Сами боги

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

Земля. Вторая поло­вина XXI в. Довольно заурядный молодой радио­химик Фредерик Хэллем случайно обна­ру­жи­вает, что в запы­ленной колбе с этикеткой «Воль­фрам» вдруг оказа­лось какое-то другое веще­ство. Спек­тро­мет­ри­че­ский анализ пока­зы­вает, что это изотоп плутония, который теоре­ти­чески не может суще­ство­вать, вдобавок выяс­ня­ется, что радио­ак­тив­ность веще­ства посто­янно возрас­тает и оно испус­кает пози­троны, несущие необычно высокую энергию. Хэллем пред­ла­гает един­ственно возможную гипо­тезу: если веще­ство, которое не может суще­ство­вать согласно физи­че­ским законам нашей вселенной, все-таки суще­ствует, следо­ва­тельно, прежде оно нахо­ди­лось в парал­лельной вселенной, где эти законы иные. Через неко­торое время стано­вится ясно, что жители парал­лельной вселенной — пара­люди — созна­тельно осуществ­ляют обмен веще­ством между вселен­ными, который может проис­хо­дить беско­нечно с выде­ле­нием энергии в обеих вселенных. Таким образом, Земля полу­чает источник необык­но­венно дешевой, безопасной и эколо­ги­чески чистой энергии, полу­чивший название Элек­трон­ного Насоса, и Хэллем стано­вится благо­де­телем чело­ве­че­ства, которое и не подо­зре­вает, что основная часть как теоре­ти­че­ской, так и прак­ти­че­ской работы была проде­лана другими учеными.

Но через несколько десятков лет молодой историк науки Питер Ламонт приходит к выводу, что работа Элек­трон­ного Насоса пред­став­ляет колос­сальную угрозу для нашей вселенной. Подобно тому как темпе­ра­туры двух тел вырав­ни­ва­ются вслед­ствие второго закона термо­ди­на­мики, работа Элек­трон­ного Насоса ведет к вырав­ни­ванию свойств двух вселенных, основное отличие которых состоит в вели­чине сильных ядерных взаи­мо­дей­ствий: в нашей вселенной они гораздо слабее, чем в парал­лельной, и посте­пенное их возрас­тание в конечном счете должно привести к взрыву Солнца и всей нашей ветви галак­тики. Ламонт броса­ется со своими идеями от Отца Элек­трон­ного Насоса, который, в сущности, вышвы­ри­вает его за дверь, к высо­ко­по­став­ленным чинов­никам, но никто не хочет видеть того, чего видеть не хочет.

Тогда Ламонт пыта­ется всту­пить в контакт с пара­лю­дьми и убедить их оста­но­вить Насос. Из пара­все­ленной несколько раз посту­пали куски фольги с симво­лами и черте­жами, которые не подда­ва­лись расшиф­ровке — слишком различны способы мышления землян и пара­людей. Ламонту помо­гает Майрон Бронов­ский, известный пере­водом этрус­ских надписей. Они отправ­ляют в пара­все­ленную послания на земном языке, надеясь отыс­кать ключ к пара­сим­волам, и в конце концов Бронов­ский полу­чает ответ — напи­санное коря­выми земными буквами слово «страх», а вскоре вслед за этим два других послания, из которых следует, что Насос действи­тельно несет в себе опас­ность, но пара­все­ленная не может его оста­но­вить. Ламонт, который уже сам не пони­мает, что для него важнее — спасти чело­ве­че­ство или просто дока­зать свою правоту, дока­зать, что Отец Элек­трон­ного Насоса — дутая вели­чина, не может исполь­зо­вать эти послания как свиде­тель­ства — его неми­нуемо обвинят в подделке. Его един­ственный союзник выходит из игры, поды­тожив все проис­хо­дящее цитатой из Шиллера: «Против глупости сами боги бессильны».

На одной из планет пара­все­ленной, в мире, непред­ста­вимом для земля­нина, обитают два типа живых существ — Жесткие и Мягкие.

Жесткие имеют посто­янную форму тела, состо­я­щего из плот­ного веще­ства, и непро­зрачную оболочку. Ткани Мягких сильно разре­жены, форма тела измен­чива, они умеют стру­иться, выбра­сы­вать проту­бе­ранцы, рассти­латься и утол­щаться — все это потому, что они живут в мире с большой вели­чиной межатом­ного взаи­мо­дей­ствия, поэтому атомы, состав­ля­ющие их тело, могут нахо­диться на большом рассто­янии друг от друга. Мягкие непре­менно должны суще­ство­вать триа­дами, в которых каждая из состав­ля­ющих — рационал, пестун и эмоцио­наль — обла­дает опре­де­лен­ными каче­ствами, обес­пе­чи­ва­ю­щими гармонию и функцию триады. Рационал (левник) — носи­тель интел­лекта, эмоцио­наль (сере­динка) — чувств, пестун (правник) — инстинкта заботы о потом­стве. Части триады пери­о­ди­чески всту­пают в процесс, назы­ва­емый синтезом, в котором их тела разре­жи­ва­ются, материя пере­ме­ши­ва­ется, проис­ходит обмен энер­гией и созна­нием. Все трое при этом стано­вятся единым целым, чувства и сознание раство­ря­ются в чистой радости бытия. Синтез длится много суток, потом каждый из троих снова стано­вится самим собой. В неко­торых случаях во время синтеза проис­ходит размно­жение — завя­зы­ва­ется почка. Каждая триада должна произ­вести на свет троих детей, которые почти не отли­ча­ются друг от друга в раннем возрасте, но потом приоб­ре­тают свой­ства рацио­нала, пестуна и эмоцио­нали. Повзрослевшие дети расста­ются с роди­те­лями (до этого момента они нахо­дятся под неусыпным наблю­де­нием пестуна), а потом комби­ни­ру­ются в новые триады. Триада кончает свое суще­ство­вание в процессе, который назы­вают «пере­ходом».

И Мягкие и Жесткие живут в пещерах и пита­ются, поглощая энергию в форме тепло­вого излу­чения. Жесткие, у которых есть машины, приборы и библио­теки, обучают рацио­налов, а пестуны и эмоцио­нали в обучении не нужда­ются.

В отличие от остальных эмоцио­налей Дуа, сере­динка триады Уна (рацио­нала) и Тритта (пестуна), умеет по-насто­я­щему мыслить, её инте­ре­сует то, что эмоцио­налей инте­ре­со­вать не должно — это даже счита­ется непри­личным. Необык­но­венно развитая инту­иция помо­гает ей понять многое, недо­ступное анали­ти­че­скому разуму рацио­налов. Она узнает от Уна, что Насос, дающий энергию её миру, грозит гибелью другой вселенной. Но Жесткие не соби­ра­ются оста­нав­ли­вать Насос, планете не хватает энергии, а Насос пред­став­ляет опас­ность только для Земли, а для их мира работа Насоса ведет лишь к уско­рению осты­вания и без того давно осты­ва­ю­щего солнца. Дуа не может смириться с этой мыслью. Она нена­видит Жестких еще и потому, что приходит к ужас­ному выводу: Мягкие — это просто само­вос­про­из­во­дя­щиеся машины, созданные Жест­кими для развле­чения, а переход озна­чает смерть. Она прони­кает в пещеры Жестких, неуло­вимая, поскольку может прони­кать в камень, раство­ряться в его материи, и находит послания с Земли. Она так же неспо­собна расшиф­ро­вать их, как и Жесткие, но она улав­ли­вает заклю­ченные в символах эмоции. Именно Дуа и отправ­ляет на Землю те послания, которые полу­чают Ламонт и Бронов­ский. Она едва не гибнет от исто­щения, но ee спасают, и тут она узнает, что ошиба­лась — Мягкие не машины, а начальная стадия развития Жестких. Переход — это последний синтез, в резуль­тате кото­рого форми­ру­ется триединая особь Жест­кого, и чем неза­у­рядней состав­ля­ющие, тем более выда­ю­щаяся личность полу­ча­ется в процессе синтеза. Ун, Тритт и Дуа синте­зи­ру­ются в последний раз.

С группой тури­стов на Луну приле­тает Бен Деннисон, который когда-то подавал большие надежды как ученый, но имел неосто­рож­ность прене­бре­жи­тельно выска­заться о будущем Отце Элек­трон­ного Насоса, чем и обрек себя на безвест­ность. Так же как и Ламонт, он пришел к мысли об опас­ности Насоса. Деннисон летит на Луну в надежде возоб­но­вить иссле­до­вания в области пара­теории. Он знако­мится с Селеной Линдстрем, которая оказы­ва­ется не просто гидом, а инту­исткой — чело­веком с необы­чайно развитой инту­и­цией, — рабо­та­ющей вместе с известным физиком-луня­нином Невиллом. Селена дает идеи, а Невилл разра­ба­ты­вает их и держит уникальные способ­ности Селены в тайне, потому что стра­дает пара­нойей и боится землян. Несмотря на то что лунная колония обра­зо­ва­лась срав­ни­тельно недавно, между Луной и Землей суще­ствует неко­торый анта­го­низм. У жителей Луны уже сфор­ми­ро­вался опре­де­ленный физи­че­ский тип, они стареют гораздо медленнее, чем земляне, которых они презри­тельно назы­вают «земляш­ками». Боль­шин­ство лунян не испы­ты­вают ни ностальгии, ни почтения к праро­дине и стре­мятся к полной неза­ви­си­мости от Земли — ведь Луна способна полно­стью обес­пе­чить себя всем необ­хо­димым. Деннисон с помощью Селены начи­нает экспе­ри­менты, резуль­таты которых избав­ляют чело­ве­че­ство от нависшей над ним опас­ности, подтвер­ждают блестящую идею и заодно реаби­ли­ти­руют опаль­ного Ламонта. Суть идеи Денни­сона в том, что суще­ствует бесчис­ленное множе­ство вселенных, поэтому среди них нетрудно найти такую, которая проти­во­по­ложна по свой­ствам пара-вселенной. Эта анти­па­ра­все­ленная должна пред­став­лять собой то, что назы­вают «косми­че­ском яйцом» с очень слабыми ядер­ными взаи­мо­дей­ствиями и неимо­верной плот­но­стью. Денни­сону удается, изменяя массу пиме­зонов, «просвер­лить дыру» в космо­все­ленную, из которой тут же начи­нает проса­чи­ваться веще­ство, несущее энергию, которую можно исполь­зо­вать. И если Земля начнет полу­чать энергию двойным способом — с помощью Элек­трон­ного Насоса и протечек из космо­все­ленной, то физи­че­ские законы в земной вселенной оста­нутся неиз­мен­ными, они будут меняться только в пара­все­ленной и космо­все­ленной. Причем и для той и для другой это не пред­став­ляет опас­ности, потому что пара­люди будут полу­чать энергию от Насоса, компен­сируя уско­рение осты­вания их солнца, а в космо­все­ленной жизни быть не может.

Итак, чело­ве­че­ство преодоле­вает очередной кризис. Питер Ламонт наконец обре­тает заслу­женную славу, Денни­сону пред­ла­гают любое место в любом земном универ­си­тете или учре­ждении, но он оста­ется на Луне и прини­мает пред­ло­жение Селены стать отцом её ребенка.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.414 ms