Детские годы Багрова-внука

Краткое содержание рассказа
Читается за 11 минут(ы)

В книге, в сущности мему­арной, описы­ва­ются первые десять лет жизни ребенка (1790-е гг.), прове­денные в Уфе и деревнях Орен­бург­ской губернии.

Автор воспро­из­водит детское воспри­ятие, для кото­рого все внове и все одина­ково важно, события не делятся на главные и второ­сте­пенные: потому в «Детских годах» фабула прак­ти­чески отсут­ствует.

Все начи­на­ется с бессвязных, но ярких воспо­ми­наний о младен­че­стве и раннем детстве — человек помнит, как его отни­мали от корми­лицы, помнит долгую болезнь, от которой он чуть не умер, — одно солнечное утро, когда ему стало легче, странной формы бутылку рейн­вейну, висюльки сосновой смолы в новом дере­вянном доме и т.д. Самый частый образ — дорога: путе­ше­ствия счита­лись лекар­ством. (Подробное описание пере­ездов в сотни верст — к родным, в гости и т.п. — зани­мает большую часть «Детских годов».) Выздо­рав­ли­вает Сережа после того, как ему стано­вится особенно плохо в большом путе­ше­ствии и роди­тели, принуж­денные оста­но­виться в лесу, постлали ему постель в высокой траве, где он и пролежал двена­дцать часов, не в силах поше­ве­литься, и «вдруг точно проснулся». После болезни ребенок испы­ты­вает «чувство жалости ко всему стра­да­ю­щему».

С каждым воспо­ми­на­нием Сережи «слива­ется посто­янное присут­ствие матери», которая его выхо­дила и любила, может быть поэтому, больше других своих детей.

После­до­ва­тельные воспо­ми­нания начи­на­ются с четы­рех­лет­него возраста. Сережа с роди­те­лями и младшей сестрой живут в Уфе. Болезнь «довела до крайней воспри­им­чи­вости» нервы маль­чика. По рассказам няньки, он боится мерт­вецов, темноты и проч. (разно­об­разные страхи будут мучить его и дальше). Читать его научили так рано, что он даже не помнит об этом; книга у него была только одна, он знал её наизусть и каждый день читал вслух сестре; так что когда сосед С. И. Аничков подарил ему «Детское чтение для сердца и разума» Нови­кова, мальчик, увлек­шись книгами, был «точно как поме­шанный». Особенное впечат­ление произ­вели на него статьи, объяс­ня­ющие гром, снег, мета­мор­фозы насе­комых и т.п.

Мать, изму­ченная болезнью Сережи, боялась, что сама забо­лела чахоткой, роди­тели собра­лись в Орен­бург к хоро­шему доктору; детей же отвезли в Багрово, к роди­телям отца. Дорога пора­зила ребенка: переезд через Белую, собранная галька и окаме­не­лости — «штуфы», большие деревья, ночевки в поле и особенно — рыбная ловля на Деме, которая сразу свела маль­чика с ума не меньше чтения, огонь, добытый кремнем, и огонь лучины, родники и т.п. Любо­пытно все, даже то, «как нали­пала земля к колесам и потом отва­ли­ва­лась от них толстыми пластами». Отец раду­ется всему этому вместе с Сережей, а любимая мать, наоборот, равно­душна и даже брезг­лива.

Встре­ченные в пути люди не только новы, но и непо­нятны: непо­нятна радость родовых багров­ских крестьян, встре­тивших семью в деревне Пара­шине, непо­нятны отно­шения крестьян со «страшным» старо­стой и т.п.; ребенок видит, между прочим, жатву в жару, и это вызы­вает «невы­ра­зимое чувство состра­дания».

Патри­ар­хальное Багрово не нравится маль­чику: дом маленький и печальный, бабушка и тётушка одеты не лучше слуг в Уфе, дед суров и страшен (Сережа был свиде­телем одного из его безумных припадков гнева; позже, когда дед увидел, что «маменькин сынок» любит не только мать, но и отца, их отно­шения с внуком внезапно и резко изме­ни­лись). Детей гордой невестки, «брез­го­вавшей» Багровом, не любят. В Багрове, до того него­сте­при­имном, что даже кормили детей плохо, брат и сестра прожили с лишком месяц. Сережа развле­ка­ется, пугая сестру расска­зами о небы­валых приклю­че­ниях и вслух читая ей и своему люби­мому «дядьке» Евсеичу. Тётушка дала маль­чику «Сонник» и какой-то воде­виль, сильно подей­ство­вавшие на его вооб­ра­жение.

После Багрова возвра­щение домой так подей­ство­вало на маль­чика, что он, опять окру­женный общей любовью, вдруг повзрослел. В доме гостят молодые братья матери, военные, окон­чившие Москов­ский универ­си­тет­ский благо­родный пансион: от них Сережа узнает, что такое стихи, один из дядей рисует и учит этому Сережу, отчего кажется маль­чику «высшим суще­ством». С. И. Аничков дарит новые книги: «Анабасис» Ксено­фонта и «Детскую библио­теку» Шишкова (которую автор очень хвалит).

Дяди и прия­тель их адъютант Волков, играя, дразнят маль­чика, между прочим, за то, что он не умеет писать; Сережа обижа­ется всерьез и однажды кида­ется драться; его нака­зы­вают и требуют, чтобы он просил прощенья, но мальчик считает себя правым; один в комнате, постав­ленный в угол, он мечтает и, наконец, заболе­вает от волнения и уста­лости. Взрослые присты­жены, и дело конча­ется общим прими­ре­нием.

По просьбе Сережи его начи­нают учить писать, пригласив учителя из народ­ного училища. Однажды, видимо, по чьему-то совету, Сережу посы­лают туда на урок: грубость и учеников и учителя (который был так ласков с ним дома), порка вино­ватых очень пугают ребенка.

Отец Сережи поку­пает семь тысяч десятин земли с озерами и лесами и назы­вает её «Серге­ев­ской пустошью», чем мальчик очень горд. Роди­тели соби­ра­ются в Серге­евку, чтобы лечить мать башкир­ским кумысом, весной, когда вскро­ется Белая. Сережа не может думать ни о чем другом и с напря­же­нием следит за ледо­ходом и разливом реки.

В Серге­евке дом для господ не достроен, но веселит даже это: «Окон и дверей нет, а удочки готовы». До исхода июля Сережа, отец и дядька Евсеич удят на озере Киишки, которое мальчик считает своим собственным; Сережа впервые видит ружейную охоту и чувствует «какую-то жадность, какую-то неиз­вестную радость». Лето портят только гости, правда неча­стые: посто­ронние, даже ровес­ники, тяготят Сережу.

После Серге­евки Уфа «опосты­лела». Сережу развле­кает только новый подарок соседа: собрание сочи­нений Сума­ро­кова и поэма «Россиада» Херас­кова, которую он декла­ми­рует и расска­зы­вает родным разные выду­манные им самим подроб­ности о любимых персо­нажах. Мать смеется, а отец беспо­ко­ится: «Откуда это все у тебя берется? Ты не сделайся лгунишкой». Приходят изве­стия о смерти Екате­рины II, народ прися­гает Павлу Петро­вичу; ребенок внима­тельно слушает не всегда понятные ему разго­воры обес­по­ко­енных взрослых.

Приходит изве­стие о том, что дедушка умирает, и семья сразу соби­ра­ется в Багрово. Сережа боится видеть умира­ю­щего дедушку, боится, что маменька от всего этого захво­рает, что зимой они замерзнут в пути. В дороге маль­чика мучают печальные пред­чув­ствия, и вера в пред­чув­ствия укоре­ня­ется с этих пор в нем на всю жизнь.

Дедушка умирает через сутки после приезда родных, дети успе­вают попро­щаться с ним; «все чувства» Сережи «подав­лены страхом»; особенно пора­жают его объяс­нения няньки Параши, почему дед не плачет и не кричит: он пара­ли­зован, «глядит во все глаза да только губами шевелит». «Я почув­ствовал всю беско­неч­ность муки, о которой нельзя сказать окру­жа­ющим».

Пове­дение багров­ской родни непри­ятно удив­ляет маль­чика: четыре тетки воют, пова­лив­шись в ноги брату — «насто­я­щему хозяину в доме», бабушка подчерк­нуто усту­пает власть матери, а матери это противно. За столом все, кроме Матери, плачут и едят с большим аппе­титом. И тогда же, после обеда, в угловой комнате, глядя на неза­мер­за­ющий Бугу­руслан, мальчик впервые пони­мает красоту зимней природы.

Вернув­шись в Уфу, мальчик опять пере­жи­вает потря­сение: рожая ещё одного сына, чуть не умирает мать.

Став хозя­ином Багрова после смерти деда, отец Сережи выходит в отставку, и семья пере­ез­жает в Багрово на посто­янное житье. Сель­ские работы (молотьба, косьба и пр.) очень зани­мают Сережу; он не пони­мает, почему мать и маленькая сестра к этому равно­душны. Добрый мальчик пыта­ется жалеть и утешать быстро одряхлевшую после смерти мужа бабушку, которую он до того, в сущности, не знал; но её обык­но­вение бить дворовых, весьма обычное в поме­щи­чьем быту, быстро отвра­щает от нее внука.

Роди­телей Сережи зовет в гости Прас­ковья Куро­ле­сова; отец Сережи счита­ется её наслед­ником и потому ни в чем не перечит этой умной и доброй, но властной и грубо­ватой женщине. Богатый, хотя и несколько аляпо­ватый дом вдовы Куро­ле­совой пона­чалу кажется ребенку дворцом из сказок Шахе­ре­зады. Подру­жив­шись с матерью Сережи, вдова долго не согла­ша­ется отпус­кать семью назад в Багрово; между тем сует­ливая жизнь в чужом доме, вечно напол­ненном гостями, утом­ляет Сережу, и он с нетер­пе­нием думает об уже милом ему Багрове.

Вернув­шись в Багрово, Сережа впервые в жизни в деревне по-насто­я­щему видит весну: «я <...> следил за каждым шагом весны. В каждой комнате, чуть ли не в каждом окне, были у меня заме­чены особые пред­меты или места, по которым я произ­водил свои наблю­дения...» От волнения у маль­чика начи­на­ется бессон­ница; чтобы он лучше засыпал, ключ­ница Пелагея расска­зы­вает ему сказки, и между прочим — «Аленький цветочек» (эта сказка поме­щена в прило­жении к «Детским годам...»).

Осенью по требо­ванию Куро­ле­совой Багровы гостят в Чура­сове. Отец Сережи обещал бабушке вернуться к Покрову; Куро­ле­сова не отпус­кает гостей; в ночь на Покров отец видит страшный сон и утром полу­чает изве­стие о болезни бабушки. Осенняя дорога назад тяжела; пере­прав­ляясь у Симбирска через Волгу, семья чуть не пото­нула. Бабушка умерла в самый Покров; это страшно пора­жает и Сере­жи­ного отца, и капризную Куро­ле­сову.

Следу­ющей зимой Багровы соби­ра­ются в Казань, помо­литься тамошним чудо­творцам: там никогда не был не только Сережа, но и его мать. В Казани пред­по­ла­гают провести не больше двух недель, но все скла­ды­ва­ется иначе: Сережу ожидает «начало важней­шего события» в его жизни (Акса­кова отдадут в гимназию). Здесь конча­ется детство Багрова-внука и начи­на­ется отро­че­ство.

Источник:Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.


время формирования страницы 2.071 ms