Бал

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

Поэма начи­на­ется описа­нием москов­ского бала. Гости съеха­лись, пожилые дамы в пышных уборах сидят около стен и смотрят на толпу с «тупым внима­нием». Вель­можи в лентах и звездах сидят за картами и иногда приходят взгля­нуть на танцу­ющих. Молодые краса­вицы кружатся, «Гусар крутит свои усы,/ Писа­тель чопорно острится». Вдруг все смути­лись; посы­па­лись вопросы. Княгиня Нина вдруг уехала с бала. «В кадрили весело вертясь,/ Вдруг померт­вела! — Что причиной?/ Ах, Боже мой! Скажите, князь,/ Скажите, что с княгиней Ниной,/ Женою вашею?» — «Бог весть», — отве­чает с супру­же­ским равно­ду­шием князь, занятый своим бостоном. Поэт отве­чает вместо князя. Ответ и состав­ляет поэму.

О черно­глазой краса­вице княгине Нине много злословят, и не без причины: дом ее еще недавно был наполнен и запис­ными воло­ки­тами, и мило­вид­ными юношами, соблаз­ни­тельные связи сменяли одна другую; к истинной любви Нина, кажется, не способна: «В ней жар упив­шейся вакханки,/ Горячки жар — не жар любви». В своих любов­никах она видит не их самих, но «свое­нравный лик», созданный в ее мечтах; очаро­вание проходит, и она остав­ляет их холодно и без сожа­ления.

Но недавно жизнь Нины изме­ни­лась: «посланник рока ей пред­стал».

Арсений недавно вернулся из чужих краев. В нем нет изне­женной красоты обычных посе­ти­телей дома Нины; на его лице следы тяже­лого опыта, в его глазах «беспеч­ность мрачная», на губах не улыбка, а усмешка. В разго­ворах Арсений обна­ру­жи­вает знание людей, его шутки лукавы и остры, он разбор­чиво судит об искус­стве; он сдержан и внешне холоден, но видно, что он способен испы­ты­вать сильные чувства.

Доста­точно опытный, Арсений не сразу подда­ется обаянию Нины, хотя та и употреб­ляет все известные ей сред­ства, чтобы привлечь его; наконец «всемо­гущее мгно­венье» сбли­жает их. Нина «полна блажен­ства жизни новой»; но Арсений уже через два-три дня опять таков, как прежде: суровый, унылый и рассе­янный. Все попытки Нины развлечь его беспо­лезны.

Наконец она требует объяс­нений: «Скажи, за что твое презренье?» Нина боится, что Арсения оттал­ки­вает мысль о ее бурном прошлом; воспо­ми­нания тяжелы и ей самой. Она просит Арсения бежать с нею — хотя бы в Италию, которую он так любит — и там, в безвест­ности и спокой­ствии, провести остаток жизни. Арсений молчит, и Нина не может не заме­тить «упор­ного холода» его души; отча­яв­шаяся Нина плачет и назы­вает свою несчастную любовь казнью свыше за грехи. Тут увере­ниями в любви Арсений на время успо­ка­и­вает Нину.

На следу­ющий вечер любов­ники мирно сидят в доме Нины; Нина дремлет, Арсений в задум­чи­вости что-то небрежно рисует на визитной карточке и вдруг неча­янно воскли­цает: «Как похож!» Нина уверена, что Арсений рисовал ее портрет; смотрит — и видит женщину, вовсе на нее не похожую: «жеманная девчонка/ Со сладкой глупо­стью в глазах,/ В кудрях мохнатых, как болонка,/ С улыбкой сонной на устах!» Сначала Нина гордо заяв­ляет, что не верит, чтобы такая могла быть сопер­ницей для нее; но ревность мучает ее: лицо мерт­венно бледно и покры­лось холодным потом, она чуть дышит, губы поси­нели, и на «долгое мгно­венье» она почти теряет дар речи. Наконец Нина умоляет Арсения расска­зать ей все, призна­ется, что ревность убивает ее, и говорит, между прочим, что у нее есть кольцо с ядом — талисман Востока.

Арсений берет Нину за руку и расска­зы­вает, что у него была невеста Ольга, голу­бо­глазая и кудрявая; он рос с ней вместе. После помолвки Арсений ввел в дом Ольги своего друга и вскоре прирев­новал к нему; на укоризны Арсения Ольга отве­чает «детским смехом»; взбе­шенный Арсений остав­ляет ее, зате­вает ссору с сопер­ником, они стре­ля­ются, Арсений тяжело ранен. Выздо­ровев, Арсений уезжает за границу. Впервые утешиться, по его словам, он смог только с Ниной.

На испо­ведь Арсения Нина не отве­чает ничего; видно только, что она изму­чена.

Еще несколько недель прошли в размолвках и «несчаст­ливых» прими­ре­ниях. Однажды — Арсений не был у Нины уже несколько дней — Нине принесли письмо, в нем Арсений прощался с ней: он встретил Ольгу и понял, что его ревность была «неправой и смешною».

Нина не выез­жает и никого не прини­мает, отка­зы­ва­ется от пищи и «недвижная, немая,/ Сидит и с места одного/ Не сводит взора своего». Вдруг к ней приходит муж: смущенный странным пове­де­нием Нины, он упре­кает ее за «причуды» и зовет на бал, где, между прочим, должны быть молодые — Арсений с Ольгой. «Странно оживясь», Нина согла­ша­ется, прини­ма­ется за давно забытые наряды и, видя, как она подур­нела, реша­ется впервые нару­мя­ниться, чтобы не дать молодой сопер­нице торже­ство­вать над нею. Однако выдер­жать бал у нее не было силы: ей стало дурно, и она уезжает домой.

Глубокая ночь. В спальне Нины слабо горит лампада перед иконой. «Кругом глубокий, мертвый сон!» Княгиня сидит «недви­жима», в бальном наряде. Появ­ля­ется старая няня Нины, поправ­ляет лампаду, «и свет нежданный и живой/ Вдруг озаряет весь покой». Помо­лив­шись, няня соби­ра­ется уходить, вдруг заме­чает Нину и начи­нает жалеть и упре­кать ее: «И что в судьбе твоей худого? <...> Ты поза­была Бога...» Целуя на прощанье руку Нины, няня чувствует, что та «ледяно-холодна», взгля­нувши в лицо, видит: «На ней поспешный смерти ход:/ Глаза стоят, и в пене рот...» Нина испол­нила данное Арсению обещание и отра­ви­лась.

Поэма конча­ется сати­ри­че­ским описа­нием пышных похорон: к дому князя съез­жа­ется одна карета за другою; важное молчание толпы сменя­ется шумным говором, и сам вдовец вскоре уже занят «жарким бого­слов­ским преньем» с каким-то ханжой. Нину хоронят мирно, как христи­анку: о ее само­убий­стве свет не узнал. Поэт, который обедал у нее по четвергам, лишенный обедов, почтил ее память стиш­ками; их напе­ча­тали в «Дамском журнале».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.252 ms