Блеск и нищета куртизанок

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

В 1824 г. на балу в Опере появ­ля­ется осле­пи­тельно красивый молодой человек под руку с прелестной дамой. Ко всеоб­щему изум­лению, Люсьен Шарден каким-то образом сумел подняться из грязи, и король своим указом вернул ему фамилию предков со стороны матери. Юноша без труда ставит на место старых врагов — барона Сикста дю Шатле и маркизу д’Эспар. Однако у него не хватает духа осадить прежних собра­тьев-журна­ли­стов, и именно они опознают в его спут­нице публичную девку по прозвищу Торпиль — эта краса­вица еврейка славится самым утон­ченным распут­ством. Люсьен увозит полу­живую Эстер домой, а невы­сокий тучный человек в маске, неот­ступно сопро­вож­давший любов­ников, прика­зы­вает Расти­ньяку засту­питься за графа де Рюбампре — узнав страшный взгляд этого чело­века, Эжен цепе­неет от ужаса. Обезу­мевшая от горя Эстер делает попытку отра­виться угарным газом, но её спасает незна­комый священник, который объяс­няет ей, что она едва не погу­била карьеру Люсьена — свет не простит ему второй Корали. У Эстер есть только один выход — стать честной женщиной. Несчастная курти­занка согла­ша­ется на все: её поме­щают в мона­стыр­ский пансион, где она прини­мает крещение и отре­ка­ется от прошлого. Но Люсьена она забыть не в силах и начи­нает чахнуть. Аббат Карлос Эррера вновь возвра­щает её к жизни, поставив усло­вием, что она будет жить с Люсьеном в полной тайне от всех.

В мае 1825 г. влюб­ленные обре­тают друг друга в квар­тире, снятой для них испан­ским кано­ником. Впрочем, Люсьену уже известно, кто скры­ва­ется под сутаной лжесвя­щен­ника — однако юноша, опья­ненный успе­хами в свете и привыкший к роскоши, не находит в себе силы порвать с покро­ви­телем, который железной рукой направ­ляет его, оберегая от былых ошибок. Аббат окру­жает Эстер своими дове­рен­ными людьми: Медно­лицая Азия будет зани­маться стряпней, мило­видная Европа — испол­нять обязан­ности горничной, а верзила Паккар — сопро­вож­дать хозяйку на прогулках. Идиллия на улице Тетбу продол­жа­ется четыре года. За это время поло­жение Люсьена упро­чи­лось настолько, что в свете заго­во­рили о его женитьбе на дочери герцога де Гранлье. Благо­склон­ности юного красавца домо­га­ются самые знатные дамы: его парадной любов­ницей стано­вится графиня де Серизи, заво­е­вавшая эту честь в схватке с герцо­гиней де Монфри­ньез.

В одну прекрасную ночь августа 1829 г. задре­мавший в карете барон де Нусинген встре­чает в Венсен­ском лесу чудесное видение — женщину неземной красоты. Банкир влюб­ля­ется впервые в жизни: он пыта­ется найти своего «ангела» с помощью полиции, но все тщетно — незна­комка исчезла бесследно. Биржевой хищник худеет на глазах, и обес­по­ко­енные друзья дома созы­вают конси­лиум: такой человек, как барон де Нусинген, не имеет права внезапно умереть — это чревато круп­ными непри­ят­но­стями. Описывая свою краса­вицу, банкир заме­чает улыбку Люсьена и решает напу­стить на него искус­нейших поли­цей­ских агентов — Конта­ноона и Перада. Для обоих сыщиков дело пред­став­ля­ется выгодным и безопасным — они не подо­зре­вают, что за спиной моло­дого де Рюбампре стоит знаме­нитый Жак Коллен, казначей трех каторг. Аббат Эррера желает продать Нусин­гену Эстер, и мало­душный Люсьен согла­ша­ется — Клотильду де Гранлье отдадут за него только в том случае, если он купит имение стои­мо­стью в миллион. Банкиру подсо­вы­вают красивую англи­чанку, чтобы отбить охоту обра­щаться в полицию, а затем пока­зы­вают издали Эстер. Азия, преоб­ра­зив­шись в сводню, обещает свести Нусин­гена с его «пред­метом» — пусть только богач раско­ше­лится. Тем временем Карлос выпи­сы­вает на имя Эстер векселя в триста тысяч франков и объяв­ляет любов­никам, что они расста­ются навеки, — ради Люсьена Эстер должна снова превра­титься в Торпиль.

Карлос начи­нает игру с Нусин­геном, имея на руках все козыри: банкир платит Азии за свод­ни­че­ство, а Европе — за то, чтобы его ввели в дом. Увидев Эстер, Нусинген совер­шенно теряет голову: когда к курти­занке врыва­ются судебные испол­ни­тели, он безро­потно выкла­ды­вает триста тысяч в счет её «долга». Шайка полу­чает полмил­лиона всего за одну неделю — между тем банкир ещё даже не притро­нулся к своей «богине». Он сулит ей золотые горы — а она мысленно клянется умереть в тот самый день, когда придется изме­нить Люсьену. За разви­тием событий пристально следят уязв­ленные сыщики: их само­любие задето, а старик Перад ещё и обма­нулся в своих ожида­ниях — он ввязался в аферу только ради дочери Лидии, надеясь раздо­быть ей приданое. К рассле­до­ванию подклю­ча­ется ученик и друг Перада — всемо­гущий и зловещий Корантен, гений поли­цей­ского сыска. Ему удается нащу­пать слабое место в хитро­умном плане Карлоса — Люсьен, купив имение, говорит всем, что деньги ему дали зять и сестра. Перад, выдав себя за бога­того англи­ча­нина, берет на содер­жание одну из подруг Эстер: вместе с Контан­соном, принявшим облик слуги-мулата, они совсем близко подби­ра­ются к шайке.

Между тем герцог де Гранлье, получив анонимное письмо об источ­никах дохода Люсьена, отка­зы­вает юноше от дома. Взбе­шенный Карлос прика­зы­вает похи­тить дочь Перада — если через десять дней Люсьен не женится на Клотильде де Гранлье, Лидия будет обес­че­щена, а сам Перад убит. Старик в отча­янии броса­ется к Коран­тену: они связа­лись со слишком опас­ными людьми, и нужно временно отсту­пить. Однако дать задний ход уже невоз­можно: Корантен и стряпчий Дервиль отпра­ви­лись в Ангулем — там они быстро выяс­няют, что Сешары, хоть и живут в достатке, но милли­онным состо­я­нием не распо­ла­гают. Корантен возвра­ща­ется в Париж, когда Перад умирает от яда — перед смертью ему вернули истер­занную и повре­див­шуюся в уме дочь. Корантен клянется отомстить и аббату, и Люсьену — оба они окончат свои дни на эшафоте.

Тем временем Эстер наконец усту­пает мольбам Нусин­гена, и счаст­ливый банкир дарит ей ренту в трид­цать тысяч — немед­ленно продав ценные бумаги за семьсот пять­десят тысяч, она остав­ляет их Люсьену и прини­мает яд. Увидев наутро мертвую хозяйку, Европа и Паккар скры­ва­ются с день­гами. Нусинген, запо­до­зрив неладное, вызы­вает полицию. Попутно выяс­ня­ется, что Эстер чудо­вищно богата — она един­ственная наслед­ница недавно скон­чав­ше­гося ростов­щика Гобсека. Карлос, сохра­нивший хлад­но­кровие и в момент крушения, пишет поддельное заве­щание — перед смертью Эстер якобы отка­зала свое состо­яние Люсьену. Затем аббат пыта­ется бежать, но дорогу ему преграж­дает Контансон — Жак Коллен, сбросив сыщика с крыши, прика­зы­вает Азии дать ему такое снадобье, чтобы его приняли за умира­ю­щего. Бесчув­ствен­ного испанца отвозят в тюрьму. Пере­пу­ган­ного насмерть Люсьена берут под стражу на дороге, где проис­ходит его последнее свидание с Клотильдой, уезжа­ющей в Италию.

Арест Люсьена де Рюбампре вызы­вает пере­полох — этот юноша занимал видное поло­жение в обще­стве, и от исхода дела зависит репу­тация нескольких знатных дам. Следо­ва­тель Камюзо стоит на распутье: с одной стороны, на него оказы­вает давление влия­тельная маркиза д’Эспар, требуя сурово пока­рать глупого юнца, с другой стороны, прокурор де Гран­виль, близкий друг графа и графини де Серизи, прозрачно наме­кает, что особого рвения прояв­лять не следует. Само обви­нение выглядит весьма шатким: в будуаре Эстер находят прощальное письмо к Люсьену, из кото­рого явствует, что девушка действи­тельно покон­чила с собой, что же каса­ется исчез­нувших денег, то зачем наслед­нику красть у самого себя? В сущности, все зависит от Карлоса Эррера: если это испан­ский дипломат — значит, произошла прискорбная ошибка, если беглый каторжник — Люсьен виновен, по крайней мере, в сообщ­ни­че­стве с преступ­ником. Первым вызы­вают Карлоса: лжеис­панец ведет свою партию безупречно, и Люсьен факти­чески спасен. Но Камюзо, уступив иску­шению, решает допро­сить моло­дого чело­века, и тот мгно­венно выдает своего благо­де­теля — да, он попал в лапы гнус­ного каторж­ника, опутав­шего его своими сетями. Камюзо дает ему прочесть протокол преды­ду­щего допроса и обещает устроить очную ставку — только тут Люсьен осознает, что все погубил своим мало­ду­шием. Вернув­шись в камеру, он состав­ляет заяв­ление с отказом от пока­заний и пишет заве­щание, а в послании, адре­со­ванном аббату, проща­ется с ним, именуя его «вели­че­ственной статуей Зла и Порока». Когда обезу­мевшая от горя и любви графиня де Серизи врыва­ется в тюрьму, все кончено — Люсьен висит на собственном галстуке, как висело бы его пальто.

Узнав о само­убий­стве Люсьена, железный Карлос впадает в полную прострацию — он любил слабо­воль­ного поэта, как собствен­ного сына. Между тем для Камюзо, явно пере­гнув­шего палку, крайне важно дока­зать, что аббат Эррера и Жак Коллен по прозвищу Обмани-Смерть — одно лицо. Почуяв опас­ность, каторжник вновь стано­вится самим собой: быстро приводит в пови­но­вение былых това­рищей и спасает приго­во­рен­ного к смерти за убий­ство Теодора Кальви — этот юный корси­канец был его фаво­ритом до появ­ления Люсьена. Задумав сдаться властям, Обмани-Смерть хочет занять пост началь­ника тайной полиции, и обсто­я­тель­ства ему благо­при­ят­ствуют — у него хранятся нежные послания возлюб­ленных Люсьена, способные вызвать скандал. С помощью одного из таких писем этот «каторжный Макиа­велли» исце­ляет оказав­шуюся на грани поме­ша­тель­ства графиню де Серизи — она пове­рила, Люсьен по-насто­я­щему любил только её. Карлос обещает проку­рору раскрыть несколько преступ­лений, оказав­шихся не по зубам право­судию, и одновре­менно наводит порядок в собственных рядах: его тетка Жаке­лина, блиставшая в роли Азии, находит трясу­щихся от страха Европу с Паккаром — те давно раска­я­лись в минутной слабости и молят вожака о пощаде. Карлос прощает их: ему нужны верные люди, чтобы распра­виться с Коран­теном — истинным винов­ником гибели Люсьена. Пред­стоит тяжелая борьба, но нена­висть помо­гает жить. Прослужив в тайной полиции полтора десятка лет, Жак Коллен вышел в отставку в 1845 г.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.32 ms