Преступная мать, или Второй Тартюф

Краткое содержание рассказа
Читается за 10 минут(ы)

Париж, конец 1790 г. Из разго­вора Фигаро, камер­ди­нера испан­ского вель­можи, графа Альма­вивы, и его жены Сюзанны, первой каме­ристки графини, стано­вится ясно, что с тех пор, как погиб на поединке старший сын графа, беспутный повеса, на все семей­ство словно легла черная тень. Граф все время угрюм и мрачен, млад­шего сына, Леона, он нена­видит, а графиню едва терпит. Мало того, он соби­ра­ется произ­вести обмен всех своих владений (полу­чить по разре­шению короля земли во Франции, отдав испан­ские поме­стья).

Всему виной Бежарс, коварный ирландец, состо­явший при графе секре­тарем, когда тот исполнял обязан­ности посла. Этот хитрый интриган «овладел всеми семей­ными тайнами», заманил графа из Испании во Францию, где «все вверх дном» (проис­ходит рево­люция), в надежде рассо­рить графа с женой, жениться на их воспи­тан­нице Флоре­стине и завла­деть состо­я­нием графа. Оноре Бежарс — «человек низкой души, лицемер, безуко­риз­ненно притво­ря­ю­щийся честным и благо­родным. Фигаро зовет его «Оноре-Тартюфом» (почтенным лице­мером). Бежарс вирту­озно владеет искус­ством сеять раздоры под видом самой преданной дружбы и извле­кать из этого выгоду. Все семей­ство им очаро­вано.

Но Фигаро, севиль­ский цирюльник, прошедший суровую школу жизни, человек, наде­ленный острым умом и сильным харак­тером, знает истинную цену обман­щику и полон реши­мости вывести его на чистую воду. Зная, что Бежарс питает неко­торую склон­ность к Сюзанне, он велит ей «задаб­ри­вать его, ни в чем ему не отка­зы­вать» и докла­ды­вать о каждом его шаге. Чтобы увели­чить доверие Бежарса к Сюзанне, Фигаро с женой разыг­ры­вают при нем сцену яростной ссоры.

На чем же стро­ятся планы нового Тартюфа и каковы препят­ствия к их осуществ­лению? Главное препят­ствие — это любовь. Граф до сих пор любит свою жену, Розину, и она до сих пор имеет на него влияние. А Леон и Флоре­стина любят друг друга, и графиня поощ­ряет эту привя­зан­ность. Значит, нужно удалить графиню, окон­ча­тельно поссорив с ней супруга, и сделать невоз­можным брак Леона и Флоре­стины, причем так, чтобы все произошло как бы без участия Бежарса. Граф подо­зре­вает, что графиня, которая всегда «слыла за женщину высо­ко­нрав­ственную, ревни­тель­ницу благо­че­стия и поль­зо­ва­лась поэтому всеобщим уваже­нием», двадцать лет назад изме­нила ему с бывшим пажом графа Леоном Асторга по прозвищу Керу­бино, который «имел дерзость полю­бить графиню». Ревнивые подо­зрения графа осно­ваны на том, что, когда он был назначен вице-королем в Мексику, жена решила провести три года его отсут­ствия в заху­далом замке Асторга и через девять или десять месяцев после отъезда графа произ­вела на свет маль­чика. В тот же год Керу­бино погиб на войне. Леон очень похож на Керу­бино и вдобавок во всем превос­ходит погиб­шего наслед­ника: он «образец для своих сверст­ников, он поль­зу­ется всеобщим уваже­нием», его ни в чем нельзя упрек­нуть. Ревность к прошлому и нена­висть к Леону вспых­нули в душе графа после смерти стар­шего сына, потому что теперь Леон стал наслед­ником его имени и состо­яния. Он уверен, что Леон не его сын, но у него нет никаких дока­за­тельств измены жены. Он решает тайно заме­нить свой портрет на брас­лете графини порт­ретом Керу­бино и посмот­реть, как воспримет это графиня. Но Бежарс распо­ла­гает гораздо более убеди­тель­ными дока­за­тель­ствами. Это письма Керу­бино (Бежарс служил с ним в одном полку) к графине. Бежарс сам пере­давал ей эти письма и множе­ство раз читал их вместе с графиней. Они хранятся в ларце с потайным дном, который он сам зака­зывал для графини, вместе с драго­цен­но­стями. По просьбе Бежарса Сюзанна, помня пове­ление Фигаро ни в чем ему не отка­зы­вать, приносит ларец. Когда граф заме­няет один браслет на другой, Бежарс, притво­ряясь, что хочет поме­шать этому, как бы случайно откры­вает потайное отде­ление, и граф видит письма. Теперь дока­за­тель­ства измены у него в руках. «Ах, веро­ломная Розина! Ведь, несмотря на всю мою ветре­ность, я к ней одной питал...» — воскли­цает граф. У него оста­ется одно письмо, а остальные он просит Бежарса поло­жить на место. Остав­шись один, граф читает письмо Розины к Керу­бино и ответ пажа на оборотной стороне. Он пони­мает, что будучи не в силах совла­дать с безумной стра­стью, юный паж овладел графиней насильно, что графиня тяжко раска­и­ва­ется в невольном преступ­лении и что её пове­ление более не видеться с нею заста­вило несчаст­ного Керу­бино искать смерти в бою. Последние строки ответа пажа писаны кровью и размыты слезами. «Нет, это не злодеи, не чудо­вища — это всего лишь несчастные безумцы», — с болью признает граф, но не меняет решения выдать Флоре­стину за предан­ного друга Бежарса, дав за ней огромное приданое. Итак, первая часть плана Бежарса выпол­нена, и он тут же присту­пает к выпол­нению второй. Остав­шись наедине с Флоре­стиной — радостной, только что поздра­вившей возлюб­лен­ного с днем ангела, полной надежд на счастье, — он объяв­ляет ей, что граф — её отец, а Леон — брат. В бурном объяс­нении с Леоном, который, узнав от Фигаро, что Флоре­стина обещана графом Бежарсу, готов схва­титься за шпагу, Бежарс, разыг­рывая оскорб­ленное досто­ин­ство, откры­вает ему ту же «тайну». Неуяз­вимый лицемер так прекрасно играет свою обычную роль раде­теля о всеобщем благе, что Леон со слезами раска­яния и благо­дар­ности броса­ется ему на шею и дает обещание не разгла­шать «роковой тайны». А Бежарс наводит графа на прекрасную мысль: дать в прово­жатые Леону, который должен отбыть на Мальту, Фигаро. Он мечтает изба­виться от Фигаро, потому что «эта хитрая бестия» стоит ему поперек дороги.

Теперь оста­ется графиня, которая должна не только смириться с женитьбой Бежарса на Флоре­стине, но и угово­рить девушку на этот брак. Графиня, которая привыкла видеть в Бежарсе верного друга, жалу­ется на жесто­кость мужа по отно­шению к сыну. Двадцать лет она провела «в слезах и пока­янии», а теперь и сын стра­дает за совер­шенный ею грех. Бежарс уверяет графиню, что тайна рождения Леона неиз­вестна её мужу, что он так мрачен и желает удалить сына только потому, что видит, как расцве­тает любовь, которую он не может благо­сло­вить, ибо Флоре­стина его дочь. Графиня на коленях благо­дарит Бога за нежданную милость. Теперь ей есть что простить мужу, Флоре­стина стано­вится ей еще дороже, а её брак с Бежарсом пред­став­ля­ется лучшим выходом. Бежарс застав­ляет графиню сжечь письма Керу­бино, чтобы она не заме­тила пропажи одного из них, при этом он умуд­ря­ется так объяс­нить проис­хо­дящее графу, застав­шему их с графиней за этим странным заня­тием (его привел Фигаро, преду­пре­жденный Розиной), что выглядит вопло­ще­нием благо­род­ства и предан­ности, и сразу вслед за этим как бы невзначай наме­кает графу, что во Франции люди разво­дятся.

Как он торже­ствует, остав­шись в одино­че­стве! Ему кажется, что он уже «напо­ло­вину граф Альма­вива». Но необ­ходим еще один шаг. Негодяй боится, что граф слишком еще подвержен влиянию жены, чтобы распо­ря­диться состо­я­нием, как хоте­лось бы Бежарсу. Чтобы удалить графиню, нужно поскорее спро­во­ци­ро­вать крупный скандал, тем более что граф, восхи­щенный «душевным вели­чием», с которым графиня приняла изве­стие о браке Флоре­стины и Бежарса, склонен к прими­рению с женой. Бежарс подби­вает Леона просить мать засту­питься за него перед отцом. Флоре­стина совсем не хочет выхо­дить замуж за Бежарса, но готова пожерт­во­вать собой для блага «брата». Леон смирился с мыслью о том, что Флоре­стина для него поте­ряна, и стара­ется любить её брат­ской любовью, но не смирился с неспра­вед­ли­во­стью, которую прояв­ляет к нему отец.

Как и ожидал Бежарс, графиня из любви к сыну заводит разговор с мужем, а тот в гневе упре­кает её в измене, пока­зы­вает письмо, которое она считала сожженным, и упоми­нает о брас­лете со своим порт­ретом. Графиня нахо­дится в состо­янии столь полного душев­ного смятения, что, когда она видит портрет Керу­бино, ей кажется, что мертвый соучастник греха пришел за ней с того света, и она исступ­ленно призы­вает смерть, обвиняя себя в преступ­лении против мужа и сына. Граф горько раска­и­ва­ется в своей жесто­кости, а Леон, слышавший весь разговор, броса­ется к матери и говорит, что ему не нужно ни титулов, ни состо­яния, он хочет вместе с нею поки­нуть дом графа Граф в отча­янии удер­жи­вает Розину, проис­ходит бурная сцена, в ходе которой выяс­ня­ется, что Бежарс обма­нывал всех.

Главное дока­за­тель­ство его гнусных злоде­яний нахо­дится в руках Фигаро. Без труда обхитрив придур­ко­ва­того слугу Бежарса, Виль­гельма, Фигаро заставил его открыть, через кого идет пере­писка Бежарса. Несколько луидоров слуге, веда­ю­щему почтой, чтобы вскрывал письма, напи­санные почерком Оноре-Тартюфа, и круг­ленькая сумма за само письмо. Зато сей доку­мент полно­стью разоб­ла­чает негодяя. Проис­ходит всеобщее прими­рение, все заклю­чают друг друга в объятия. «Оба они — наши дети!» — востор­женно провоз­гла­шает граф, указывая на Леона и Флоре­стину.

Когда появ­ля­ется Бежарс, Фигаро, заодно сумевший спасти от мошен­ника все хозяй­ские деньги, разоб­ла­чает его. Потом он объяв­ляет, что Флоре­стину и Леона «и по рождению и по закону нельзя считать родствен­ни­ками», а умиленный граф призы­вает домо­чадцев «прощать друг другу ошибки и прежние слабости».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.676 ms