Грозовой перевал

Краткое содержание рассказа
Читается за 12 минут(ы)

Ощутив насто­я­тельную необ­хо­ди­мость отдох­нуть от суеты лондон­ского света и модных курортов, мистер Локвуд решил на неко­торое время посе­литься в дере­вен­ской глуши. Местом своего добро­воль­ного затвор­ни­че­ства он избрал старый поме­щичий дом, Мызу Скворцов, стоявший среди холми­стых верес­ковых пустошей и болот северной Англии. Обос­но­вав­шись на новом месте, мистер Локвуд счел нужным нанести визит владельцу Скворцов и един­ствен­ному своему соседу — сквайру Хитклифу, который жил милях в четырех, в усадьбе, имену­емой Грозовой Перевал. Хозяин и его жилище произ­вели на гостя несколько странное впечат­ление: джентльмен по одежде и манерам, обликом Хитклиф был чистый цыган; дом же его напо­минал скорее суровое обита­лище простого фермера, нежели усадьбу поме­щика. Кроме хозяина на Грозовом Пере­вале обитали старый ворч­ливый слуга Джозеф; юная, очаро­ва­тельная, но какая-то чрез­мерно резкая и полная ко всем нескры­ва­е­мого презрения Кэтрин Хитклиф, невестка хозяина; и Гэртон Эрншо (это имя Локвуд видел выбитым рядом с датой «1500» над входом в усадьбу) — дере­вен­ского вида малый, немногим старше Кэтрин, глядя на кото­рого можно было с уверен­но­стью сказать лишь то, что он здесь и не слуга, и не хозяй­ский сын. Заин­три­го­ванный, мистер Локвуд попросил экономку, миссис Дин, удовле­тво­рить снедавшее его любо­пыт­ство и пове­дать историю странных людей, живших на Грозовом Пере­вале. Просьба была обра­щена как нельзя более по адресу, ибо миссис Дин оказа­лась не только прекрасной рассказ­чицей, но также и непо­сред­ственной свиде­тель­ницей драма­тичных событий, из которых слага­лась история семейств Эрншо и Линтонов и их злого гения — Хитклифа.

Эрншо, расска­зы­вала миссис Дин, издревле жили на Грозовом Пере­вале, а Линтоны на Мызе Скворцов. У старого мистера Эрншо было двое детей — сын Хиндли, старший, и дочь Кэтрин. Как-то раз, возвра­щаясь из города, мистер Эрншо подо­брал на дороге умира­ю­щего от голода оборвыша-цыга­ненка и принес его в дом. Маль­чишку выхо­дили и окре­стили Хитклифом (впослед­ствии никто уже не мог точно сказать, имя ли это, фамилия или то и другое сразу), и вскоре для всех стало очевидным, что мистер Эрншо привязан к найде­нышу гораздо больше, чем к родному сыну. Хитклиф, в чьем харак­тере преоб­ла­дали отнюдь не самые благо­родные черты, бессо­вестно этим поль­зо­вался, по-детски всячески тираня Хиндли. С Кэтрин же у Хитклифа, как ни странно, завя­за­лась крепкая дружба.

Когда старый Эрншо умер, Хиндли, к тому времени несколько лет проживший в городе, приехал на похо­роны не один, а с женой. Вместе они живо завели на Грозовом Пере­вале свои порядки, причем молодой хозяин не преминул жестоко отыг­раться за унижения, которые когда-то пере­носил от отцов­ского любимца: тот теперь жил на поло­жении едва ли не простого работ­ника, Кэтрин тоже прихо­ди­лось нелегко на попе­чении неда­ле­кого злоб­ного ханжи Джозефа; един­ственной, пожалуй, её отрадой была дружба с Хитклифом, мало-помалу пере­рас­тавшая в неосо­зна­ва­емую ещё моло­дыми людьми влюб­лен­ность.

На Мызе Скворцов тем временем тоже жили двое подростков — хозяй­ские дети Эдгар и Изабелла Линтоны. В отличие от дикарей соседей, это были насто­ящие благо­родные господа — воспи­танные, обра­зо­ванные, излишне, может быть, нервные и высо­ко­мерные. Между сосе­дями не могло не состо­яться знаком­ства, однако Хитклиф, безродный плебей, в компанию Линтонов принят не был. Это бы ещё ничего, но с какого-то момента Кэтрин стала с нескры­ваемо большим удоволь­ствием прово­дить время в обще­стве Эдгара, прене­брегая старым другом, а то, порой, и насме­хаясь над ним. Хитклиф поклялся страшно отомстить моло­дому Линтону, и не в натуре этого чело­века было бросать слова на ветер.

Шло время. У Хиндли Эрншо родился сын — Гэртон; мать маль­чика после родов слегла и больше уже не вста­вала. Потеряв самое дорогое, что у него было в жизни, Хиндли на глазах сдавал и опус­кался: целыми днями пропадал в деревне, возвра­щаясь же пьяным, неуемным буйством наводил ужас на домашних.

Отно­шения Кэтрин и Эдгара посте­пенно приоб­ре­тали все более серьезный характер, и вот, в один прекрасный день молодые люди решили поже­ниться. Кэтрин непросто далось такое решение: душой и сердцем она знала, что посту­пает непра­вильно; Хитклиф был средо­то­чием самых больших её дум, тем, без кого для нее немыслим мир. Однако если Хитклифа она могла уподо­бить подземным каменным пластам, на которых все держится, но чье суще­ство­вание не приносит ежечас­ного удоволь­ствия, свою любовь к Эдгару она срав­ни­вала с весенней листвой — ты знаешь, что зима не оставит и следа её, и тем не менее не можешь не насла­ждаться ею.

Хитклиф, едва узнав о пред­сто­ящем событии, исчез с Грозо­вого Пере­вала, и долго о нем ничего не было слышно.

Вскоре была сыграна свадьба; ведя Кэтрин к алтарю, Эдгар Линтон почитал себя счаст­ли­вейшим из людей. Молодые зажили на Мызе Скворцов, и всякий, кто видел их в то время, не мог не признать Эдгара и Кэтрин образ­цовой любящей парой.

Кто знает, как бы долго ещё продол­жа­лось безмя­тежное суще­ство­вание этой семьи, но в один прекрасный день в ворота Скворцов посту­чался незна­комец. Не сразу в нем признали Хитклифа, ибо прежний неоте­санный юноша пред­стал теперь взрослым мужчиной с военной выправкой и повад­ками джентль­мена. Где он был и чем зани­мался в те годы, что минули с его исчез­но­вения, так для всех и оста­лось загадкой.

Кэтрин с Хитклифом встре­ти­лись как старые добрые друзья, у Эдгара же, который и раньше недо­люб­ливал Хитклифа, его возвра­щение вызвало неудо­воль­ствие и тревогу. И не напрасно. Его жена в одно­часье утра­тила душевное равно­весие, так бережно им обере­га­емое. Оказа­лось, что все это время Кэтрин казнила себя как винов­ницу возможной гибели Хитклифа где-то на чужбине, и теперь его возвра­щение прими­рило её с Богом и чело­ве­че­ством. Друг детства стал для нее ещё более дорог, чем прежде.

Несмотря на недо­воль­ство Эдгара, Хитклиф был принят на Мызе Скворцов и стал там частым гостем. При этом он отнюдь не утруждал себя соблю­де­нием услов­но­стей и приличий: был резок, груб и прямо­ли­неен. Хитклиф не скрывал, что вернулся он лишь для того, чтобы свер­шить месть — и не только над Хиндли Эрншо, но и над Эдгаром Линтоном, отнявшим у него жизнь со всем её смыслом. Кэтрин он горько пенял за то, что ему, чело­веку с большой буквы, она пред­почла безволь­ного нерв­ного слюнтяя; слова Хитклифа больно бере­дили ей душу.

Ко всеоб­щему недо­умению, Хитклиф посе­лился на Грозовом Пере­вале, уже давно превра­тив­шемся из дома поме­щика в притон пьяниц и картеж­ников. Последнее было ему на руку: проиг­равший все деньги Хиндли выдал Хитклифу закладную на дом и имение. Таким образом тот сделался владельцем всего досто­яния семей­ства Эрншо, а законный наследник Хиндли — Гэртон — остался без гроша.

Частые визиты Хитклифа на Мызу Скворцов возы­мели одно неожи­данное след­ствие — Изабелла Линтон, сестра Эдгара, без памяти влюби­лась в него. Все вокруг пыта­лись отвра­тить девушку от этой почти проти­во­есте­ственной привя­зан­ности к чело­веку с душою волка, но та оста­ва­лась глуха к уговорам, Хитклифу она была безраз­лична, ибо ему было плевать на всех и вся, кроме Кэтрин и своей мести; вот орудием этой мести он и решил сделать Изабеллу, которой отец, обойдя Эдгара, завещал Мызу Скворцов. В одну прекрасную ночь Изабелла сбежала с Хитклифом, а по проше­ствии времени они объяви­лись на Грозовом Пере­вале уже мужем и женой. Нет слов, чтобы описать все те унижения, каким подвергал молодую жену Хитклиф, и не думавший от нее скры­вать истинных мотивов своих поступков. Изабелла же молча терпела, в душе недо­умевая, кто же такой на самом деле её муж — человек или дьявол?

С Кэтрин Хитклиф не виделся с самого дня своего побега с Изабеллой. Но однажды, узнав, что она тяжело больна, он, несмотря ни на что, явился в Скворцы. Мучи­тельный для обоих разговор, в котором до конца обна­жи­лась природа чувств, пита­емых Кэтрин и Хитклифом друг к другу, оказался для них последним: в ту же ночь Кэтрин скон­ча­лась, дав жизнь девочке. Девочку (её-то, повзрослевшую, и видел мистер Локвуд на Грозовом Пере­вале) назвали в честь матери.

Брат Кэтрин, ограб­ленный Хитклифом Хиндли Эрншо, в скором времени тоже умер — напился, в буквальном смысле, до смерти. Ещё раньше исчер­пался запас терпения Изабеллы, которая наконец сбежала от мужа и посе­ли­лась где-то под Лондоном. Там у нее родился сын — Линтон Хитклиф.

Минуло двена­дцать или трина­дцать лет, в течение которых ничто не нару­шало мирной жизни Эдгара и Кэти Линтонов. Но тут на Мызу Скворцов пришла весть о смерти Изабеллы. Эдгар немед­ленно отпра­вился в Лондон и привез оттуда её сына. Это было изба­ло­ванное создание, от матери унасле­до­вавшее болез­нен­ность и нервоз­ность, а от отца — жесто­кость и дьяволь­ское высо­ко­мерие.

Кэти, во многом похожая на мать, сразу привя­за­лась к ново­яв­лен­ному кузену, но уже на следу­ющий день на Мызе появился Хитклиф и потре­бовал отдать сына. Эдгар Линтон, конечно же, не мог возра­жать ему.

Следу­ющие три года прошли спокойно, ибо всякие сношения между Грозовым Пере­валом и Мызой Скворцов нахо­ди­лись под запретом. Когда Кэти испол­ни­лось шест­на­дцать, она таки добра­лась до Пере­вала, где нашла двух своих двою­родных братьев, Линтона Хитклифа и Гэртона Эрншо; второго, правда, с трудом призна­вала за родствен­ника — уж больно груб и неотесан он был. Что же каса­ется Линтона, то, как когда-то её мать, Кэти убедила себя, что любит его. И хотя бесчув­ственный эгоист Линтон не был способен отве­тить на её любовь, в судьбу молодых людей вмешался Хитклиф.

К Линтону он не питал чувств, сколько-нибудь напо­ми­навших отцов­ские, но в Кэти видел отра­жение черт той, что всю жизнь владела его помыс­лами, той, чей призрак пресле­довал его теперь. Поэтому он задумал сделать так, чтобы и Грозовой Перевал, и Мыза Скворцов после смерти Эдгара Линтона и Линтона Хитклифа (а оба они уже дышали на ладан) перешли во владение Кэти. А для этого детей надо было поже­нить.

И Хитклиф, вопреки воле умира­ю­щего отца Кэти, устроил их брак. Несколько дней спустя Эдгар Линтон скон­чался, а в скором времени за ним после­довал и Линтон Хитклиф.

Вот и оста­лось их трое: одер­жимый Хитклиф, прези­ра­ющий Гэртона и не нахо­дящий управы на Кэти; беспре­дельно высо­ко­мерная и свое­нравная юная вдова Кэти Хитклиф; и Гэртон Эрншо, нищий последыш древ­него рода, наивно влюб­ленный в Кэти, которая нещадно трети­ро­вала негра­мот­ного дере­вен­щину-кузена.

Такую историю расска­зала мистеру Локвуду старая миссис Дин. Подошло время, и мистер Локвуд решил наконец расстаться с дере­вен­ским уеди­не­нием, как он думал, навсегда. Но год спустя он проездом снова очутился в тех местах и не мог не наве­стить миссис Дин.

За год, оказы­ва­ется, многое пере­ме­ни­лось в жизни наших героев. Хитклиф умер; перед смертью он совсем лишился рассудка, не мог ни есть, ни спать и все бродил по холмам, призывая призрак Кэтрин. Что до Кэти с Гэртоном, то посте­пенно девушка оста­вила презрение к кузену, потеп­лела к нему и наконец отве­тила на его чувства взаим­но­стью; свадьбу должны были сыграть к Новому году.

На сель­ском клад­бище, куда мистер Локвуд зашел перед отъездом, все ему гово­рило о том, что, какие бы испы­тания ни выпа­дали на долю поко­я­щихся здесь людей, теперь все они спят мирным сном.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.728 ms