Нанкинский Христос

Краткое содержание рассказа
Читается за 4 минут(ы)

Сун Цзинь-хуа, пятна­дца­ти­летняя прости­тутка, сидит дома и грызет арбузные семечки. Время от времени она смотрит на маленькое брон­зовое распятие, висящее на стене ее убогой комна­тушки, и в ее глазах появ­ля­ется надежда. Цзинь-хуа — като­личка. Она стала прости­туткой, чтобы прокор­мить себя и старика отца. Цзинь-хуа уверена, что «господин Христос» пони­мает, что у нее на сердце, и ее ремесло не поме­шает ей попасть на небо, «иначе господин Христос был бы все равно что поли­цей­ский из участка в Яоцзякао». Когда она говорит об этом япон­скому туристу, с которым провела ночь, он улыба­ется и дарит ей на память нефри­товые сережки.

Месяц спустя Цзинь-хуа заболе­вает сифи­лисом, и ей не помо­гают никакие лекар­ства. Однажды ее подруга говорит, что суще­ствует поверье, будто болезнь надо поскорее отдать кому-нибудь другому — тогда через два-три дня человек выздо­ро­веет. Но Цзинь-хуа не хочет никого зара­жать дурной болезнью и не прини­мает гостей, а если кто и заходит, она только сидит и курит с ним, поэтому гости посте­пенно пере­стают к ней ходить и ей стано­вится все труднее сводить концы с концами. И вот однажды к ней приходит подвы­пивший иностранец — заго­релый боро­датый мужчина лет трид­цати пяти. Он не пони­мает по-китайски, но слушает Цзинь-хуа с такой веселой добро­же­ла­тель­но­стью, что у девушки стано­вится радостно на душе. Гость кажется ей прекраснее всех иностранцев, которых она до сих пор видела, не говоря уже о ее земляках из Нанкина. Однако ее не остав­ляет чувство, что она где-то уже видела этого чело­века. Пока Цзинь-хуа пыта­ется вспом­нить, где она могла его видеть, незна­комец подни­мает вверх два пальца — это озна­чает, что он пред­ла­гает ей два доллара за ночь. Цзинь-хуа качает головой. Незна­комец решает, что ее не устра­и­вает цена, и подни­мает три пальца. Так он посте­пенно доходит до десяти долларов — суммы огромной для бедной прости­тутки, но Цзинь-хуа все равно отка­зы­вает ему и даже сердито топает ногой, отчего распятие срыва­ется с крючка и падает к ее ногам. Поднимая распятие, Цзинь-хуа глядит на лицо Христа, и оно кажется ей живым подо­бием лица ее гостя, сидя­щего за столом.

Ошелом­ленная своим откры­тием, Цзинь-хуа забы­вает обо всем на свете и отда­ется иностранцу. Когда она засы­пает, ей снится небесный град; она сидит за столом, устав­ленным яствами, а за ее спиной на стуле из санда­ло­вого дерева сидит иностранец, и вокруг его головы сияет нимб. Цзинь-хуа пригла­шает его разде­лить с ней трапезу. Иностранец отве­чает, что он, Иисус Христос, не любит китай­скую кухню. Он говорит, что если Цзинь-хуа съест угощение, то ее болезнь за ночь пройдет. Когда Цзинь-хуа просы­па­ется, рядом с ней никого нет. Она думает, что иностранец с лицом Христа ей тоже приснился, но в конце концов решает: «Нет, это был не сон». Ей стано­вится грустно оттого, что человек, кото­рого она полю­била, ушел, не сказав ей на прощание ни слова, не заплатив обещанные десять долларов. И вдруг она чувствует, что, благо­даря чуду, свер­шив­ше­муся в ее теле, страшные язвы бесследно исчезли. «Значит, это был Христос», — решает она и, встав на колени перед распя­тием, горячо молится.

Весной следу­ю­щего года япон­ский турист, который когда-то уже приходил к Цзинь-хуа, снова наве­щает ее. Цзинь-хуа расска­зы­вает ему, как Христос, сойдя однажды ночью в Нанкин, явился ей и исцелил от болезни. Турист вспо­ми­нает, как некий метис по имени Джордж Мерри, человек дурной, недо­стойный, хвастался, что провел в Нанкине ночь с прости­туткой, а когда та уснула, сбежал поти­хоньку. Он слышал также, что потом этот человек сошел с ума на почве сифи­лиса. Он дога­ды­ва­ется, что Цзинь-хуа зара­зила Джорджа Мерри, но не желает разо­ча­ро­вы­вать набожную женщину. «И ты ни разу с тех пор не болела?» — спра­ши­вает япон­ский турист. «Нет, ни разу», — твердо отве­чает Цзинь-хуа с ясным лицом, продолжая грызть арбузные семечки.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.21 ms