить Джиневре разницу между лощеной пустотой полков­ника и высоким благо­род­ством доктора, та и слушать её не желала. По иронии судьбы Люси пришлось как-то высту­пить в роли полков­ника де Амаля — в день именин мадам Бек в пансионе устра­и­вался праздник, гвоздем кото­рого был спек­такль, постав­ленный силами учениц под руко­вод­ством мосье Поля. Мосье Поль чуть не силой заставил Люси сыграть свет­ского кава­лера, счаст­ли­вого сопер­ника благо­род­ного увальня; роль была Люси глубоко отвра­ти­тельна, но спра­ви­лась она с ней вели­ко­лепно.

Вскоре после празд­ника настало время каникул. Все обита­тели пансиона разъ­е­ха­лись, и Люси оста­лась предо­став­ленной сама себе. В долгих разду­мьях в ней все больше крепло ощущение полного одино­че­ства в мире; ощущение это пере­росло в душевную муку, и Люси слегла в горячке. Как только у нее достало сил встать с постели, она вышла прочь из пансиона и отпра­ви­лась в полу­бреду и без цели бродить по улицам Виллетта. Зайдя в церковь, она вдруг испы­тала непре­одо­лимую необ­хо­ди­мость испо­ве­даться, как это в тяжелую минуту делают като­лики. Священник внима­тельно выслушал её, проте­стантку, но, пора­женный редкой искрен­но­стью слов и глубиной пере­жи­вания испо­вед­ницы, не нашел слов утешения. Люси не помнит, как вышла из церкви и что с ней было дальше. Очну­лась она в постели в уютном незна­комом доме. Но лишь на первый взгляд дом был полно­стью незна­комым — скоро Люси стала разли­чать отдельные пред­меты, где-то ею уже виденные; не сразу она поняла, что видела их в детстве в доме миссис Бреттон. Действи­тельно, это был дом, имену­емый «Терраса», где жила миссис Бреттон и её сын Джон, знакомый нам доктор, в котором Люси не признала друга детства. Именно он подо­брал её, без чувств лежавшую на ступенях церкви. Велика была радость узна­вания. Следу­ющие недели Люси провела в Террасе в друже­ском общении с милейшей миссис Бреттон и её сыном. С Джоном Люси, помимо прочего, разго­ва­ри­вала и о Джиневре, всячески пытаясь раскрыть ему глаза на недо­стойный предмет его любви, но до поры до времени Джон оста­вался глух к её увеще­ва­ниям. В правоте Люси он убедился, только когда в концерте увидел, как Джиневра с подру­гами лорни­руют его мать и явно насме­ха­ются над нею. Люси пришло время возвра­щаться в пансион. Джон обещал писать ей и обещание свое сдержал. В письмах его не сияло пламени чувств, но грело ровное их тепло.

Несколько недель спустя Люси и миссис Бреттон с Джоном снова отпра­ви­лись в концерт. Вдруг посреди пред­став­ления разда­лись крики «Пожар!» и нача­лась паника. Из давки Джон спас юную леди, которую толпа оттес­нила от сопро­вож­дав­шего её мужчины. Оба оказа­лись англи­ча­нами, и не просто англи­ча­нами, а давниш­ними, но не сразу узнан­ными, знако­мыми наших героев — Полли Хоум, ныне графиней де Бассо­мпьер, и её отцом, унасле­до­вавшим граф­ский титул и это имя вместе с солидным состо­я­нием от своего фран­цуз­ского родствен­ника. Эта неча­янная встреча, собственно, поло­жила конец нежной дружбе Джона и Люси. Давнишняя привя­зан­ность между Джоном и Полли вспых­нула с новой силой; прошло немного времени, и они поже­ни­лись. Это были люди, вся жизнь которых являет собой череду светлых моментов, не омра­ченных слишком уж тяжкими стра­да­ниями. Люси Сноу к числу таких людей не принад­ле­жала.

Тем временем сильно пере­ме­ни­лись отно­шения Люси и мосье Поля. Они стали теплее, спокойнее; Люси поняла, что часто раздра­жавшая её придир­чи­вость препо­да­ва­теля лите­ра­туры проис­те­кала не из вздор­ности его харак­тера, а от того, что он был к ней нерав­но­душен. Словом, они крепко сдру­жи­лись. Дружба эта, грозившая в конце концов окон­читься браком, вызвала нешу­точное беспо­кой­ство мадам Бек, которая вообще-то сама не прочь была сделаться мадам Эманюэль, и всей их семейной клики. Соста­вился насто­ящий заговор с целью предот­вра­тить возможную пагубную женитьбу доброго като­лика мосье Поля на еретичке. Заго­вор­щики, будучи като­ли­ками, действо­вали весьма странным с точки зрения нормаль­ного чело­века методом. Священник отец Силас, тот самый иезуит, кото­рому Люси когда-то испо­ве­да­лась, рассказал ей историю Поля Эманюэля. В моло­дости мосье Поль был влюблен в Жюстин-Мари, дочь процве­та­ю­щего банкира. Но так как к тому времени собственный его отец прогорел на каких-то темных сделках, роди­тели его возлюб­ленной восстали против брака и выну­дили девушку уйти в мона­стырь, где та вскоре и умерла. Храня, несмотря ни на что, верность своей любви, мосье Поль Эманюэль принял обет безбрачия, а когда отец Жюстин-Мари тоже разо­рился дотла, стал тратить все свои зара­ботки на содер­жание людей, разбивших его счастье. Сам же он жил скромно, даже не держал прислуги. Эта история безза­вет­ного благо­род­ства могла, конечно, кого-то отвра­тить от желания связать судьбу с мосье Полем, но только не Люси Сноу.

Видя, что замысел прова­лился, семейная клика прибегла на сей раз, каза­лось бы, к верному способу расстроить неже­ла­тельный брак. Используя само­от­вер­женное благо­род­ство мосье Поля, его заду­мали отпра­вить на три года в Вест-Индию, где у родствен­ников его невесты после разо­рения оста­лись какие-то земли, которые могли бы принести доход при условии, что ими займется верный управ­ля­ющий. Мосье Поль согла­сился, тем более что на этом наста­ивал его духовник отец Силас, один из вдох­но­ви­телей клики. В пред­дверии расста­вания Люси и мосье Поль дали друг другу клятву через три года соеди­нить свои судьбы.

На прощание Люси полу­чила от благо­род­ного жениха королев­ский подарок — с помощью богатых друзей он снял для нее дом и приспо­собил его под школу; теперь она могла уйти от мадам Век и начать свое собственное дело.

Долго тяну­лась разлука. Поль часто писал Люси, а она не теряла времени, труди­лась не покладая рук, и вскоре её пансион стал вполне преуспе­ва­ющим. И вот прошло три года, этой осенью Поль должен возвра­титься из изгнания. Но, видно, не судьба Люси обрести счастье и успо­ко­ение. Семь долгих дней неистов­ство­вала над Атлан­тикой буря, пока не разбила в щепы все попавшие в её власть корабли.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.571 ms