Печальный детектив

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Соро­ка­двух­летний Леонид Сошнин, бывший опера­тивник уголов­ного розыска, возвра­ща­ется из мест­ного изда­тель­ства домой, в пустую квар­тиру, в самом дурном распо­ло­жении духа. Руко­пись его первой книги «Жизнь всего дороже» после пяти лет ожидания наконец-то принята к произ­вод­ству, но это изве­стие не радует Сошнина. Разговор с редак­торшей, Октяб­риной Перфи­льевной Сыро­ква­совой, которая пыта­лась высо­ко­мер­ными заме­ча­ниями унизить автора-мили­ци­о­нера, осме­лив­ше­гося назы­ваться писа­телем, разбе­редил и без того мрачные мысли и пере­жи­вания Сошнина. «Как на свете жить? Одино­кому?» — думает он по дороге домой, и мысли его тяжелы.

В милиции он свое отслужил: после двух ранений Сошнин отправлен на пенсию по инва­лид­ности. После очередной ссоры от него уходит жена Лерка, забрав с собой маленькую дочурку Светку.

Сошнин вспо­ми­нает всю свою жизнь. Он не может отве­тить на собственный вопрос: почему в жизни так много места горю и стра­данию, но всегда тесно любви и счастью? Сошнин пони­мает, что среди прочих непо­сти­жимых вещей и явлений ему пред­стоит пости­гать так назы­ва­емую русскую душу, и начи­нать ему надо с самых близких людей, с эпизодов, свиде­телем которых он был, с судеб людей, с кото­рыми стал­ки­вала его жизнь... Почему русские люди готовы пожа­леть косто­лома и крово­пус­ка­теля и не заме­тить, как рядом, в соседней квар­тире, умирает беспо­мощный инвалид войны?.. Почему так вольно и кураж­ливо живется преступ­нику средь такого добро­сер­деч­ного народа?..

Чтобы хоть на минуту отвлечься от мрачных дум, Леонид пред­став­ляет, как придет домой, сварит себе холо­стяцкий обед, почи­тает, поспит маленько, чтобы хватило сил на всю ночь — сидеть за столом, над чистым листом бумаги. Сошнин особенно любит это ночное время, когда он живет в каком-то обособ­ленном, своим вооб­ра­же­нием созданном мире.

Квар­тира Леонида Сошнина нахо­дится на окраине Вейска, в старом двух­этажном доме, где он и вырос. Из этого дома отец уходил на войну, с которой не вернулся, здесь умерла к исходу войны и мать от тяжелой простуды. Леонид остался с сестрой матери, теткой Липой, которую с детства привык звать Линой. Тетка Лина после смерти своей сестры перешла на работу в коммер­че­ский отдел Вейской железной дороги. Этот отдел «пере­су­дили и пере­са­жали разом». Тетка пыта­лась отра­виться, но её спасли и после суда отпра­вили в колонию. К этому времени Леня уже учился в областной спец­школе УВД, откуда его чуть и не выгнали из-за осуж­денной тетки. Но соседи, и главным образом одно­пол­чанин отца Лавря-казак, похо­да­тай­ство­вали за Леонида перед областным мили­цей­ским началь­ством, и все обошлось.

Осво­бо­ди­лась тетка Лина по амни­стии. Сошнин уже пора­ботал участ­ковым в отда­ленном Хайлов­ском районе, откуда привез и жену. Тетя Лина успела перед смертью понян­чить дочку Леонида, Свету, которую считала внучкой. После смерти Лины перешли Сошнины под покро­ви­тель­ство другой, не менее надежной тетки по имени Граня, стре­лоч­ницы на манев­ровой горке. Тетя Граня всю жизнь зани­ма­лась чужими детьми, и ещё маленький Леня Сошнин постигал в свое­об­разном детском саду первые навыки брат­ства и трудо­любия.

Однажды, уже после возвра­щения из Хайловска, Сошнин дежурил с нарядом милиции на массовом гулянье по случаю Дня желез­но­до­рож­ника. Четверо упив­шихся до потери памяти парней изна­си­ло­вали тетю Граню, и если бы не напарник по патрулю, пере­стрелял бы Сошнин этих пьяных, спавших на лужайке молодцов. Их осудили, и после этого случая тетя Граня стала избе­гать людей. Однажды она выска­зала Сошнину страшную мысль о том, что, осудив преступ­ников, тем самым погу­били молодые жизни. Сошнин накричал на старуху за то, что она жалеет нелюдей, и стали они сторо­ниться друг друга...

В грязном и запле­ванном подъ­езде дома к Сошнину пристают трое выпивох, требуя поздо­ро­ваться, а потом и изви­ниться за свое непо­чти­тельное пове­дение. Он согла­ша­ется, пытаясь охла­дить их пыл миро­лю­би­выми репли­ками, но главный из них, молодой бугай, не успо­ка­и­ва­ется. Разго­ря­ченные спиртным, парни набра­сы­ва­ются на Сошнина. Он, собрав­шись с силами — сказа­лись раны, боль­ничный «отдых», — побеж­дает хули­ганов. Один из них при падении ударя­ется головой об отопи­тельную батарею. Сошнин подби­рает на полу нож, шатаясь, идет в квар­тиру. И сразу звонит в милицию, сооб­щает о драке: «Одному герою башку об батарею расколол. Если че, не искали чтоб. Злодей — я».

Приходя в себя после случив­ше­гося, Сошнин опять вспо­ми­нает свою жизнь.

Они с напар­ником пресле­до­вали на мото­цикле пьяного, угнав­шего грузовик. Смер­тельным тараном грузовик мчался по улицам городка, уже оборвав не одну жизнь. Сошнин, старший по патрулю, принял решение пристре­лить преступ­ника. Его напарник выстрелил, но перед смертью води­тель грузо­вика успел столк­нуть мото­цикл пресле­до­вавших мили­ци­о­неров. На опера­ци­онном столе Сошнину чудом спасли от ампу­тации ногу. Но он остался хромым, долго и тяжело учился ходить. Во время выздо­ров­ления следо­ва­тель долго и упорно мучил его разби­ра­тель­ством: право­мерно ли было приме­нение оружия?

Вспо­ми­нает Леонид и о том, как повстречал свою будущую жену, спасая её от хули­ганов, которые пыта­лись прямо за киоском «Союз­пе­чать» снять с девушки джинсы. Вначале жизнь у них с Леркой шла в покое и согласии, но посте­пенно нача­лись взаимные упреки. Особенно не нрави­лись жене его занятия лите­ра­турой. «Экий Лев Толстой с семи­за­рядным писто­летом, со ржавыми наруч­ни­ками за поясом...» — гово­рила она.

Вспо­ми­нает Сошнин о том, как один «взял» в гости­нице городка залет­ного гастро­лера, реци­ди­виста Демона.

И наконец, вспо­ми­нает, как спив­шийся, вернув­шийся из мест заклю­чения Венька Фомин поставил окон­ча­тельный крест на его карьере опера­тив­ника... Сошнин привез дочку к роди­телям жены в дальнюю дере­веньку и уже соби­рался возвра­щаться в город, когда тесть сообщил ему, что в соседней дере­вушке пьяный мужик запер в сарае старух и грозит поджечь их, если те не выдадут ему десять рублей на опохмелье. Во время задер­жания, когда Сошнин поскольз­нулся на навозе и упал, испу­ганный Венька Фомин и всадил в него вилы... Сошнина едва довезли до боль­ницы — и едва миновал он верной смерти. Но второй группы инва­лид­ности и выхода на пенсию мино­вать не удалось.

Ночью Леонида будит ото сна страшный вопль сосед­ской девчонки Юльки. Он спешит в квар­тиру на первом этаже, где Юлька живет со своей бабкой Туты­шихой. Выпив бутылку рижского баль­зама из гостинцев, приве­зенных Юлькиным отцом и мачехой из прибал­тий­ского сана­тория, бабка Туты­шиха уже спит мертвым сном.

На похо­ронах бабки Туты­шихи Сошнин встре­чает свою жену с дочкой. На поминках они сидят рядом.

Лерка со Светой оста­ются у Сошнина, ночью он слышит, как за пере­го­родкой сопит носом дочь, и чувствует, как рядом, несмело к нему прижав­шись, спит жена. Он подни­ма­ется, подходит к дочери, поправ­ляет у нее подушку, прижи­ма­ется щекой к её голове и забы­ва­ется в каком-то сладком горе, в воскре­ша­ющей, живо­тво­рящей печали. Леонид идет на кухню, читает «Посло­вицы русского народа», собранные Далем, — раздел «Муж и жена» — и удив­ля­ется мудрости, заклю­ченной в простых словах.

«Рассвет сырым, снежным комом вкаты­вался уже в кухонное окно, когда насла­див­шийся покоем среди тихо спящей семьи, с чувством давно ему неве­домой уверен­ности в свои возмож­ности и силы, без раздра­жения и тоски в сердце Сошнин приле­пился к столу, поме­стил в пятно света чистый лист бумаги и надолго замер над ним».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.835 ms