Белый пароход (после сказки)

Краткое содержание рассказа
Читается за 6 минут(ы)

Мальчик с дедом жили на лесном кордоне. Женщин на кордоне было три: бабка, тетка Бекей — дедова дочь и жена глав­ного чело­века на кордоне, объезд­чика Ороз­кула, а еще жена подсоб­ного рабо­чего Сейдах­мата. Тетка Бекей — самая несчастная на свете, потому что у нее нет детей, за это и бьет её спьяну Орозкул. Деда Момуна прозвали расто­ропным Момуном. Прозвище такое он заслужил неиз­менной привет­ли­во­стью, готов­но­стью всегда услу­жить. Он умел рабо­тать. А зять его, Орозкул, хоть и числился началь­ником, большей частью по гостям разъ­езжал. За скотом Момун ходил, пасеку держал. Всю жизнь с утра до вечера в работе, а заста­вить уважать себя не научился.

Мальчик не помнил ни отца, ни матери. Ни разу не видел их. Но знал: отец его был матросом на Иссык-Куле, а мать после развода уехала в далекий город.

Мальчик любил взби­раться на соседнюю гору и в дедов бинокль смот­реть на Иссык-Куль. Ближе к вечеру на озере появ­лялся белый пароход. С трубами в ряд, длинный, мощный, красивый. Мальчик мечтал превра­титься в рыбу, чтобы только голова у него оста­лась своя, на тонкой шее, большая, с отто­пы­рен­ными ушами. Поплывет он и скажет отцу своему, матросу: «Здрав­ствуй, папа, я твой сын». Расскажет, конечно, как ему живется у Момуна. Самый лучший дедушка, но совсем не хитрый, и потому все смеются над ним. А Орозкул так и покри­ки­вает!

По вечерам дед расска­зывал внуку сказку.


...В давние-предавние времена жило киргиз­ское племя на берегу реки Энесай. На племя напали враги и убили всех. Оста­лись только мальчик и девочка. Но потом и дети попали в руки врагов. Хан отдал их Рябой Хромой Старухе и велел покон­чить с кирги­зами. Но когда Рябая Хромая Старуха уже подвела их к берегу Энесая, из леса вышла матка маралья и стала просить отдать детей. «Люди убили у меня моих оленят, — гово­рила она. — А вымя мое пере­пол­ни­лось, просит детей!» Рябая Хромая Старуха преду­пре­дила: «Это дети чело­ве­че­ские. Они вырастут и убьют твоих оленят. Ведь люди не то что зверей, они и друг друга не жалеют». Но мать-олениха упро­сила Рябую Хромую Старуху, а детей, теперь уже своих, привела на Иссык-Куль.

Дети выросли и поже­ни­лись. Нача­лись роды у женщины, мучи­лась она. Мужчина пере­пу­гался, стал звать мать-олениху. И послы­шался тогда издали пере­лив­чатый звон. Рогатая мать-олениха принесла на своих рогах детскую колы­бель — бешик. А на дужке бешика сереб­ряный коло­кольчик звенел. И тотчас разро­ди­лась женщина. Первенца своего назвали в честь матери-оленихи — Бугу­баем. От него и пошел род Бугу.

Потом умер один богатей, и его дети заду­мали уста­но­вить на гроб­нице рога марала. С тех пор не было маралам пощады в иссык­куль­ских лесах. И не стало маралов. Опустели горы. А когда Рогатая мать-олениха уходила, сказала, что никогда не вернется.


Снова настала осень в горах. Вместе с летом для Ороз­кула отхо­дила пора госте­ваний у чабанов и табун­щиков — прихо­дило время рассчи­ты­ваться за подно­шения. Вдвоем с Момуном они тащили по горам два сосновых бревна, и оттого Орозкул был зол на весь свет. Ему бы в городе пристро­иться, там умеют уважать чело­века. Куль­турные люди... И за то, что подарок получил, бревна потом таскать не прихо­дится. А ведь в совхоз наве­ды­ва­ется милиция, инспекция — ну как спросят, откуда лес и куда. При этой мысли в Ороз­куле вски­пела злоба ко всему и всем. Хоте­лось избить жену, да дом был далеко. Тут еще этот дед увидел маралов и чуть не до слез дошел, точно встретил братьев родных.

И когда совсем близко было до кордона, окон­ча­тельно повздо­рили со стариком: тот все отпра­ши­вался внука, пригулка этого, забрать из школы. До того дошло, что бросил в реке застрявшие бревна и ускакал за маль­чишкой. Не помогло даже, что Орозкул съездил его по голове пару раз — вырвался, сплюнул кровь и ушел.

Когда дед с маль­чиком верну­лись, узнали, что Орозкул избил жену и выгнал из дома, а деда, сказал, уволь­няет с работы. Бекей выла, прокли­нала отца, а бабка зудела, что надо поко­риться Ороз­кулу, просить у него прощения, а иначе куда идти на старости лет? Дед ведь в руках у него...

Мальчик хотел расска­зать деду, что видел в лесу маралов, — верну­лись все-таки! — да деду было не до того. И тогда мальчик снова ушел в свой вооб­ра­жа­емый мир и стал умолять мать-олениху, чтоб принесла Ороз­кулу и Бекей люльку на рогах.

На кордон тем временем прие­хали люди за лесом. И пока вытас­ки­вали бревно и делали прочие дела, дед Момун семенил за Ороз­кулом, точно преданная собака. Приезжие тоже увидели маралов — видно, звери были непу­ганые, из запо­вед­ника.

Вечером мальчик увидел во дворе кипевший на огне казан, от кото­рого исходил мясной дух. Дед стоял у костра и был пьян — мальчик никогда его таким не видел. Пьяный Орозкул и один из приезжих, сидя на корточках у сарая, делили огромную груду свежего мяса. А под стеной сарая мальчик увидел рогатую маралью голову. Он хотел бежать, но ноги не слуша­лись — стоял и смотрел на обез­об­ра­женную голову той, что еще вчера была Рогатой матерью-оленихой.

Скоро все рассе­лись за столом. Маль­чика все время мутило. Он слышал, как опья­невшие люди чавкали, грызли, сопели, пожирая мясо матери-оленихи. А потом Сайдахмат рассказал, как заставил деда застре­лить олениху: запугал, что иначе Орозкул его выгонит.

И мальчик решил, что станет рыбой и никогда не вернется в горы. Он спустился к реке. И ступил прямо в воду...

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.541 ms