В поисках жанра

Краткое содержание рассказа
Читается за 8 минут(ы)

Артист ориги­наль­ного жанра Павел Дуров проводит ночь на штрафной площадке ГАИ провин­ци­аль­ного городка. Бампер его «Жигулей» разбит «ЗИЛом»-поли­валкой, приютиться на ночь ему негде. Размышляя о том, почему колесит он по всей стране без видимой цели, Дуров чувствует, что «потерял свои пазы», утратил свое место в жизни и ощущение необ­хо­ди­мости жанра. Он не пони­мает, держится ли за право быть созда­телем чудес или стыдится своего жанра. Он не знает, нужны ли кому-нибудь чудеса.

Дуров прислу­ши­ва­ется к разго­вору мерт­вецов — жертв дорожно-транс­портных проис­ше­ствий, собрав­шихся ночью на штрафной площадке, и пыта­ется узнать у них: что там, откуда они приходят? Но один из мерт­вецов грустно отве­чает ему: не вашего пока что это ума дело. Уснув­шему Дурову снится чудесная пора, когда он был полно­правной частью, а может быть, и центром жизни.

Проснув­шись и починив машину, Дуров продол­жает свой путь. Непо­да­леку от Феодосии он берет попутчиц, одна из которых, продав­щица пива Алла Филипук, разыс­ки­вает своего возлюб­лен­ного Николая Соло­вей­кина. Как ни пыта­ется Алла уверить себя, что для любви необ­хо­димо жить одними инте­ре­сами с любимым и испы­ты­вать к нему уважение, в конце пути она призна­ется, что именно Колька-паразит сделал её насто­ящей женщиной и только в этом причина её стрем­ления к нему. Изменив свой маршрут, Дуров довозит Аллу до парома и плывет с нею через Керчен­ский пролив в Ново­рос­сийск, где Алла и находит непу­те­вого Николая. Тот сидит на палубе земсна­ря­дами точит зубило, «чтобы выявить у себя сильные стороны натуры». После ночи любви со «сладкой» Аллой Николай выходит на палубу и вплавь поки­дает земснаряд.

Ещё одной попут­чицей Дурова стано­вится Маманя. Она садится в его машину близ Великих Лук и расска­зы­вает, что едет к дочери Зинаиде в поселок Сольцы Новго­род­ской области. Зять Константин загулял с библио­те­каршей Лари­ской, Маманя едет улажи­вать семейные проблемы. По дороге Дуров подвозит бухгал­тера областной тюрьмы Жукова, и Маманя быст­ренько дого­ва­ри­ва­ется, что тот заедет в Сольцы, чтобы пригро­зить зятю. Попав в гости к Мама­ниным родствен­никам, Дуров не сразу выби­ра­ется от них. Он опорож­няет бесчис­ленные поллит­ровки, ест Мама­нины пель­мени, спит с краса­вицей Зина­идой и мечтает о чуде. В это время прие­хавший в Сольцы Жуков влюб­ля­ется в Лариску-разлуч­ницу.

Проснув­шись после бурной пьяной и любовной ночи, Дуров чувствует, как «что-то было близко, но не свер­ши­лось, разго­ре­лось почти вовсю, но погасло». И все-таки он счастлив оттого, что был готов распе­ча­тать мешки с рекви­зитом, был в двух шагах от жанра.

По дороге на юг Дуров знако­мится с Лешей Хари­то­новым. На «Моск­виче» собственной сборки тот уже третью неделю везет свою большую семью из Тюмени в Крым. Вся семья, даже теща, верит, что несмотря ни на что достигнет цели. Вскоре у «Моск­вича» отка­зы­вают тормоза и он свали­ва­ется в кювет. Дуров проез­жает было мимо на своих новых «Жигулях», но скоро сам едва не стано­вится жертвой аварии. Тогда он возвра­ща­ется, берет семью Леши Хари­то­нова в свою машину и отвозит в Кокте­бель, к морю. Самого же Дурова ждут в дешевом отеле на Золотых Песках коллеги, артисты выми­ра­ю­щего жанра. Они дого­во­ри­лись отдох­нуть вместе, не говоря ни слова о работе. Но Дуров не торо­пится к ним, понимая: им не избе­жать разго­воров о том, что жанр убегает из-под колес...

В небольшом прибал­тий­ском городке Дурова прини­мают за фаль­ши­во­мо­нет­чика, потому что он распла­чи­ва­ется новень­кими купю­рами, как раз такими, какие изго­товил насто­ящий фаль­ши­во­мо­нетчик. Дуров же получил эти деньги за поста­новку спор­тив­ного празд­ника «День, звени!». Ему удается оправ­даться только тем, что он дарит все купюры незна­комым моло­до­женам с мест­ного комби­ната. Кое-как выбрав­шись со свадьбы, в дороге он встре­чает своего коллегу, бывшего нераз­луч­ного друга Сашку, и выяс­няет, что Сашка и есть тот самый фаль­ши­во­мо­нетчик, за кото­рого приняли Дурова. Бывший иллю­зи­о­нист изго­товил фаль­шивые деньги от отча­яния. Услышав рассказ Дурова о путе­ше­ствии в поисках жанра, Сашка сжигает фаль­шивые купюры и, слегка колдуя, изымает из обра­щения те, которые уже успел пустить в оборот.

Следу­ющий пассажир Дурова — юный хиппи Арка­диус. Школу он бросил, в армию не пошел из-за плос­ко­стопия. Теперь Арка­диус едет в Москву, чтобы посмот­реть «Мону Лизу», нахо­дя­щуюся там проездом из Японии в Париж. В каче­стве платы за проезд Арка­диус отдает Дурову стихи собствен­ного сочи­нения — о театре без стен и крыши, который разбили на дере­вен­ской улице четыр­на­дцать бездель­ников и капитан Иван. Неожи­данно Дуров пони­мает, что те пятна­дцать, о которых напи­сано это стихо­тво­рение, — он и его коллеги по жанру. Подда­ваясь мгно­вен­ному порыву, он едет в Долину, где и должно произойти чудо.

Иллю­зи­о­нисты Алек­сандр, Брюс, Вацлав, Гийом, Дитер, Евсей, Жан-Клод, Збигнев, Кэндза­буро, Луиджи, Махмуд, Норман и Оскар соби­ра­ются в горах непо­да­леку от лагеря гляцио­логов. Каждый из них пережил за эти годы счастье в любви, тонул, погибал, выплывал, выка­раб­ки­вался, унывал и бесился от отча­яния, но никто не предал моло­дость за большие или малые деньги, никто не приобрел в путе­ше­ствиях наглость, жесто­кость и свин­ство.

Лагерь покинут гляцио­ло­гами, потому что ожида­ется сход лавин. Но иллю­зи­о­нисты решают превра­тить эту Долину в долину чудес и разво­ра­чи­вают свой реквизит: Гене­ратор Как Будто, Тарелки Эхо, Бочку Олице­тво­рения, Шланги Прошлого, Поро­ховые Нити Буду­щего и т.п. Тут три огромных лавины сметают и фокус­ников, и их чудеса.

Юный Арка­диус злится, попав в Москву: оказы­ва­ется, долго­жданное свидание с «Моной Лизой» будет проис­хо­дить не наедине, а в толпе людей; совре­менный мир препод­носит ему очередную «лажу». Но вдруг, когда он вгля­ды­ва­ется в картину, Мона Лиза припод­ни­мает руку, закрывая свою улыбку, и Арка­диус видит её ладонь — то чудо и счастье, кото­рого хватит ему на всю жизнь.

Неиз­вестно, какие явления произошли в лавинной массе, но ночью Дуров и его това­рищи оказы­ва­ются на её поверх­ности. Их реквизит уничтожен, у них не оста­лось ни чувств, ни воспо­ми­наний. Как вдруг они видят вдалеке другую долину и пони­мают, что она-то и есть истинная Долина, к которой все они стре­ми­лись. Их окру­жает воздух любви, на их глазах совер­ша­ется чудо озер, чудо дерев, чудо ночных светил, чудо травы и цветов. Друзья идут за чудом льва в глубь Долины и гото­вятся к встрече с новыми чуде­сами.  Пересказала Т. А. Сотникова

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.506 ms