Гяур

Краткое содержание рассказа
Читается за 5 минут(ы)

Откры­вают поэму строфы о прекрасной природе, разди­ра­емой бурями насилия и произ­вола Греции, страны геро­и­че­ского прошлого, скло­нив­шейся под пятой окку­пантов: «Вот так и эти острова: / Здесь — Греция; она мертва; / Но и во гробе хороша; / Одно страшит: где в ней душа?» Пугая мирное насе­ление цветущих долин, на гори­зонте возни­кает мрачная фигура демо­ни­че­ского всад­ника — чужого и для пора­бо­щенных, и для пора­бо­ти­телей, вечно несу­щего на себе бремя роко­вого проклятия («Пусть грянет шторм, свиреп и хмур, — / Все ж он светлей, чем ты, Гяур!»). Симво­ли­че­ским пред­стает и его имя, буквально озна­ча­ющее в пере­воде с араб­ского «не верящий в бога» и с легкой руки Байрона ставшее сино­нимом разбой­ника, пирата, иноверца. Вгля­дев­шись в идил­ли­че­скую картину мусуль­ман­ского празд­ника — окон­чания рама­дана, — увешанный оружием и терза­емый неис­це­лимой внут­ренней болью, он исче­зает.

Анонимный повест­во­ва­тель мелан­хо­ли­чески конста­ти­рует запу­стение, воца­рив­шееся в некогда шумном и ожив­ленном доме турка Гассана, сгинув­шего от руки христи­а­нина: «Нет гостей, нет рабов с той поры, как ему / Рассекла христи­ан­ская сабля чалму!» В грустную ламен­тацию втор­га­ется краткий, зага­дочный эпизод: богатый турок со слугами нани­мают лодоч­ника, веля ему сбро­сить в море тяжелый мешок с неопо­знанным «грузом». (Это — изме­нившая мужу и госпо­дину прекрасная черке­шенка Лейла; но ни её имени, ни сути её «прегре­шения» знать нам пока не дано.)

Не в силах отре­шиться от воспо­ми­наний о любимой и тяжко пока­ранной им жены Гассан живет только жаждой мщения своему врагу — Гяуру. Однажды, преодолев с кара­ваном опасный горный перевал, он стал­ки­ва­ется в роще с засадой, устро­енной разбой­ни­ками, и, узнав в их пред­во­ди­теле своего обид­чика, схва­ты­ва­ется с ним в смер­тельном бою. Гяур убивает его; но терза­ющая персо­нажа душевная мука, скорбь по возлюб­ленной, оста­ется неуто­ленной, как и его одино­че­ство: «Да, спит Лейла, взята волной; / Гассан лежит в крови густой... / Гнев утолен; конец ему; / И прочь итти мне — одному!»

Без роду, без племени, отвер­женный христи­ан­ской циви­ли­за­цией, чужой в стане мусульман, он терзаем тоской по утра­ченным и ушедшим, а душа его, если верить быту­ющим пове­рьям, обре­чена на участь вампира, из поко­ления в поко­ление прино­ся­щего беду потомкам. Иное дело — павший смертью храбрых Гассан (весть о его гибели подручный по кара­вану приносит матери персо­нажа): «Тот, кто с гяуром пал в бою, / Всех выше награжден в раю!»

Финальные эпизоды поэмы пере­носят нас в христи­ан­ский мона­стырь, где уже седьмой год обитает странный пришелец («Он по-мона­шески одет, / Но отклонил святой обет / И не стрижет своих волос».). Принесший насто­я­телю щедрые дары, он принят обита­те­лями мона­стыря как равный, но монахи чужда­ются его, никогда не заставая за молитвой.

Причуд­ливая вязь рассказов от разных лиц усту­пает место сбив­чи­вому моно­логу Гяура, когда он, бессильный избыть не поки­да­ющее его стра­дание, стре­мится излить душу безы­мян­ному слуша­телю: «Я жил в миру. Мне жизнь дала / Немало счастья, больше — зла... / Ничто была мне смерть, поверь, /И в годы счастья, а теперь?!»

Неся бремя греха, он корит себя не за убий­ство Гассана, а за то, что не сумел, не смог изба­вить от мучи­тельной казни любимую. Любовь к ней, даже за гробовой чертой, стала един­ственной нитью, привя­зы­ва­ющей его к земле; и только гордость поме­шала ему самому свер­шить над собою суд. И еще — осле­пи­тельное видение возлюб­ленной, приви­дев­шейся ему в горя­чечном бреду...

Прощаясь, Гяур просит пришельца пере­дать его давнему другу, некогда пред­рек­шему его траги­че­ский удел, кольцо — на память о себе, — и похо­ро­нить без надписи, предав забвению в потом­стве.

Поэму венчают следу­ющие строки: «Он умер... Кто, откуда он — / Монах в те тайны посвящен, / Но должен их таить от нас... / И лишь отры­вочный рассказ / О той, о том нам память сохранил, / Кого любил он и кого убил».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.519 ms