Трехгрошовая опера

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Пролог. Лондон. Сохо. Ярмарка. Балладу о Мэкки-ноже поет уличный певец: «У акулы зубы-клинья / Все торчат как напоказ. / А у Мэкки только ножик, / Да и тот укрыт от глаз. / Если кровь прольет акула, / Вся вода кругом красна. / Носит Мэкки-нож перчатки, / На перчатках ни пятна. / Вот над Темзой в пере­улках / Люди гибнут ни за грош. / Ни при чем чума и оспа — / Там гуляет Мэкки-нож. / Если вечером на Стренде / Тело мертвое найдешь, / Значит, ходит где-то рядом / Легким шагом Мэкки-нож. / Мейер Шмуль куда-то сгинул. / Он богатый был старик, / Деньги Шмуля тратит Мэкки, / Против Мэкки нет улик.

От группы смею­щихся прости­туток отде­ля­ется человек и тороп­ливо пере­ходит площадь. Вот он — Мэкки-нож!

Действие первое. Фирма «Друг нищего» — заве­дение Джона­тана Джереми Пичема. Мистер Пичем озабочен тем, что все трудней стано­вится делать деньги на состра­дании к несчастным. Люди черст­веют, и фирма несет убытки. Необ­хо­димо совер­шен­ство­вать работу по экипи­ровке нищих, чтобы вызвать хоть каплю жалости видом увечий и лохмо­тьев, жалост­ными леген­дами и лозун­гами вроде «Давать слаще, чем брать». Суть своей деятель­ности Пичем раскры­вает в поуче­ниях начи­на­ю­щему нищему. Миссис Пичем сооб­щает о том, что у их дочери Полли новый ухажер. Мистер Пичем с ужасом узнает в нем бандита Мэкхита по кличке Мэкки-нож.

В трущобах Сохо. Дочь короля нищих Полли выходит замуж за короля бандитов Мэкхита. Простые и добро­душные ребята бандиты Джекоб Крючок, Маттиас Монета, Уолтер Плакучая Ива, Роберт Пила и другие устра­и­вают свадебную обста­новку в забро­шенной конюшне, используя воро­ванную посуду, мебель и снедь. Мэк доволен свадьбой, хотя и вынужден иной раз указы­вать това­рищам на несо­вер­шен­ство их манер. Юная красотка Полли испол­няет зонг «Пиратка Дженни»: «Я здесь мою стаканы, постели стелю, / И не знаете вы, кто я. / Но когда у причала станет / Соро­ка­пу­шечный трех­мач­товый бриг, / О, как я засмеюсь в этот миг! / И всем вам неве­село станет тогда, / Не до выпивки будет вам всем, господа!»

Появ­ля­ется самый почетный гость — капитан Браун, он же Пантера Браун, глава лондон­ской уголовной полиции, а в прошлом одно­пол­чанин Мэкхита. Вместе они воевали в Индии и в Афга­ни­стане и теперь оста­лись друзьями. Работая каждый на своем поприще, они осуществ­ляют взаи­мо­вы­годное сотруд­ни­че­ство. В два голоса они испол­няют солдат­скую песню: «От Гибрал­тара до Пеша­вара / Пушки подушки нам. / Если же новая, желтая-лиловая, / Черного окраса попа­дется раса, / То из нее мы сделаем котлету. Трам-там!»

Заве­дение Пичема. Полли песенкой «Когда я невинной девчонкой была» дает понять роди­телям, что её деви­че­ство уже позади. Пичем сетует, что без Полли дела фирмы придут в упадок, так как нищая братия обожает эту девчонку. Выход в том, чтобы навести на Мэкхита полицию. Это легко сделать, ведь всегда по четвергам верного своим привычкам Мэкхита можно найти у прости­туток. Семей­ство Пичем испол­няет зонг, явля­ю­щийся Первым трех­гро­шовым финалом: «У чело­века есть святое право, / Ведь бытия земного краток век. / И хлеб вкушать и радо­ваться, право, / Имеет право каждый человек. / Но слыхано ль, чтоб кто-нибудь однажды / Осуще­ствил свои права? Увы! / Осуще­ствить их рад, конечно, каждый, / Да обсто­я­тель­ства не таковы! / Вот истина — кто возра­зить бы мог — / Зол человек, и мир, и бог!»

Действие второе. Полли сооб­щает Мэкхиту, что на него донесли в полицию, и Браун вынужден отдать приказ о его аресте. Мэкхит пору­чает молодой жене дела банды, а сам намерен бежать.

Полли успешно демон­стри­рует бандитам свои способ­ности коман­до­вать.

Пред­вещая события, мистер и миссис Пичем испол­няют в Интер­медии «Балладу о зове плоти»: «Титанов мысли и гигантов духа / До гибели доводит потас­куха».

Был четверг, и по привычке Мэк, несмотря ни на что, отпра­вился в Тарн­бридж, к прости­туткам. С ними он ведет почти семейный разговор о климате, о каче­стве нижнего белья. Старая подруга Дженни Малина испол­няет вместе с ним «Балладу суте­нера». А между тем она уже выдала его полиции, соблаз­ненная день­гами Пичема. Вот и поли­цей­ские агенты. Мэкхита уводят.

Тюрьма в Олд-Бейли. Приятна жизнь твоя, коль ты богат. Эту истину, спра­вед­ливую и в тюрьме, Мэкки усвоил с детства. Условия содер­жания у него не худшие. Узника наве­щают сразу две красотки. Это Полли и Люси Браун, дочь его друга капи­тана Брауна. Ее Мэкхит соблазнил чуть раньше, чем женился на Полли. Они поют Дуэт ревнивиц. Мэкки вынужден отдать пред­по­чтение Люси — она поможет ему бежать. Люси испол­няет его просьбу. Мэкхит поки­дает тюрьму и направ­ля­ется... к прости­туткам.

Второй трех­гро­шовый финал: «Вы учите нас честно жить и строго, / Не воро­вать, не лгать и не грешить. / Сначала дайте нам пожрать немного, / А уж потом учите честно жить. / Поборник благо­нравья и добра, / Ханжа и постник с толстым животом, / Раз навсегда запом­нить вам пора: / Сначала хлеб, а нрав­ствен­ность потом! / Вот, господа, вся правда без прикрас: / Одни лишь преступ­ленья кормят нас».

Действие третье. Сегодня день коро­нации, и Пичем готовит свой нищий персонал для осно­ва­тельной работы. Появ­ля­ются прости­тутки, чтобы потре­бо­вать деньги за то, что они предали Мэкхита. Пичем им отка­зы­вает: ведь Мэк уже не в тюрьме. В сердцах Дженни Малина бросает: «Мэкхит — последний джентльмен в этом мире! Удрав из тюрьмы, он первым делом пришел меня утешить, а сейчас отпра вился с тем же к Сьюки Тодри!» Так она второй раз выдает своего старого дружка, теперь уж совер­шенно беско­рыстно. Появ­ля­ется Пантера Браун. Он пыта­ется не допу­стить нищих на праздник. Нищие поют: «Своею головою никак не прожи­вешь. / Своею головою прокор­мишь только вошь!» Пичем демон­стри­рует свое могу­ще­ство: если он отдаст приказ, то на улицу выйдет столько нищих, что праздник будет полно­стью испорчен. Напу­ганный Браун обещает не трогать нищих, более того, он обещает сейчас же аресто­вать своего друга Мэка.

Люси Браун и Полли Пичем вновь обсуж­дают, кому принад­лежит Мэк. Они бесе­дуют то как свет­ские дамы, то как деловые конку­ренты, то как девушки-подружки, А Мэк между тем уже опять в тюрьме.

Да, Мэк в тюрьме, и пове­сить его должны сегодня же. Наконец-то и он вдоволь сыт пред­смертною тоской. Его сообщ­ники должны достать тысячу фунтов за полчаса, чтобы спасти его. Пожалуй, им не так уж хочется слишком торо­питься. Нет, совсем не хочется. Появ­ля­ется Браун, и последний разговор друзей выли­ва­ется в последний денежный расчет.

Мэк всходит на эшафот. Он просит у всех прощения: «Клят­во­пре­ступ­ников, колодниц, / Бродяг, способных и убить, / Гулящих, туне­ядцев, сводниц, / Я всех прошу меня простить!»

Внезапно на аван­сцену выходит Пичем: «Мир устроен так, что Мэка должны казнить. И никакие друзья ему не помогут. Но в нашем бала­гане все будет устроено гораздо лучше. Специ­ально для вас, уважа­емая публика, мы пригла­сили королев­ского вест­ника, который сейчас объявит милость королевы».

Третий трех­гро­шовый финал. Появ­ля­ется королев­ский вестник: «Мэкхит прощен в честь коро­нации королевы. Одновре­менно он полу­чает звание потом­ствен­ного дворя­нина и должен впредь имено­ваться „сэр“. Кроме того, он полу­чает замок Маримар и пожиз­ненную ренту в десять тысяч фунтов».

Где опас­ность велика, там и помощь близка. Стоит ли сокру­шаться о неспра­вед­ли­вости, которая внутри себя так холодна и безжиз­ненна? Не забы­вайте об этом и будьте терпимее ко злу.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.6 ms