Посвящается Ялте

Краткое содержание рассказа
Читается за 9 минут(ы)

Несколько человек, подо­зре­ва­емых в убий­стве, дают пока­зания следо­ва­телю, которые приво­дятся в том порядке, в котором они снима­лись. Вопросов следо­ва­теля мы не слышим, но рекон­стру­и­руем их по содер­жанию ответов допра­ши­ва­емых.

Человек, привле­ченный в каче­стве свиде­теля или подо­зре­ва­е­мого к рассле­до­ванию дела об убий­стве, отве­чает на вопросы следо­ва­теля. Из его ответов следует, что субботним вечером его знакомый должен был прийти к нему, чтобы разо­брать шахматный этюд Чиго­рина, о чем они усло­ви­лись во вторник по теле­фону. Однако в субботу днем его прия­тель позвонил и сообщил, что не сможет прийти вечером. Дающий пока­зания говорит, что не заметил по теле­фону в голосе собе­сед­ника следов волнения, а неко­торую стран­ность произ­но­шения объяс­няет только след­ствием контузии. Разговор протекал спокойно, его знакомый изви­нился, и они усло­ви­лись встре­титься в среду, пред­ва­ри­тельно созво­нив­шись. Разговор состо­ялся около восьми часов, после чего он попы­тался разо­брать этюд в одиночку и сделал ход, который ему посо­ве­товал прия­тель, но ход этот смутил его своей неле­по­стью, стран­но­стью и каким-то несо­от­вет­ствием манере игры Чиго­рина, ход, сводивший на нет самый смысл этюда. Следо­ва­тель назы­вает какое-то имя и спра­ши­вает, говорит ли оно что-нибудь допра­ши­ва­е­мому. Выяс­ня­ется, что он был с этой женщиной в связи, но они расста­лись пять лет назад. Он знал, что она сошлась с его прия­телем и парт­нером по шахматам, но пред­по­лагал, что тот не дога­ды­ва­ется об их прежних взаи­мо­от­но­ше­ниях, так как сама женщина едва ли стала бы ему об этом расска­зы­вать, а её фото­графию он преду­смот­ри­тельно убирал перед его приходом. Об убий­стве он узнал в ту же ночь. Эта женщина сама позво­нила и сооб­щила. «Вот у кого взвол­но­ванный был голос!»

Следу­ющей дает пока­зания женщина, которая сооб­щает, что на протя­жении послед­него года она виде­лась с убитым редко, не чаще двух раз в месяц, и каждый раз он заранее преду­пре­ждал её звонком о своем приходе, чтобы не возникло накладок: ведь она рабо­тает в театре, а там возможны всякие неожи­дан­ности. Убитый знал, что у нее появился мужчина, отно­шения с которым серьезны, но, несмотря на это, иногда встре­ча­лась с ним. Он, по её словам, был странным и непо­хожим на других, во время встреч с ним весь мир, все вокруг для нее как будто пере­ста­вало суще­ство­вать, «на поверх­ности вещей — как движу­щихся, так и непо­движных — вдруг возни­кало что-то вроде пленки, вернее — пыли, прида­вавшей им какое-то бессмыс­ленное сход­ство». Именно это привле­кало её в нем и застав­ляло не поры­вать окон­ча­тельно, даже во имя капи­тана, с которым она наме­рена была связать свою судьбу. Она не помнит, когда и где позна­ко­ми­лась с убитым, кажется, это произошло на пляже в Ливадии, но очень хорошо помнит его слова, с которых нача­лось их знаком­ство. Он сказал: «Понимаю, как я вам противен...» Ей ничего не известно о его семье, он не знакомил её и со своими друзьями, и она не знает, кто убил его, но это явно не его партнер по шахматам, этот безвольный человек, тряпка, который «сошел с ума от ферзевых гамбитов». Она вообще никогда не могла понять их дружбы. А капитан в тот вечер был в театре, они возвра­ща­лись вместе и нашли в её парадном лежащее тело. Сначала из-за темноты они вооб­ра­зили, что это пьяный, но тут она узнала его по белому плащу, который был в тот момент весь в грязи. Видимо, он долго полз. Потом они внесли его в её квар­тиру и позво­нили в милицию.

Следом за женщиной пока­зания дает капитан. Но он боится разо­ча­ро­вать следо­ва­теля, так как ему ничего не известно об убитом, хотя он, по понятным причинам, «нена­видел этого субъ­екта». Они не были знакомы, он просто знал, что у его подруги бывает кто-то, но кто именно — не знал, а она не гово­рила, не потому, «чтоб что-то скрыть», а просто ей не хоте­лось расстра­и­вать капи­тана, хотя расстра­и­вать там было особенно нечем, потому что почти год, «как ничего уже меж ними не было», в чем она сама призна­лась ему. Капитан поверил ей, но легче ему не стало. Он просто не мог не пове­рить, и если следо­ва­теля удив­ляет, что с таким отно­ше­нием к людям он имеет четыре звезды на погонах, то пусть не забы­вает, что это маленькие звезды, а многие из тех, с кем он начинал, уже имеют по две больших. Следо­ва­тельно, он неудачник и вряд ли по складу харак­тера мог быть убийцей.

Капитан уже четыре года вдовец, у него есть сын, а вечером в день убий­ства он был в театре, после спек­такля провожал домой свою знакомую, и в её подъ­езде они обна­ру­жили труп. Он сразу узнал его, так как однажды видел их вместе в мага­зине, а иногда встречал его на пляже. Как-то раз он даже заго­ворил с ним, но тот ответил так прене­бре­жи­тельно, что капитан почув­ствовал прилив нена­висти и даже ощутил, что может убить его, но тогда, по счастью, он еще не знал, с кем разго­ва­ри­вает, так как даже не был знаком с женщиной. Больше они не встре­ча­лись, а потом капитан позна­ко­мился с этой женщиной на вечере в Доме офицеров. Капитан призна­ется, что даже рад такому пово­роту событий, иначе все это могло тянуться вечно, а всякий раз после встреч с этим чело­веком его подруга была как бы не в себе. Теперь, он наде­ется, все нала­дится, так как, скорее всего, они уедут. У него «есть вызов в Академию», в Киев, где её возьмут в любой театр. Он даже считает, что они еще могут завести ребенка. Да, у него есть личное оружие, еще с войны остался трофейный «пара­беллум». Да, он знает, что ранение было огне­стрельным.

Расска­зы­вает сын капи­тана. «В тот вечер батя отвалил в театр, а я остался дома вместе с бабкой». Они смот­рели теле­визор, была суббота, и уроков не нужно было делать. Пере­дача была про Зорге, но он недо­смотрел её. В окно он увидел, что гастроном напротив еще открыт, значит, не было десяти, и ему захо­те­лось моро­же­ного. уходя, он положил в карман куртки пистолет отца, так как знал, куда отец прячет ключ от ящика. Он взял его просто так и не думал ни о чем. Он не помнит, как очутился в парке над портом, было тихо, светила луна, «ну, в общем было здорово красиво». Он не знал, который час, но еще не было двена­дцати, так как «Пушкин», который в субботу отправ­ля­ется в двена­дцать, еще не отошел, и осве­щенные цветные окна в танце­вальном салоне у него на корме были похожи на изумруд. Он встретил того чело­века у выхода из парка и попросил у него папи­росу, но мужчина не дал, обозвав его него­дяем. «Не знаю, что произошло со мной! Ага, как будто кто меня ударил. Мне словно чем-то залило глаза, и я не помню, как я обер­нулся и выстрелил в него». Мужчина продолжал стоять на прежнем месте и курить, а потому мальчик решил, что он не попал. Он закричал и бросился бежать. Он не хочет, чтобы об этом расска­зали отцу, потому что боится. Пистолет он, вернув­шись домой, положил на место. Бабка уже уснула, даже не выключив теле­визор. «Не гово­рите бате! Не то убьет! Ведь я же не попал! Я промах­нулся! Правда? Правда? Правда?!»

В салоне тепло­хода «Колхида» следо­ва­тель бесе­дует с кем-то. Они говорят о том, что оказа­лось трое подо­зре­ва­емых, что само по себе уже крас­но­ре­чиво, так как поло­жение пред­по­ла­гает, что каждый из них был способен совер­шить убий­ство. Но это лишает след­ствие всякого смысла, «поскольку в резуль­тате» узнаешь только, кто именно, «но вовсе не о том, что другие не могли...». Да и вообще оказы­ва­ется, что «убийца тот, кто не имеет повода к убий­ству...» Но «это — апология абсурда! Апофеоз бессмыс­лен­ности! Бред!»

Теплоход отошел от причала. Крым «таял в полночной тьме. Вернее, возвра­щался к тем очер­та­ньям, о которых нам твердит геогра­фи­че­ская карта».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.316 ms