Пастух и пастушка

Краткое содержание рассказа
Читается за 7 минут(ы)

По пустынной степи вдоль желез­но­до­рожной линии, под небом, в котором тяжелым облачным бредом просту­пает хребет Урала, идет женщина. В глазах её стоят слезы, дышать стано­вится всё труднее. У карли­ко­вого кило­мет­ро­вого столба она оста­нав­ли­ва­ется, шевеля губами, повто­ряет цифру, знача­щуюся на стол­бике, сходит с насыпи и на сигнальном кургане отыс­ки­вает могилу с пира­мидкой. Женщина опус­ка­ется на колени перед могилой и шепчет: «Как долго я искала тебя!»

Наши войска доби­вали почти уже заду­шенную груп­пи­ровку немецких войск, коман­до­вание которой, как и под Сталин­градом, отка­за­лось принять ульти­матум о безого­во­рочной капи­ту­ляции. Взвод лейте­нанта Бориса Костяева вместе с другими частями встретил проры­ва­ю­ще­гося против­ника. Ночной бой с участием танков и артил­лерии, «катюш» был страшным — по натиску обезу­мевших от мороза и отча­яния немцев, по потерям с обеих сторон. Отбив атаку, собрав убитых и раненых, взвод Костяева прибыл в ближайший хутор на отдых.

За баней, на снегу, Борис увидел убитых залпом артпод­го­товки старика и старуху. Они лежали, прикрывая друг друга. Местный житель, Хведор Хвомич рассказал, что убитые прие­хали на этот укра­ин­ский хутор с Поволжья в голодный год. Они пасли колхозный скот. Пастух и пастушка. Руки пастуха и пастушки, когда их хоро­нили, расце­пить не смогли. Боец Ланцов негромко прочитал над стари­ками молитву. Хведор Хвомич удивился тому, что крас­но­ар­меец знал молитвы. Сам он их забыл, в моло­дости ходил в безбож­никах и стариков этих агити­ровал ликви­ди­ро­вать иконы. Но они его не послу­ша­лись...

Солдаты взвода оста­но­ви­лись в доме, где хозяйкой была девушка Люся. Они отогре­ва­лись и пили само­гонку. Все были утом­лены, пьянели и ели картошку, не пьянел лишь стар­шина Мохнаков. Люся выпила вместе со всеми, сказав при этом: «С возвра­ще­нием вас... Мы так вас долго ждали. Так долго...»

Солдаты по одному укла­ды­ва­лись спать на полу. Те, кто ещё хранил в себе силы, продол­жали пить, есть, шутить, вспо­миная мирную жизнь. Борис Костяев, выйдя в сени, услышал в темноте возню и срыва­ю­щийся голос Люси: «Не нужно. Товарищ стар­шина...» Лейте­нант реши­тельно прекратил домо­га­тель­ства стар­шины, вывел его на улицу. Между этими людьми, которые вместе прошли многие бои и невзгоды, вспых­нула вражда. Лейте­нант грозился пристре­лить стар­шину, если тот ещё раз попы­та­ется обидеть девушку. Разо­зленный Мохнаков ушел в другую избу.

Люся позвала лейте­нанта в дом, где все солдаты уже спали. Она провела Бориса на чистую поло­вину, дала свой халат, чтобы он пере­оделся, и приго­то­вила за печкой корыто с водой. Когда Борис помылся и лег в постель, веки его сами собой нали­лись тяже­стью, и сон нава­лился на него.

Ещё до рассвета командир роты вызвал лейте­нанта Костяева. Люся даже не успела высти­рать его форму, чем была очень расстроена. Взвод получил приказ выбить фаши­стов из сосед­него села, послед­него опор­ного пункта. После корот­кого боя взвод вместе с другими частями занял село. Вскоре туда прибыл коман­ду­ющий фронтом со своей свитой. Никогда раньше Борис не видел близко коман­ду­ю­щего, о котором ходили легенды. В одном из сараев нашли застре­лив­ше­гося немец­кого гене­рала. Коман­ду­ющий приказал похо­ро­нить враже­ского гене­рала со всеми воин­скими поче­стями.

Борис Костяев вернулся с солда­тами в тот самый дом, где они ноче­вали. Лейте­нанта опять сморил крепкий сон. Ночью к нему пришла Люся, его первая женщина. Борис расска­зывал о себе, читал письма своей матери. Он вспо­минал, как в детстве мать возила его в Москву и они смот­рели в театре балет. На сцене танце­вали пастух и пастушка. «Они любили друг друга, не стыди­лись любви и не боялись за нее. В довер­чи­вости они были безза­щитны». Тогда Борису каза­лось, что безза­щитные недо­ступны злу...

Люся слушала затаив дыхание, зная, что такая ночь уже не повто­рится. В эту ночь любви они забыли о войне — двадца­ти­летний лейте­нант и девушка, которая была старше его на один военный год.

Люся узнала откуда-то, что взвод пробудет на хуторе ещё двое суток. Но утром пере­дали приказ ротного: на машинах дого­нять основные силы, ушедшие далеко за отсту­пившим против­ником. Люся, сраженная внезапным расста­ва­нием, сначала оста­лась в избе, потом не выдер­жала, догнала машину, на которой ехали солдаты. Не стес­няясь никого, она цело­вала Бориса и с трудом от него оторва­лась.

После тяжелых боев Борис Костяев просился у зампо­лита в отпуск. И замполит уже было решился отпра­вить лейте­нанта на крат­ко­срочные курсы, чтобы тот мог на сутки заехать к любимой. Борис уже пред­ставлял свою встречу с Люсей... Но ничего этого не произошло. Взвод даже не отвели на пере­фор­ми­ровку: мешали тяжелые бои. В одном из них геройски погиб Мохнаков, с проти­во­тан­ковой миной в вещмешке бросив­шись под немецкий танк. В тот же день Бориса ранило осколком в плечо.

В медсан­бате народу было много. Борис подолгу ждал пере­вязок, лекарств. Врач, огля­дывая рану Бориса, не понимал, почему этот лейте­нант не идет на поправку. Тоска съедала Бориса. Однажды ночью врач зашел к нему и сказал: «Я назначил вас на эваку­ацию. В походных усло­виях души не лечат...»

Сани­тарный поезд увозил Бориса на восток. На одном из полу­станков он увидел женщину, похожую на Люсю... Сани­тарка вагона Арина, присмат­ри­ваясь к моло­дому лейте­нанту, удив­ля­лась, почему ему с каждым днем стано­вится все хуже и хуже.

Борис смотрел в окно, жалел себя и раненых соседей, жалел Люсю, остав­шуюся на пустынной площади укра­ин­ского местечка, старика и старуху, зако­панных в огороде. Лиц пастуха и пастушки он уже не помнил, и выхо­дило: похожи они на мать, на отца, на всех людей, которых он знал когда-то...

Однажды утром Арина пришла умывать Бориса и увидела, что он умер. Его похо­ро­нили в степи, сделав пира­мидку из сигналь­ного стол­бика. Арина горестно пока­чала головой: «Такое легкое ранение, а он умер...»

Послушав землю, женщина сказала: «Спи. Я пойду. Но я вернусь к тебе. Там уж никто не в силах разлу­чить нас...»

«А он, или то, что было им когда-то, остался в безмолвной земле, опутанный корнями трав и цветов, утихших до весны. Остался один — посреди России».

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.198 ms